Русский писатель и поэт Михаил Тарковский в Афинах: «Русский Мир существует и он огромен»

С 23 по 29 апреля в Греции находился русский писатель и поэт Михаил Тарковский, посетивший страну в рамках Года Русской Литературы по приглашению Центра Культуры и Развития «АВАНГАРД». За пять дней пребывания с Михаилом Тарковским познакомилась не только греческая общественность Афин, но и любители литературы города Трикала в Фессалии и острова Лесбос, где русского поэта и писателя принимали особенно горячо. 

Михаил Тарковский – внук поэта Арсения Тарковского и племянник кинорежиссера Андрея Тарковского, в лице которого оба знаменитых «предка» нашли своего достойного продолжателя в искусстве. Но самое главное даже не в этом: Михаил Тарковский избрал пространством для своего творчества просторы Восточной Сибири, «от океана до океана», огромную «книгу» русской истории и культуры, «где Енисей представлял собой ее корешок, склеивающий западные и восточные страницы» …

Михаил Тарковский уже более четверти века сибиряк. В Сибирь он уехал сразу же после окончания института и ни минуту не пожалел о том, что оставил Москву, где его семейное имя служило бы залогом, если не моментального успеха в искусстве, то хотя бы того, что к первым шагам и «потугам» его в искусстве отнесутся с особым вниманием.

Но все дело в том, что вовсе не искусство поначалу поманило Михаила, а мужская романтика, мечта о Сибири, где жить, безусловно, труднее, но дышится легче и вольнее. Сибирь стала для него домом, источником вдохновения, постоянной темой.

«Я родился в Москве в 1958 году. Наисильнейшее влияние на мою судьбу оказала бабушка, которая открыла мне трое ворот: в русскую литературу, в русскую природу и в православный храм. Мы объездили с ней всю Среднюю Россию. Когда я был в третьем классе, он привезла меня в Оптину Пустынь (где ныне восстановлен стариннейший православный монастырь) и там посадила за чтение «Братьев Карамазовых» Достоевского, которую считаю одной из самых великих книг. С бабушкиной подачи я прочитал еще и много книг о Сибири и Дальнем Востоке. Она почему-то хотела, чтоб я жил в лесу и с детства настраивала меня на лесную работу. Кончилось тем, что еще со школы я уже мечтал стать полевым зоологом, а точнее специалистом по птицам. Бабушка рассказывала мне о Енисее – Сибирской реке длиной 4 тысячи километров, куда в свое время отправила набраться уму-разуму своего сына – знаменитого режиссера Андрея Тарковского, который приходится мне родным дядькой. Близкое знакомство с его творчеством заложило во мне отношение к искусству, как к подвижничеству. Как к делу, которому служат».

В Грецию Михаил Тарковский привез свою первую серьезную «пробу пера» в кино: автобиографический документальный фильм «Замороженное время», снятый по его сценарию и с ним самим в главной роли. «Первую пробу пера» – это по большому счету, так как писатель являлся одним из авторов сценария другого интереснейшего документального фильма о Сибири – «Счастливые люди».

Для почитателей творчества Андрея Тарковского – а здесь речь идет уже не о соотечественниках Михаила Тарковского, а о греках, которые знают наизусть все фильмы этого крупнейшего режиссера и его знаменитую, переведенную на греческий язык книгу «Запечатленное время» — ассоциации со знаменитый «тарковским» «Зеркалом» очевидны. Тем более, что, как и «Зеркало», «Замороженное время» посвящено Марии Ивановне Вишняковой, матери Андрея Тарковского и бабушке Михаила, фактически вопитавшей обоих и поставившей их на нелегкую стезю служения искусству. Фильм не только стал живой иллюстрацией к рассказу Михаила о своем творчестве, но помог грекам увидеть воочию, что же представляет собой русская Сибирь, чем и как она живет, осознать огромность, своеобразие и многообразие России. Изумителен был и текст «за кадром» — настоящая исповедь человека и пистеля, написанная языком русской классической реалистической поэзии и прозы.

«К окончанию школы я имел ясное желание отправиться в Сибирь – хотя бы на нее взглянуть. Взглянуть удалось на Енисей летом после 9-ого класса. Вид гор, тайги и горных рек, трудовые будни промысловиков и различных экспедиционников навсегда заворожили. После института (я учился по специальности география-биология) я уехал работать на Енисей, где вскоре стал охотником-промысловиком. Промысел для меня стал главным смыслом существования. Я ощущал себя продолжателем старинного русского дела – промысла. Приобщение к многовековой традиции давало необыкновенные силы. Одновременно я писал стихи, а затем и рассказы. В обстановке таежного одиночества, на фоне невообразимой красоты природы необыкновенно обостряется внутренняя жизнь. И все это вместе – и потная мужская работа, и великолепная зимняя природа, и какая-то праведность одинокой жизни в тайге, и стихи русских поэтов давали какой-то необыкновенно осмысленный и сильный настрой».

В жизни и творчестве Михаила Тарковского первостепенное значение имеют такие ценности, как Родина, православие, традиции. То есть, именно то, что особенно близко сегодня грекам, то, что они всеми силами пытаются уберечь от растворения в едином море современной европейской культуры, уберечь от глобализационных процессов. Сохранение этих ценностей имеет для греков не меньшее, а то и большее значение, чем возвращение мрамора Парфенона из Британского музея: ведь эти «три кита» — патриотизм, православие, традиция — уже давно попали в «красную книгу», и бороться за дело их сохранения становится все тяжелее и тяжелее. В процессе общения с греческими слушателями во всех трех точках материковой и островной Греции выяснилось, что грекам и русскому писателю есть о чем поговорить и помимо тем, касающихся писательского и поэтического творчества! Михаил Тарковский распахнул для греков границы русского мира, которые для многих ограничивались его двумя столицами…

«Этот мир огромен и в пространстве и во времени. И в своей неделимости. И огромен в душах людей, которые им живут, ему служат. Мне кажется, вот эта последняя огромность даже важней – она залог того, что ту огромность можно сохранить, отстоять. А просто «возможно ли сохранить» – вопрос так не ставиться. Вот, допустим, задача: «удержать эту высоту». И никто не рассуждает, «возможно ли удержать», «невозможно». Просто берут и костьми ложатся.

Русский мир он многослоен. В пространственном плане границы Русского мира от Океана до Океана. Это абсолютно материальное реальное пространство. Непостижимое, требующее от каждого из нас осмысления. Этому можно жизнь посвятить. И ничего не понять. Я думаю, жители Греции не представляют, что такое просторы Эвенкии, Таймыра, Якутии. Что такое проехать на машине от Красноярска до Владивостока или обратно. И что такое такие миры, как Байкал, Бурятия, Читинская область, Амурская область. Что вообще такое отрезок федеральной трассы Чита-Хабаровск М-58 длиной 2200 км. Что такое Сахалин. Или Горный Алтай. Или Енисей длиной почти 4 тысячи километров. Или охотская тайга – где и горы, и реки и океан рядом. Это абсолютно фантастические оковалки земной плоти, и осознать их, пропустить через душу, ощутить свою причастность – дело почти непосильное.

Но самое главное – это люди. Какие они? О чем они думают? Чем живут? Почему они русские. И как может быть: вот Приморье, Хасанский район. Сопки Маньчжурии. Своеобразнейший облик. Леопардовые земли… И вот граница – дальше Корея. И при полном единообразии природы – граница цивилизаций.

А история освоения этих земель… Люди, открывавших их… Причем не как англо-саксы, которые в крови утопили коренные народы. Не как завоеватели, а как первопроходцы. И какие отношения сложились между русскими и коренным населением, как дивились наши предки на эти народы, их опыт, культуру, как искренне приобщались к таежной жизни, обменивались опытом. Мне скажут: а как же спаивание коренных народов? А я отвечу: коренные народы подкосила ни злая воля русских, а сам по себе контакт с цивилизацией, к которому они оказались не готовы, просто в данном случае эту цивилизацию представляли славяне. Тем более, что с таким же успехом можно сказать, что русских тоже споили.

Лично для меня Русский мир — это те люди, которые кладут жизнь на то, чтобы сделать эту землю лучше, это подвижники, которые делают дело по велению сердца, для которых смысл жизни – служение Отечеству. Насколько удивителен мир Енисея, Байкала, Горного Алтая — настолько удивительны люди, выразители и хранители этих мест. Вместе они создают полотно, пока еще тонкое, но уже имеющее силу. Причем это могут быть люди совершенно разные, работающие на земле и с землей, священники, музыканты, учителя, писатели, художники, издатели, музейщики».

Михаил Тарковский оказался впервые в Греции. Греческий мир для него был, прежде всего миром античным, миром греческой мифологии на страницвх знаменитой книги Николая Куна. Здесь же он узнал другую Грецию – Грецию православную, такую близкую по духу и образу мышления к русскому миру, что практически ничего и объяснять-то не приходилось.

Путешествие в Метеоры, мир заоблачных, парящих в небесах монастырей, стал для Михаила Тарковского настоящим открытием, как открытием стал мир греческой природы, где от высоченных гор до синего моря буквально один шаг: причем, впечатления усиливались от того, что смотрел он на весеннюю, буйно цветущие и благоухающие пейзажи не только как поэт, но как зоолог и орнитолог. Оказалось, что сосредоточенный на краю Балканского полуострова греческий мир не менее разнообразен и богат, чем мир русской тайги, близкий ему не только как ученому-практику, но и как охотнику-промысловику.

Откровением стало для Михаила Тарковского путешествие на Лесбос, на «остров святых», как его называют многочисленные паломники, прибывающие на остров круглый год, бесконечными тугими волнами.

Соорганизаторы встречи, руководство Торгово-Промышленная Палата острова, внимательнейшим образом изучили интервью Михаила Тарковского на греческом языке, данное писателем центральной афинской газете «Авги» в воскресенье 19 апреля. Результаатом стали два наполненных событиями, встречами и музеями дня, ставшие для русского писателя путешествием в греческую традицию, греческую веру, греческую провинцию, которая, не смотря на свой островной «характер», остается пока неизведанной для хорошо знакомого с Грецией русского туриста.

Особенно почетным было присутствие на встрече греческой общественности с Михаилом Тарковским всего руководства острова – духовного, политического, военного, предпринимательского. Кроме президента Торгово-Промышленной Палаты Эвангелоса Мирсиньяса, гостя приветствовали генеральный секретарь министерства Эгейского моря и островной политики Яннис Яннелос, мэр Лесбоса Спирос Галинос, высшее духовенство в лице протосингела Святой Митрополии Митилены Якова Карамузиса, военное руководство острова в лице военачальника гарнизона острова генерал-майора Тодороса Топузиса, доцент кафедры кинематографа и оптико-визуальных средств Эгейского университета Ирини Стати и другие официальные лица. В полном составе на встрече присутствовали и наши соотечественники, члены русскоязычного Культурного общества «Надежда», для которых подобные встречи с художниками с далекой родины редки и поэтому особенно дороги.

После краткого вступления и демонстрации фильма Михаилу Тарковскому пришлось откликнуться на шквал вопросов, прежде всего, касающихся современной России, современной русской культуры и отношений россиян с властью.

Самым, пожалуй, красноречивым и кратким, оказался ответ Михаила на один из ключевых вопросов: «Почему россияне продолжают эмигрировать из своей страны?» Писатель совершенно искренне и обезоруживающе ответил: «Не знаю»: ведь для него такого вопроса никогда не стояло, и вовсе не потому, что он – Тарковский, а потому, что по природе он – борец, и считает, что дел и пространства в России хватает для всех…Вот еще одна тема, такая актуальная и острая для современной Греции: уезжать или оставаться на родине?

Святой покровитель у Михаила Тарковского и у острова Лесбос один – Архангел Михаил, Архистратиг. Остров освободился от турок 8 ноября 1912 года, в День, когда празднуют Архангелы, а монастырь Архистратигов Михаила и Гавриила в Мандамадо, с чудотворной иконой Архангела Михаила, является одним из крупнейших паломнических храмов Греции. Чудотворна и уникальна икона Архангела Михаила, перед которой настоятель монастыря благословил Михаила Тарковского на творчество: эта икона барельефная, больше такой не существует, а сделана она из смеси глины и крови монахов, зарезанных в X или XI веке в храме пиратами-сарацинами. Что испытал Михаил Тарковский, преклонивщий колена пред иконой своего святого покровителя, с головой, покрытой древней епитрахилью? Слова излишни: фотография говорит сама за себя.

Соорганизаторы визита Михаила Тарковского на Лесбос не возили русского писателя по самым туристическим местам острова, хотя Лесбосу, безусловно, есть чем похвастаться в этом плане. Они показали ему «другой» Лесбос, Лесбос человеческого труда и духа.

Так, в небольшом городке Аясосе, где проживает всего лишь 2500 жителей, Михаил Тарковский познакомился с уникальнейшей Библиотекой, истинной хранительницей традиций края. За стеклами старинных книжных шкафов находятся 26.000 (!) томов книг, большинство из которых – уникальны, в одном из залов профессионалы обучают своих юных и взрослых учеников игре на народных инструментах: Михаилу Тарковскому аясовцы приготовили сюрприз – небольшой живой концерт греческих мелодий для сантура и гитары, ставший для русского писателя «введением» в народную греческую культуру.

С особым, пристальным интересом Михаил отнесся к знакомству с фольклорными музем Аясоса, где традиции полнейшим образом представлены в материальной культуры края, с музеем производства оливкового масла в Агиа Параскеви, с уникальным Музем естественной истории на базе Окаменелого леса Лесбоса в Сигри.

Как заявил сам Михаил Тарковский, он перенял драгоценный опыт создания таких музеев: ведь в Бахте, промысловом поселке на 200 душ, где он постоянно живет, он готовит к открытию именно такой музей, музей материальной культуры Сибири, культуры, сложившейся вокруг охотничьего промысла, которая стирается удивительно быстрыми темпами, прямо пропорциональными безудержному техническому прогрессу.

В чем задача современного русского писателя, русского художника? Этот вопрос также был вовсе не риторическим, а жизненно важным для современных греческих художников.

«Быть воином и хранителем. Защитником Русского мира. Всеми силами художественного слова бороться за каждую душу. Сражаться против разрушения системы образования, семьи, насаждения культа животных удовольствий, материализма, наживы, виртуальной реальности…»

Что ж, у россиян и у греков проблемы одинаковы…И они были озвучены в полной мере во время визита в Грецию Михаила Тарковского.

Может быть, и их разрешения следует добиваться вместе?

Евгения Кричевская