Православие в Сирии и русское заступничество

Если Путин и Россия не помогут Дамаску – режим Башара Асада рухнет. И следующей жертвой геноцида со стороны исламистов – после алавитов и друзов – станут сирийские христиане.

События прошедшей недели можно рассматривать с позиций различных. Ясно одно: Единый Запад (а это и США с сателлитами,  и та же Украина, и враги Путина внутри самой России) военным путем подавить сегодня Россию не могут.

Все рассуждения военных экспертов типа Мильштейна или Фельгенгауэра о том, что путинская Россия – пятая по военной мощи держава в мире, пора срочно сдать в архив.
Но ведь есть иной вариант: начать против путинской России войну информационную. Хотя и здесь – уныло.
Ну, что – толковать о гибели мирных жителей? А что, еще остались дураки, которые верят в то, что под бомбежками не должно гибнуть мирное население?
Знаете, во время Второй Мировой войны было разбомблено множество городов. Севастополь бомбил Немец по шесть-семь раз на дню: не кончались у Ирода бомбы…
Да что Севастополь?! Севастополь Манштейн осаждал, Севастополь был – русский форпост. Тут – мать не раз рассказывала – до Сухума  летчики «Люфтваффе» долетали: не ленились, сволочи…
Но так, чтобы полностью стереть город крупный с лица земли (не толкую сейчас о Хиросиме и Нагасаки – это иная, особая история), так, чтоб от этого города камня на камне не осталось – два примера всего: Ковентри, сожженный Герингом и Мильхом, и Дрезден, изничтоженный англосаксами.
Русские, кстати, ничего с лица земли и не стерли… Так что цивилизованному Западу стоило ль трудиться, переживать.
Понятно, что жертвы будут. А уж толковать о разнице меж «Исламским Государством» аль-Багдади и «Джабхат аль-Нусрой» – смеху подобно.

Переключение идеологических акцентов
Действия русской авиации в первую неделю бомбардировок позиций исламистов очень успешны.
Запад, явно, не будучи способен вступить с Кремлем в прямое военное противостояние, прибегает к войне информационной.
Почему-то полагается, что Запад ведет ее лучше, чем русские. Это – чушь полнейшая. Речь идет о целевых, о таргет-аудиториях.
Для кого пишем? Кому толкуем?
Когда Юлия Латынина пишет, когда Борис Надеждин или Леонид Гозман вещают, то обращаются к своей целевой аудитории: к тем пресловутым 14%, для коих Путин – враг.
Когда я пишу, также обращаюсь к своей аудитории: к тем, кои поддерживают мои позиции – по Сирии, по Украине, по выборам в Греции.
Читатель, который возмущен тем, что я не поминаю, что-де Севастополь – это татарский город Ахтиар и пеняет мне на это, просто перепутал издание. Ему не стоит меня читать, не стоит и знать о Херсонесе, существовавшем за два тысячелетия до всяких татар (не только крымских). Ему стоит поехать в Бахчисарай (единственный по самой сути своей крымско-татарский город) – и сравнить оный с Севастополем.
Бесконечные российские журналисты, уехавшие на Украину, толкуют о своем.
Виталий Портников (помню его хорошо по «Московским новостям») толкует о том, что Путин не справится с исламистами в Сирии: там у русских-де – один авиаполк. Вся Русская армия, всей своей мощью на Донбассе не смогла одолеть доблестных украинских добровольцев!
Не смейтесь над Портниковым! Ту же чушь несут с трибун высоких Порошенко и Яценюк.
Люди поумнее (Матвей Ганапольский с «Эха Москвы» – в «Голосе Украины», News One) переключают  внимание на иное: что-де имел в виду Путин, когда толковал о САКРАЛЬНОСТИ Сирии – для русских?

Антиохийский Патриархат
Греческий Православный Патриархат Антиохии и всего Востока (Πατριαρχείον Αντιοχείας) – автокефальная поместная Православная церковь, занимающая третье место в тетраптихе древних Восточно-Православных Церквей – Патриархатов Вселенского Православия.
Основана сия церковь в 37г. по Рождестве Христове – Петром и Павлом.         С 451г. – Автокефальный Патриархат.
Подчеркнем, что из Антиохийской церкви вышли основные Святители Вселенского Православия – все сплошь сирийские греки. Это и Илларион Великий, и Иоанн Хрисостом (Златоуст; он и родился в Антиохии), и, наконец, Иоанн Дамаскин.
На территории Антиохийского Патриархата возникла и такой уникальная разновидность православной АСКЕЗЫ, как столпничество. (Столпничество есть отшельничество на горном утесе, или вообще – на столпе. Основатель – Симеон Столпник, V в.).
Ныне под омофором патриарха Антиохийского Иоанна Х (Язиджи), избранного в 2012, находятся православные:
1. Сирии.
2. Ливана.
3. Ирака.
4. Кувейта.
5. Объединенных Арабских Эмиратов.
6. Бахрейна.
7. Омана.
Всего Иоанн Х контролирует 22 епархии (св. 400 приходов); по шесть епархий в Сирии и Ливане, несколько епархий находятся по всему миру – вне Ближнего Востока. Служение идет по юлианскому календарю, как у сербов, у русских, как на Святом Афоне… Богослужебные языки – греческий (прежде всего – кафаревуса) и арабский. В приходах, расположенных в США, допускается служение на английском.
Антиохийская церковь вот еще почему важна. Православие, понятное дело, не ислам. Прозелитизм не шибко-то в православии и приветствуется: да и успехов посему – негусто.
Что есть прозелитизм? Прозелитизм (от греч. προσήλυτος – обращенный, нашедший свое место) – стремление обратить инаковерующих в свою Веру, а также и деятельность, направленная на достижение этой цели.
Отмечают, что за последние лет двадцать пять (оттолкнемся от распада СССР), единственный народ, в коем явственно наблюдается переход к православию – и от ислама, и от языческо-нартовских воззрений – это осетины (прежде всего – дигорцы).
Да и в случае с осетинами, мое личное убеждение таково, о каком-либо прозелитизме толковать-то не приходится. Кто уж там шибко дигорцев агитировал переходить в Православие?
Происходят, мои дорогие, разломы геополитические – и народы смотрят на вещи метафизические – т.е. самые важные – более глубоко. Видят свои интересы в перспективе дальней…
Не скажу, что шибкий прозелитизм православный идет в Сирии (повторюсь, мы, православные, в прозелитизме слабы; стесняемся, что ли). Однакож плоды есть: за ту же последнюю четверть века в Сирии множество инославных приходов перешли в православие.
«В начале ХХI века продолжается начавшаяся в конце ХХ века тенденция перехода целых протестантских общин в состав Викариата Западного обряда Антиохийской Православной Церкви. Уже насчитывается более полусотни храмов с паствой, перешедших от англиканства, харизматов (кто это? – Я.Т.) и др. – в православие». (Лисовой Н.Н. «Русская церковь и Патриархаты Востока. Три церковно-политические утопии ХХ века» в кн. «Религии мира. История и современность», М., «Наука», 2002, стр. 150-151).
И еще раз повторюсь. Прозелитизм – вещь сложная: он вообще одобряется отнюдь не во всех религиозных учениях.
В православии прямо скажем – прозелитизм не то, чтобы не одобряется – попросту не шибко приветствуется. Иначе русские бы спокойно христианизировали Поволжье. Тут не только Петра I вина…
Да и у Византии процессы обращения язычников в Веру Православную чаще всего шли – не шатко, не валко… Так что есть религиозные концепции, прозелитизм приветствующие, а есть – не очень.
В эндогамных же этноконфессональных общинах друзов или алавитов (внимание! в Сирии!) – прозелитизм напрямую запрещен.

Сирийские христиане
Сакральности для русского православного человека (а Владимир Путин – русский православный человек) в Сирии – мы убедились – хоть отбавляй. И об истории, отраженной в манускриптах, истории писаной речь идет, и о множестве храмов, кои нам остались чуть не со времен Иллариона и Иоанна Дамаскина…
Но есть ведь и люди! Православные – и не только – христиане.
Факт остается фактом. Всеми признается: степень консолидированной поддержки режима Башара Асада со стороны сирийских христиан зашкаливает за 90%! И уступает лишь степени оной же поддержки Башара со стороны друзов или алавитов.
Оно и понятно – согласится информированный читатель. Ведь ежели ИГ или «Джабхат аль-Нусра» Дамаск захватят, то алавитов и друзов поголовно, до последнего человека – вырежут. Так и христиан сирийских без Башара – ВЫРЕЖУТ!  Неужто не ясно?
А поскольку Башар за эти четыре года шибко ослаб, то, скажем прямо, без поддержки Путина, без поддержки Православной России – христианству в Сирии – конец. Вообще всему древнейшему сирийскому христианству.
Так что совершенно прав Владимир Путин, когда говорит о сакральности Сирии для русских. А сакральное надо беречь. Защищать.
Сколько же в конце концов в Сирии христиан?

Конфессиональная статистика
Дело не только в том, что по дороге в Дамаск иудейский священнослужитель, жестокий гонитель христиан Саул (Савл) – прозрел и превратился в Павла; одного из наиглавнейших творцов нового вероучения. Дело и в том, что он вместе с Петром создал новую Сирийскую (она ж Антиохийская) христианскую церковь.
Что-то не вижу я у католиков шибкой заинтересованности судьбой христиан в Сирии. А ведь католицизм по сути (так по крайней мере нас римские понтифики учат) и создан Петром.
Петр (настоящее имя апостола – Симон) и есть тот камень (Πέτρος – греч. камень), на коем было воздвигнуто здание католицизма. Не случайно один из главных титулов нынешнего Папы Римского, Франциска – Ключарь святого Петра.
Отнюдь небезызвестный Борис Борисович Надеждин со значением сказал,  а что-де Западу особо переживать, там же позиции христианства западного-де слабы… Неправда! В Сирии позиции протестантизма слабы (и весьма!). А католиков в Сирии хватает.
Впрочем, по порядку.
1. На 2011 год (начало анти-Башаровских беспорядков), число приверженцев родной нам Православной Сирийской церкви (Антиохийского, естественно, Патриархата) составляло 2.300.000 человек (10% населения Сирии).
На сегодня православных в Сирии – вдвое меньше. Тут впору призадуматься: а не опоздал ли Владимир Путин?
2. О прочих восточных христианах.
100.000 верующих принадлежат к очень близкой нам Сиро-Яковитской (св. Якова) Дохалкидонской церкви, церкви, которая признает решения лишь трех первых Вселенских Соборов.
К восточным христианам относятся и приверженцы классической армянской церкви. То бишь армяно-григориане, армянские монофизиты, паства Армянской Апостольской церкви с центром в Эчмиадзине. Таковых армян в Сирии – 160.000. Их центр в Сирии – Халеб (Алеппо), но этот крупнейший сирийский город сейчас – под исламистами.
3. Приверженцы Унии. Их многие относят к восточному обряду христианства, хотя – как по мне – люди, подчиненные Ватикану – есть христиане западные.
Не след полагать, что эта публика сконцентрирована лишь на Галичине; хватает униатов и в Сирии. Всего униатов в Сирии аж 250.000: относятся они к Сирийской Греко-Католической церкви Антиохии и к Мелькитской католической церкви.
4. Наконец, христиане западного обряда, понятно, что это, прежде всего католики. Это приверженцы классического католицизма – Римско-Католической церкви (25.000), католики-марониты (60.000), и плюс т.н армяне-католики (есть и такие). То есть армяне – паства Армянского Католического Патриархата. Таковых около 30.000 человек…
5. И, наконец, ассирийцы. Ассирийцев почему-то во всех раскладах и в западной прессе, и в источниках русских – ставят в группу одну с йезидами, с друзами…
А эти-то тут причем? Йезиды и друзы – какое отношение к христианству имеют вообще?
Ассирийцы – жертвы геноцида в веке ХХ – приняли христианство восточного обряда – в форме несторианства.
Сегодня ассирийцы в Сирии – многочисленная (ок. 70.000 верующих) Ассирийская церковь Востока (или Сиро-Персидская Несторианская церковь).

Кто поможет, кроме русских? 
Информационная бомба запущена – или утка, уж как хотите. Противники Путина толкуют: да, восточным христианам в Сирии угрожает серьезная опасность.
Но почему именно Россия? Есть же другие страны на свете, где господствующей религией является христианство восточного толка – пусть-де страны эти и напрягаются.
Эту точку зрения высказал не только сверхпопулярный – на российском TV – Майкл Бом. Ее сейчас активно разрабатывает один из наиболее талантливых молодых русских политологов-либералов, Дмитрий Некрасов. Вы его часто видите, и у Петра Толстого, и у Владимира Соловьева…
Так вот, главная мысль Некрасова: «Да что нам, больше всех надо? Есть же и другие!». Есть? Что, серьезно?
Дмитрий Некрасов на ясном глазу толкует о мощи иных восточнохристианских держав (помимо России?! – О, Господи…). Лукавит либерал.
А, действительно, мои доргие, не за-ради оправдания Путина (он в наших оправданиях не нуждается), а просто для чистоты эксперимента – пробежимся. Какие есть еще христианские страны восточного обряда – помимо России? То бишь, по сути, страны православные.
Греция, разумеется. Украина, Белоруссия, Молдавия, Грузия – из Союза. Далее – Сербия, Черногория, Скопье в рамках Югославии.  Наконец, Болгария и Румыния. Ну, добавим еще и Армению. Армяне, пусть и не православные, монофизиты, но явно надлежат христианам восточным.
Одиннадцать стран получилось.
А теперь представим себе, что все одиннадцать реально пылают желанием помочь сирийским христианам. Готовы воевать всерьез за то, чтоб древнейшее в мировой истории – сирийское христианство – СУЩЕСТВОВАЛО! И что?
Объединенной военной мощи этих одиннадцати стран хватит на то, чтобы победить Исламское Государство аль-Багдади? Да они будут разбиты «Джабхат аль-Нусрой», той самой «Джабхат аль-Нусрой», которая сейчас бежит, сверкая пятками, из Хомса, при одном только звуке приближения русских стратегических бомбардировщиков! (По-украински, оказывается, бомбардувальников. Классное слово. Щирый хохол Матвей Ганапольский оное слово сказал).

Вместо заключения
В одной из последних программ пра-правнук Толстого жестко прервал одного украинского приглашенного, г-на Гиржова. Прервал, возможно, и  зря. Человек о русской операции в Сирии рассуждал – и неглупо.
Но здесь проблема методологическая. Петр Толстой призвал украинских приглашенных только о Киеве и о Донбассе и говорить. А Сирия, Башар – резюмировал П.Толстой – это тема-де для взрослых мальчиков, им этой темой озадачиваться.
Есть немало хорошего в том, что произошло в мире за последние полтора-два года. Люди поняли: есть три сверхдержавы – США, Россия и КНР. Они все во всем мире и решают. Все прочие могут пыжиться своей мощью военной (Франция), мощью экономической (Германия), да просто пыжиться, в целом (Польша) – ничего все оные не решают.
А ведь создали эту ситуацию, высоко подняв Поднебесную и Русь, всего-то два человека – Дэн Сяопин и Путин.