Звание: человек. Ивану Христофоровичу Зелилову 65 лет

Диаспора – всегда очень сложный организм. Особенно когда она неоднородна. Вроде бы – все выходцы из одной страны, но ведь речь идет о бывшем СССР, колоссальной территории, на которой в пятнадцати республиках жило свыше 100 больших и малых народов. В такой пестрой диаспоре трудно быть любимым всеми. Но заставить уважать себя – вполне возможно. Не силой, конечно, но делами, поведением, вниманием как к чужим проблемам, так и к чужим радостям, что, кстати, гораздо сложнее. Таким всеми уважаемым человеком является Иван Христофорович Зелилов, которого мы решили поздравить с 65-летием единственно возможным «печатным» способом – попросить Ивана рассказать о себе и попросить его друзей рассказать о нем.

«Там, в бывшем СССР…»

— Иван, ты живешь в Греции более 20 лет. Большую часть жизни оставил в Абхазии. Если положить эти две «половины» на весы – в каких случаях перевешивает одна, в каких вторая?

— Очень сложный вопрос. Хотя, по логике, большая часть всегда перевешивает меньшую.

Я родился и вырос в г. Сухуми, где закончил школу, правда без медали, т.к. очень много времени уделял спорту. Закончил в Москве институт народного хозяйства им. Плеханова (сейчас Российская экономическая академия) и получил свободное распределение. Трудовую деятельность начал в аппарате министерства торговли Абхазии, где проработал 12 лет. Отслужил в рядах советской армии.

В Абхазии в тот период проживало около 15 тысяч греков, и местные власти, по тогдашней традиции, старались поддерживать равновесие представительства национальных меньшинств во всех сферах и отраслях. Греческое население соответствовало примерно трем процентам от общей численности населения Абхазии, но, тем не менее, во всех организациях города и республики работали представители греческого населения.

Так, председателем торгово-промышленной палаты Абхазии был Иван Павлович Кардашиди, зам.председателя Сухумского горисполкома – Николай Иванович (Кока) Константиниди, инструктором Сухумского горкома партии – Николай Иванович Мистакопуло, ответственным работником Совета Министров Абхазии – Харлампий Георгиевич Политидис, депутатом Верховного Совета Абхазии – Георгий Сократович Мусаилов, заместителем прокурора Абхазии – Сократ (Ставро) Иванович Стилиди и многие другие.

В каждой организации на ответственной руководящей должности (директор, заместитель, гл. бухгалтер или гл. экономист) обязательно находился свой грек. В самом начале перестройки (в 1985 году) меня перевели на работу в Абхазский обком партии инструктором.

В те времена это была очень почетная и солидная должность для любого человека, а тем более для грека. Через два года направили на учебу в ВПШ (Высшая партийная школа) в Баку. И если раньше меня в городе знали как неплохого спортсмена, а затем очень строгого работника минторга, то теперь сфера моей ответственности распространилась на всю территорию Абхазии.

Отдел, в котором я работал вместе с Отаром Владимировичем Хашба, курировал пять различных министерств и ведомств. Кроме этого, мне приходилось заниматься всеми вопросами и проблемами, касающимися греков и греческого населения.

В конце 80-х годов в Советском Союзе начало развиваться греческое национальное движение и абхазские греки, одни из первых в стране, объединились и создали Греческий Культурный Центр (общество греков Абхазии), где я был избран первым заместителем председателя.

Председателем этой организации был избран Евстафий Георгиевич Анастасиади – орденоносец, председатель одного из самых богатых колхозов Грузии, а ответственным секретарем – Николай Георгиевич Патулиди, поэт (в дальнейшем Патулиди стал председателем общества греков, депутатом Парламента Абхазии и зам. министра культуры).

Одновременно меня выдвинули представителем греческой общественности в Верховный Совет Абхазии, а также членом национального Совета всесоюзного объединения греков «Понтос».

Я не побоюсь сравнить абхазских греков с американскими неграми, т.к. и те и другие, чтобы вырваться из повседневной жизни и как-то выделиться среди общей массы, должны были или учиться лучше других или стать чемпионами в спорте и т.п.

Мне пришлось отличаться и в учебе и в спорте одновременно, т.к. если я приносил домой из школы «четверку», то мать запрещала мне ходить на тренировки.

Почти во всех спортивных командах принимали участие греки, а в таких видах спорта, как борьба и бокс, греки составляли половину команды Абхазии. Так, в 1974 году от Абхазии стали чемпионами Грузии сразу два грека: Иван Матвеевич Мистакопуло по боксу и я по классической борьбе. Только в этих двух видах в Абхазии имелось более 20 мастеров спорта СССР греческой национальности. В отдельных греческих семьях, таких, как Мистакопуло, Кесовы (Кессиди) и Зелиловы, имелось минимум по три мастера спорта.

Там, в Абхазии, в бывшем СССР, я состоялся и как спортсмен (мастер спорта по двум видам борьбы) и как общественный деятель, а в Греции я просто использовал инерцию и авторитет той базы, которой уже обладал.

14 августа 1992 года грузинские гвардейцы вошли в Абхазию и начался грузино-абхазский вооруженый конфликт, который сразу же перерос в войну. Мне пришлось покинуть пределы Абхазии, т.к. грузинская сторона включила меня в списки на арест. Мой сосед грузинской национальности (друг детства), который настоял на том, чтобы я срочно выехал, через год, в сентябре 1993 года, погиб сам во время взятия города Сухуми абхазами.

Меня много раз спрашивали: «Где было лучше?», и я всегда отвечал: «Там, в бывшем СССР». И это не потому, что я лично занимал какую-то высокую должность. Там, в бывшем Союзе, у нашего народа было гораздо меньше проблем. Не было чувства невостребованности, чувства неуверенности в завтрашнем дне. Там не работал только тот, кто не хотел работать.

Конечно, и здесь многие из нас добились какого-то признания, но, по крайней мере там, не нужно было никому доказывать что мы были и есть греки, и если кто – то из местных и считал нас представителями нетитульной нации, то здесь явно нас считают людьми второго сорта. Разумеется, это всегда зависит и от каждого конкретного человека, но там, на доказательство нашей пригодности, работала и слава древних греков и авторитет и заслуги наших дедов и отцов, а здесь, каждый в одиночку должен доказывать чего он стоит.

— Три десятка лет ты занимаешься общественной работой, активной политикой, защищаешь права своих соотечественников-репатриантов. Что было сделано за эти годы? И еще: чувствуешь ли ты, что люди благодарны тебе?

— Да, все эти годы я старался, по мере своих возможностей, как в Абхазии, так и здесь, чем-то помочь соотечественникам. Что из этого получилось, наверное, не мне судить.

По крайней мере, я всегда старался держать на высоте авторитет греков – там и, авторитет греков из бывшего СССР – здесь и, всегда старался и стараюсь защитить интересы нашего народа. Там была возможность оказания помощи грекам, начиная от прописки на территории республики и незаконного уголовного преследования и, до решения вопроса о получении квартиры. Но, именно здесь, в Греции, наш народ подвергся наибольшему испытанию и унижению. И если там, даже достаточно сложный вопрос можно было решить одним телефонным звонком, то здесь каждым вопросом нужно заниматься месяцы или даже годы.

Наших пожилых людей одним росчерком пера местная парламентская элита лишила средств к существованию, приняв в 2012 году антиконституционный и преступный закон №4093.

Нами создан Комитет борьбы за права соотечественников из бывшего СССР и греков Северного Эпира (председатель Светлана Дмитриевна Лаваса) и в течение двух лет мы провели сотни встреч, десятки митингов и выступлений на различных форумах, в парламенте, телевизионных каналах и в газетах.

За два прошедщих года треть лишеных пенсии ОГА стариков, погибла от безысходности, а вопрос до сих пор только обсуждается правительством и восстановление пенсий планируется на октябрь месяц.

Представители партий (Н.Д. и ПАСОК), допустившие очередной геноцид в адрес понтийцев – репатриантов, опять рвутся к власти. И самое для меня нетерпимое и невоспринимаемое состоит в том, что они находят себе помощников и последователей из числа репатриантов.

По поводу благодарности людей я могу сослаться на Библию, в которой приводится классический пример того, как из десяти человек, которым Иисус Христос помог избавиться от проказы, только один выразил свою благодарность. Поэтому, на особую благодарность людей я никогда не рассчитывал. Я думаю, что люди должны не благодарить кого-то за совершенное доброе дело, а просто признать это и помнить.

— Каким ты видишь новое поколение понтийских греков, выходцев из семей, живших в бывшем СССР?

— Среди нашей молодежи имеются и юристы, и экономисты, и врачи, и инженеры, и музыканты, без которых не может быть нормального культурного общества. У нее (молодежи) есть главное: поддержка старшего поколения, понимающего, что без образования не будет движения вперед и второе – знание греческого языка и законов страны пребывания.

Я уверен, что наша молодежь должна обязательно войти во власть. Без этого мы навсегда останемся людьми низшего сорта.

К сожалению, возникает новая проблема – знание русского языка и, здесь должен сказать свое веское слово Координационный Совет российских соотечественников, который должен больше внимания уделять развитию русского языка и литературы в Греции.

Нами создано общественно-политическое движение «Греко-Российский альянс», которое выступает за сближение Греции с Россией в области экономики, культуры, обороны и геополитической стратегии. В работе этого движения принимает участие и молодежь, а координаторами являются Климентий Балабанидис и я.

«Мы за эти годы многому научились»

— Как изменилась Греция за эти годы?

— Греция все эти годы стабильно развивалась: строились мосты и дороги, больницы и школы. И мы за эти годы многому научились. Создали полторы сотни общественных организаций репатриантов (общества, объединения, союзы и федерации) и с их помощью добились изменения многих законов в пользу вновь прибывших.

Большая часть репатриантов приобрела жилье на полученные банковские кредиты. Обросли местными связями и друзьями.

К сожалению, за последние пять кризисных лет изменения произошли и в худшую сторону. Так, произошло резкое повышение цен на основные продукты питания, в десятки раз выросли налоги, безработица в среде соотечественников из стран б. СССР достигла 70 %, наша безработная молодежь стала уезжать на заработки за границу.

На развитии Греции резко отрицательно сказалась глобализация, т.е. присоединение Греции к общему мировому порядку.

Первый шаг в этом направлении сделал премьер-министр Греции Костас Симитис, который с помощью небольшой фальсификации добился включения Греции в европейское сообщество, а затем и отмены запись «православный христианин» в греческих удостоверениях личности для того, чтобы греки не могли себя идентифицировать по религиозному признаку. Кстати, нахождение в общем европейском доме, по моему мнению, ничего положительного Греции не дало. Вместе с вступлением в Европейское Сообщество, греческое правительство передало ему и часть своих полномочий.

Я отмечу только две основные отрасли, благодаря которым выживают целые страны. Так, произошел резкий упадок сельского хозяйства, т.к. отныне только Европа решает – что и сколько греческим крестьянам производить. Такое же положение и с туризмом. МИД Греции не может выдать специальную туристическую визу, как это делают Турция и Египет, а вынужден давать только визу «Шенген», которую получить не так просто.

Второй шаг сделал премьер министр Йоргос Папандреу, который втянул Грецию в программу финансовой помощи через МВФ для того, чтобы Греция попала в экономическую зависимость к европейским, как сейчас модно говорить, партнерам и, в итоге лишилась экономической самостоятельности, а затем и политической независимости.

А третий шаг делает объединенное руководство Европы, вынуждающее новое правительство Греции согласиться на условия превращения страны в «банановую республику», в которой должна быть уничтожена вся экономика, включая сельское хозяйство и туризм, и оборона.

Ключевую роль в этом играет руководство Германии, страны, нанесшей весьма существенный ущерб Греции в годы Второй мировой войны с помощью оружия и продолжающей ту же политику уничтожения греческого народа, но уже экономическим путем. Их цель – доведение греческого народа до полного обнищания, а затем разделения Греции между другими странами и достижения ею границ 1821 года.

— Нашли ли репатрианты свою нишу в политической и общественной жизни Греции?

— Общественному движению репатриантов в Греции 25 лет. Первое общество репатриантов «Эпистрофи» было создано в 1990 году.

Участие репатриантов в политической жизни Греции насчитывает 20 лет. Опыт приобретен огромный. И тем не менее, ни одного представителя репатриантов нет в высшем законодательном органе страны – парламенте Греции.

Максимум, которого достигли наши представители – заместитель мэра (антидимархос) отдельных районов. Правда, таких достижений всего несколько в Афинах и в Салониках.

Результаты могли быть гораздо выше, если бы у нас имелся какой – нибудь серьезный авторитетный центр, который принимал бы решения по выдвижению кандидатур для участия в выборах. На практике получается: — разделяй и властвуй. Как только какая-либо партия или кандидат в мэры включают в свои списки представителя репатриантов, то противоборствующая партия или кандидат в мэры тут же находят противовес – другую кандидатуру из среды репатриантов. И не взирая на то, что отдельные кандидаты от репатриантов не владеют в достаточной степени не только греческим, но и русским языком, они отвлекают на себя часть голосов своих родственников, друзей, соседей или односельчан.

В итоге, в греческом парламенте нет ни одного представителя репатриантов, а в мэриях, при наших серьезных возможностях, представителей репатриантов катастрофически мало.

— Что нужно для исправления создавшегося положения?

— Наше общественно-политическое движение «Греко-Российский альянс» преобразовать в партию. Работа уже ведется, но вопрос, как всегда, банально упирается в экономическую (финансовую) составляющую.

«Планы у меня совсем простые…»

— Какие у тебя планы на непосредственное будущее?

— Планы у меня совсем простые.

Первое – добиться полной отмены или серьезного изменения преступного закона №4093, касающегося нашего старшего поколения.

Второе – поехать в Москву в октябре с.г. на Всемирный Конгресс российских соотечественников, чтобы выразить поддержку политике Президента России, который в единственном числе оказывает действенное противостояние американской политике всемирной глобализации, т.е. обезличиванию народов, стиранию всех и всяческих границ нравственности и благопристойности, утверждению и насаждению порочности, разврата и аморальности.

Сегодня, всеми без исключения штатами Америки, утвержден закон, разрешающий однополые браки.

Видимо, мы в б. Союзе получили «неправильное» воспитание, которое не позволяет нам не только приветствовать представителей сексуального меньшинства, но и подавать им руку.

И третье. Сегодняшнее правительство Греции, наконец-то, впервые после 1940 года, еще раз смогло повторить решительное «ОХИ» (Нет) европейской политике унижения, оскорбления и уничтожения Греции и ее народа.

Я думаю, что Греция – одна из немногих стран, народ которой тянется к России. Наши страны объединяет многовековая дружба и православная религия и, уверен, что будущее Греции только с Россией. Сегодня, мы впервые имеем правительство, которое понимает и поддерживает политику Президента России. Мы, греки-репатрианты должны стать мостом дружбы и взаимопонимания между народами двух стран и, именно в этом я вижу свою задачу.

Греция, одна из немногих стран, представители которой поддержали политику В.В. Путина по Крыму и Украине. Я знаю, что ты был автором нескольких обращений по этому поводу.

Мне не совсем понятно, почему американцы, находясь в тысячах километров от Украины (от Киева до Нью Йорка более 7.500 км или 8 часов полета), вмешиваются в ее дела, устраивают там кровавый политический переворот и диктуют украинскому народу, каких лидеров выбирать и куда с ними идти.

Они почему-то считают, что защищают на другом континенте свои интересы, а о жизненных интересах соседнего с Украиной государства – России, не хотят и слышать. А самое главное, что им и их европейским «шестеркам» наплевать на интересы самого украинского народа.

Здесь, в Греции, мы уже прошли классические уроки «оказания помощи» греческому народу европейскими «друзьями», когда безработица, цены и налоги растут в геометрической прогрессии, а доходы (зарплаты и пенсии) падают.

Поэтому я счел своим долгом поделиться этими знаниями с украинским народом, попытавшись в своих обращениях предостеречь и объяснить, что их ждет в «прекрасном» европейском будущем, а заодно выразил свое восхищение политикой Российского президента по возвращению Крыма в лоно России.

Эти обращения, опубликованные в газетах и вывешенные на различных сайтах, получили тысячи положительных откликов. Я даже вычитал в интернете, что только репатрианты из Греции поддержали политику России по Крыму и украинскому вопросу.

«Я нигде и никогда не был статистом…»

— Расскажи немного о своей семье.

— У нашей семьи очень много близких родственников. У моего отца было 10 братьев и сестер, а у матери – семь. И в каждой семье по 4-5 детей. Можете представить, сколько у меня родни.

В какой-то период я решил составить генеалогическое древо, начиная с родителей отца и матери раздельно. Нашел соответствующую программу в интернете, но очень скоро мне пришлось остановиться, т.к. эта программа рассчитана только на 500 человек, а мне нужно было как минимум – в два раза больше.

Я вырос в семье с двумя старшими братьями – Ставро и Кузьмой, которые и являлись для меня примером и в учебе, и в спорте.

После окончания школы, оба учились в Новочеркасске в Политехническом институте, а затем переехали в Москву.

Оба занимались спортом. Кузьма – мастер спорта СССР по вольной борьбе, а Ставро успел дойти до 1-го разряда, потом травма и конец спортивным занятиям.

Но сейчас уже его внук Иван завоевывает призовые места на всероссийских и международных турнирах по вольной борьбе.

Я женат. Жена – Маргарита Ивановна, преподаватель музыки и филолог. Уже будучи в Греции, защитила в Москве в институте Дружбы народов кандидатскую диссертацию по русской филологии.

Дочь Ирина выпускница педагогического факультета Салоникского университета им. Аристотеля.

— Говорят, что у тебя не очень простой характер. И в каких случаях ты его проявляшь?

— Наверное, мне придется согласиться с этим. Любой человек должен быть индивидуальностью и со своим характером. Просто, не каждый может этот характер проявить там, где нужно и, когда нужно. На мне видимо отразились многолетние занятия спортом.

Например, я не вышел из коммунистической партии в то время, когда ее модно покидали даже секретари обкомов, публично сжигая свои партбилеты. Я считал для себя позором менять свои взгляды только потому, что это модно и выгодно. А партбилет я храню до сих пор.

Здесь, в Греции, я вступил в партию ПАСОК и обещал привести с собой еще 300, еще 3.000 человек, если увижу, что кто-то хочет решать наши проблемы. Этого не произошло и, через 4 года, когда понял, что нашими проблемами никто серьезно заниматься не хочет, я официально, в присутствии 200 человек, на одном из активов вышел из этой партии. Это произошло еще в то время, когда партия ПАСОК была у власти.

Далее, в ноябре 2014 года, на очередном съезде ПОЕ (Всепонтийской Федерации Греции), я был избран членом Руководящего Совета.

Буквально через три месяца я был вынужден заявить о выходе из состава РС ПОЕ, т.к. оказался в оппозиционной группе, и ни одно наше предложение не проходило.

Даже ответственным за работу с репатриантами избрали (назначили) местного грека, а не единственного репатрианта, попавшего в этот Совет.

Я заявил членам Совета, что нигде и никогда не был статистом, и не хочу быть им и в данном случае.

Чуть более 20 лет назад, когда я получал греческое удостоверение личности, на меня пытались оказать давление, чтобы я изменил свою фамилию на греческий лад. 50 лет назад, в Грузии, меня так же пытались уговорить поменять фамилию на грузинскую. В итоге, и там в Союзе и, здесь в Греции, я остался с фамилией отца и деда.

Еще пример.

В Координационном Совете российских соотечественников (председатель Елена Кондратова), членами которого мы с тобой являемся, возникли некоторые трения. Действительно, имели место некие недоработки руководства.

По этому поводу возникло целое движение недовольных, интерес которых подогревался одним из дипломатов. Когда вся эта возня перешла всяческие границы и дошло до личных оскорблений, я не мог себе позволить не вмешаться. Конечно, я вызвал огонь на себя и кое для кого стал «персоной нон грата», но мое базовое воспитание, мой характер, мое видение справедливости не позволили мне оставаться сторонним наблюдателем.

С большим уважением к читателям, Иван Зелилов

Диаспора – сложный организм. Особенно – диаспора неоднородная. Завоевать ее уважение гораздо труднее, чем отвоевать свое место под солнцем, тем более — под таким жгучим, как греческое.

У Ивана Зелилова это получилось – и в бывшем СССР, и здесь, в Греции. Он ни там, ни здесь не был «своим среди чужих, чужим среди своих». И там, и здесь, он оставался «своим». За то ему – и друзья, и противники – присвоили единственно высокое в этой жизни звание: Человека.

Нейрохирург Панайот Стилидис:

Иван не прав: среди диаспоры много благодарных ему людей. И благодарность эта имеет особое значение, когда выражается человеком, сделавшим великолепную карьеру, ценимым и уважаемым в притязательном и ревнивом греческом обществе: обычно, достигнув высот, предпочитают вспоминать исключительно свои, а не чужие заслуги. Свои поздравления и признательность выразил Ивану замечательный врач Панайот Стилидис, нейрохирург Всеаркадской больницы города Триполи, ответственный за научные мероприятия Медицинской ассоциации Аркадии.

«Дорогому Ивану Христофоровичу Зелилову исполнилось 65 лет – юбилей, круглая дата, можно уже обернуться назад: это трудно поверить, глядя на его великолепное физическое состояние.

Ваню я знаю давно, еще по Сухуми, и очень горжусь знакомством с этим человеком. Мы, все радовались, что Ваня работал на высших постах в советское время, в первую очередь, благодаря своим прекрасным знаниям, а уже потом – благодаря своим высоким человеческим качествам.

Это сейчас, легко говорить, мол, работал в аппарате министерства, обкома партии, был коммунистом, а ведь в то время это для человека греческого происхождени было практически невозможным. Он никогда никому не отказывал в помощи, независимо от национальности того, кто к нему обращался, но при этом оставался справедливым и никого в Абхазии не боялся, пользовался большим уважением не только у нашего народа, но и у руководителей вышестоящих органов других национальностей а это, я думаю очень важно, тем более в Абхазии и Грузии.

После окончания медицинского института я мечтал вернуться в свой родной город Сухуми, но устроиться работать по профессии было очень трудно, и помог мне, ни кто иной, как Иван Зелилов. Это трудно забыть, я ему за это очень благодарен.

В первые месяцы после переезда в Грецию ему самому было тяжело, но он старался всем помогать, его дом и служебный кабинет всегда были заполнены людьми. Между прочим, Ваня мог вместо Салоник выбрать Москву, где он устроился бы наверняка гораздо лучше, чем в Греции: ведь там прошли его студенческие годы, там он получил звание мастера спорта по борьбе, там живет его родной брат очень известный в Москве Кузьма Христофорович… Но Иван доказал, что для него важнее быть там, где его народ.

Здесь, в Греции, мы часто собираемся, спорим о политике, делимся наболевшими проблемами. Дискуссии с Зелиловым – даже при полном расхождении во взглядах – высекают мысли, и это к ачество в его характере я особенно ценю.

От всей души желаю нашему дорогому Ванечке всего самого доброго в этой жизни — он это заслужил…»

«Я горжусь своим другом Ваней, честным, волевым человеком, патриотом, борцом, и считаю, что он должен продолжать играть руководящую роль в нашем политическом Движении, выступающем за Греко-российский союз!»

Гавриил Аврамидис, депутат парламента от партии «Независимые греки».)

Пару слов об Иване Зелилове мы попросили сказать сотрудника Центра культуры при Периферии Центральной Македонии, Председателя Общества репатриантов «Мавроталласитес» Янниса Карипидиса.

«Янниса Зелилова я знаю около 30 лет и могу рассказать о нем то, что не расскажет он сам. Мы познакомились во второй половине 80-х годов, когда оба занимались общественной работой в греческом национальном движении. Он тогда был Первым заместителем Председателя Греческого культурного центра Абхазии, а я руководил Секцией по работе с греческой молодежью при Тбилисском горкоме комсомола.

Было много встреч, как в Сухуми, так и в Тбилиси и Москве. Видимо, у нас с Яннисом «родственные души» (почти по О. Генри), так как продолжаем дружить до сегодняшнего дня. И не только на личном уровне, но и семьями. А совместная работа, с конца 90-х годов в Центре по исследованию и развитию греческой культуры стран Причерноморья при Номархии Салоники, нас еще больше сдружила.

Что сказать о Яннисе… Он на протяжении всей своей жизни, всегда бесскорыстно и с чувством ответственности старался и старается помочь нашим людям. И когда работал в Абхазии на руководящих должностях, и в Греции, будучи Председателем общества репатриантов «Эпистрофи», членом Комитета борьбы за права соотечественников из.быв. СССР и греков Северного Эпира, членом Координационного Совета российских соотечественников и координатором Общественно-политического движения «Греко-Российский альянс». Приведу такой пример.

В селе Ризана (Область Килкис) греками-репатриантами из Абхазии и Казахстана было организовано кладбище для нужд наших соотечественников.

Государство решило провести капитальный ремонт основной дороги в тех краях (трасса «Эгнатия одос» Салоники-Серрес) и закрыло дорогу-ответвление, ведущее к данному селу.

Расстояние до села увеличилось сразу на 30 км. Яннис, через своего друга, известного греческого политика Стелиоса Папафемелиса решил этот вопрос, и под основной трассой в кратчайшие сроки был построен незапланированный туннель в сторону искомого села.

Кроме этого, он добился выделения государством 5 млн. драхм на проведение к церкви Св. Иоанна Крестителя, которая была выстроена на кладбище в селе Ризана, линии электропередачи и водопровода. И таких примеров его служения своим соотечественникам, можно привести немало».

Задавала вопросы  и координировала беседу Евгения Евстафиу.