Союз троцкистов и неоконов. Как идеи Льва Давыдовича живут и побеждают в… Америке

Осталось менее полугода до избрания нового президента США. Выборы эти – важнейшие. Впервые с 1980, когда Рональд Рейган – в будущем нежданно наиуспешнейший – совершенно легко снес действующего президента Джеймса Эрла Картера, выборы главы штатов реально волнуют весь мир. Нам внушают – и здесь, в Греции, в том числе – что исход ноябрьских выборов предрешен: победит Хиллари. И сие-де несомненно. Но ежели так, то из чего беснуются столько сторонники общечеловеческих ценностей? Победит Хиллари Клинтон – ну и Господь с ней. Но пока бывшая Первая леди даже не стала официальным кандидатом от Демократической партии.

Схватка консерваторов
Не забудем, старина Берни Сандерс все еще не проиграл. Смешной, идеалистически настроенный еврей-социалист в возрасте (75 лет), бьется из последних сил – и не смиряется с поражением.
Вообще, промеж нами говоря, может и чудо случиться: ежели Берни победит на праймериз в Калифорнии, то он сможет даже и (страшно подумать!) осилить Хиллари!
Простите, что? Загнул чересчур… Может, и да; но ведь триумфы Трампа заставляют поверить в чудеса.
А, впрочем, оставим Берни Сандерса в покое. Ведь если он действительно прорвется на ноябрь, то и статья эта будет представлять лишь чисто академический интерес.
Выборы эти пикантны вот еще почему: с обеих сторон к власти рвутся консерваторы. Как бы отсутствует столь важное для всяческих штатовских выборов либеральное крыло (к примеру, 2008, ультраконсерватор Маккейн – либерал Обама; или, 2012, против Обамы ярый консерватор-мормон Митт Ромни).
Сейчас мы имеем неоконсерватора Хиллари и одного из богатейших людей в Штатах вообще, Дональда Трампа. В чем разница меж ними?

Разница меж неоконами и Трампом
Казалось бы, в главнейшем Клинтон и Трамп совпадают. Оба они – душой и телом – за базовые принципы классической (для USA) модели капитализма. Неприкосновенность частной собственности, святость личной коммерческой инициативы, снижение налогов на предпринимателей.
Оба – и Хиллари, и Дон – противники европейских социал-демократических глупостей типа развитой социалки. Но Хиллари – неоконсерватор, а Трамп – старый добрый англосаксонский ретроград; тоже, стало быть, консерватор.
В чем же разница? Да в этом самом НЕО! И суть в совершенно разном подходе к делам внешним.
Суть американского неоконсерватизма и состоит в том, что объектом вожделений (и одновременно – ответственности) Соединенных Штатов является весь МИР. Не больше, но и не меньше! И, стало быть, надо вмешиваться всюду и всегда.
Муж Хиллари в годы своего президентства (1993-2001) лез повсюду! Хотя, конечно же, грешного Билла трудно назвать консерватором…
Дональд же Трамп – консерватор классический. Его мало интересует то, что происходит вовне Америки; особливо, если сие, по мнению Дона, на эту самую Америку не влияет.
Проворные журналисты уж окрестили Трампа приверженцем Доктрины Монро.
Джеймс Монро, президент США (1817-25), был чистейшей воды изоляционистом. Монро полагал, что необходимо в делах внешних ограничиваться собственным огромным суперконтинентом (Северная, Центральная и Южная Америки) – и вообще не связываться с Европой и европейцами. Европейцы Монро (как и многим прочим штатовским президентам в дальнейшем) были малопонятны, несимпатичны, да и вообще подозрительны…
2 декабря 1823г., выступая в Конгрессе, Джеймс Монро внятно и конкретно разъяснил, что все Западное Полушарие является зоной приложения американских национальных интересов; и европейцам сюда лезть – не след… А американцы не полезут в Европу вовсе.

Ирвинг Кристолл
Нельзя не согласиться с американскими журналистами, сими бойкими пиратами пера.
Дональд Трамп действительно во многом разделяет Доктрину Монро. Да Дональд более последователен! Если Джеймс Монро толковал о необходимости контроля вся и всего в Западном Полушарии – от каких-нибудь канадских эскимосов и до крайней точки на карте Чили, то Дональд Трамп даже и Мексику в упор видеть не хочет. Отгородиться от проклятых Чиканос стеной – и пошли они!
Это предопределяет и самый факт раскола электората Трампа и Хиллари. Изоляционизм Трампа ведет к тому, что за него вовсе не голосуют латинос, как, впрочем, и афроамериканцы. Это – люди Хиллари. За Дональда же Трампа – взрослые, серьезные, белобрысые мужчины-англосаксы: те, чьи предки и создали Америку!
Но в чем же еще разница меж консерватизмом Трампа, одного из богатейших людей США – и неоконсерватизмом Хиллари. Неоконы агрессивны и склонны к авантюрам. Именно сей авантюризм позволяет как-то иначе взглянуть на неоконсерватизм вообще.
Отец неоконсерватизма, крупнейший штатовский мыслитель Ирвинг Кристолл (1920-2009), исходил из несомненности того, что Штаты должны быть активны. Они не должны пассивно в духе Джеймса Монро сидеть и взирать. США должны активно ОТБРАСЫВАТЬ страшного врага, коим тогда являлся Советский Союз.
Однако Ирвинг Кристолл был настолько умен, что понимал – дело не в СССР. В отличие от бесконечных – и куда более разрекламированных – Бжезинского и Киссинджера, Ирвинг Кристолл открыто заявлял, что главным врагом США является вовсе не СССР (вещь, как выяснилось – преходящая). А историческая Россия, одной из модификационных форм коей, Советский Союз и является. Ясно и конкретно! И – соответственно – Ирвинг Кристолл всерьез занялся одним из важнейших русских политических мыслителей ХХ века.

Начало пути
Ирвинг Кристолл совершенно неожиданно стал троцкистом!
Как сочетается приверженность неоконсервативным ценностям – с троцкизмом, который, безо всякого сомнения, является одной из форм марксизма? Да великолепно сочетается, и нынешняя избирательная кампания Хиллари, которую уж много лет тому окрестили троцкисткой – ярчайшее тому подтверждение.
Возможно, не столь уж неправы адепты – ныне – классического марксизма (назовем их прямо и откровенно – сталинисты), кои утверждают: теория и – особливо – практика троцкизма отнюдь не противоречат нынешним (и самым жесточайшим!) формам капитализма.
Ежели чуть отвлечься, то, возможно, здесь и разгадка шарады сложнейшей: каким образом Алексис Ципрас, премьер-министр Греции и откровенный троцкист (чего никогда и не скрывал), умудряется уж полтора года воплощать в жизнь теории самого жесточайшего, самого бесстыдного капитализма. По сути – концепции социал-дарвинистские. Выживет-де греческий народ – и ладно. А нет – так уменьшим нагрузку на почву.

О Троцком
Впрочем, необходимо здесь дать толковую справку о самом Троцком – дабы было понятней, откуда у горя ноги растут…
Лев Троцкий (настоящее имя Лейба Давидович Бронштейн) родился в 1879 году в сельце Яновка (близ Херсона) в семье одного из богатейших помещиков-арендодателей всей Южной России – Давида Леонтьевича Бронштейна.
Мать Троцкого – Анетта Львовна Животовская – была по статусу и повыше супруга, принадлежа к самому цвету ашкеназской финансово-банковской элиты.
Семья была не шибко верующая. Удивительно, но в семье Троцкого разговорным языком был… русский. По всей видимости, сие связано с высоким социальным статусом Бронштейнов.
Маленький Лева очень прилично изъяснялся и на малорусском диалекте, а вот идиша не знал вовсе. И в древнееврейском – масса свидетельств – был чрезвычайно слаб.
Его знаменитые товарищи по российской социал-демократии представляют собой картину кардинально противоположную…

О языке
Речь идет о таких знаменитых большевиках, как, скажем, Григорий Евсеевич Зиновьев (наст. имя Гирш Радомысльский-Апфельбаум) и Лев Борисович Каменев (наст. имя Лейба Розенфельд). Эти двое, уже находясь на постах высочайших, имели проблемы с русским языком – не столько с письменным, сколь с произношением.
Роза Люксембург – ярчайшая фигура польской, русской и германской социал-демократии, уже будучи вполне взрослой девушкой, никакого языка кроме идиша – и вовсе не знала!
Наконец – пример ярчайший – один из наиболее значимых (в будущем) троцкистов – Карл Бернгардович Радек. Этот парень чуть не до Октября 1917-го русского языка вовсе не знал! Тем не менее, в дальнейшем, уже в 20-х гг. Радек становится самым сильным – и читаемым! – советским журналистам. В 30-е гг. мой отец – мальчишкой – с нетерпением ждал в «Известиях» статьи Радека!
Каким образом Радек умудрился – Бог весть! Впрочем, времена были смутные.
Тот же Радек, с его характернейшей иудейской внешностью, еще на рубеже 20-30-х гг. прошлого столетия дружил – и искренне – с левыми нацистами: с писателем Йозефом Геббельсом, братьями Отто и Грегором Штрассером, Эрнстом Ремом.
Да что там! Карл Бернгардович и с самим Гитлером не раз встречался. А Гитлер уже тогда был фюрером НСДАП…
Внешность Троцкого была никак не менее ярко выраженной иудейской, нежели у Радека. Но знание русского как родного ему немало помогало.
И Радек, и Троцкий – превосходные литераторы (легко справиться). Но мы не знаем, каким оратором был Радек.
Лев Давидович был оратором великолепным, умевшим людей поднять. В чем явно превосходил двух иных великих Русской революции – безбожно картавящего Ленина и очень тихо говорящего, лишенного – казалось бы – эмоций Сталина.

Троцкий. Основные вехи
Троцкий был политиком активнейшим.
Уже в 1905 году 26-летний Лев был лишен всех гражданских прав и прав состояния на территории всей Российской империи.
На долгие годы Троцкому был путь в Россию закрыт. И в социал-демократии русской место Троцкого – непростое.
Перед II съездом РСДРП Троцкий полагался пылким сторонником Владимира Ильича; его так и называли – «ленинской дубинкой». Но большевиком Троцкий не стал. Именно на сем съезде он и разругался вдрызг с Лениным. А через три года, в 1906 году, Ленин, вспомнив «Господ Головлевых», великий роман Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина, припечатает Троцкого – как позорным клеймом: «Иудушка Троцкий»…
Десять лет ярой вражды – но в 1916 году позиции Троцкого резко усиливаются. Опираясь на связи со своими родственниками – Шиффами, Животовскими – Троцкий подсаживается на субсидирование еврейско-американскими банкирами будущей русской революции. Тем паче, что один из сих богачей был родным братом его матери.
В середине 1917 года Троцкий и его единомышленники (т.н. межрайонцы) возвращаются в революционный Питер. И сразу – с корабля на бал.
Троцкий сотоварищи берет участие в VI съезде большевистской партии. Работой съезда руководил Сталин.
Каждый вечер, после окончания заседания, Иосиф Виссарионович – совершенно не таясь – ехал на поезде в Финляндию. Туда, где скрывались – скрывались? – от ищеек Временного правительства Ленин и Зиновьев. И ни разу Сталина не проследили!
Именно в соответствии с указаниями Ленина, Сталин принимает Троцкого и прочих межрайонцев – Урицкого, Володарского, Иоффе – в партию. И не просто в партию; ребята толпой заходят в ЦК, ЦК той самой партии, где их 15 лет последними словами поливали… А они на чем свет стоит ругали эту самую Большевизию…

Троцкий после Октября
Вроде и пунктиром пишу, но о такой яркой фигуре, как Троцкий, пунктиром не очень-то выходит… Вскоре Троцкого большевики выдвигают главой Петросовета. Учитывая – объективно – отсутствие Ленина, именно Троцкий с 20-го по 27-ое октября руководит ходом Великой Революции.
После Октября Троцкий занимает посты важнейшие. В 1917-18 Лев Давидович – нарком по иностранным делам, с 1918 по 1925 – нарком по военным и морским делам, председатель Реввоенсовета.
Троцкий по сути (вместе со своим другом Эфраимом Склянским) и создал ту самую «непобедимую и легендарную, в боях познавшую радость побед» – РККА (Рабоче-Крестьянскую Красную Армию).
В 1917, 1919-26 Троцкий – член Политбюро ЦК партии, один из пяти изначальных (наряду с Лениным, Каменевым, Сталиным и Крестинским). Даже Зиновьев был не с самого начала.
Но в 1927г. Троцкий как глава антисталинской оппозиции высылается в Алма-Ату, в 1929 – за рубежи СССР. В 1932 году ЦК ВКП(б) исключает Льва Троцкого из партии. А в 1938 году Троцкий собственноручно создает IV Интернационал – в противовес сталинскому III (Коминтерну). И этот троцкистский Интернационал достаточно уверенно функционирует и по сию пору. Его отделения есть и в Греции, и – сегодня – в путинской России.
Но особенно силен троцкизм в Полушарии Западном – в Латинской Америке, там, где в 1940г. в местечке Койакан (близ Мехико) будущий Герой Советского Союза Рамон Меркадер зарубил Троцкого ледорубом. И в самих Соединенных Штатах, где одним из ярчайших сегодня лидеров троцкизма является издатель журнала «Weekly Standard» Уильям Кристолл.
Сын Ирвинга Кристолла, ярый неоконсерватор и троцкист. Духовный отец значительной части элиты Демократической партии. В том числе и Хиллари Роддам (Клинтон).

Неоконы как скрытые троцкисты
Все лидеры неоконов, все эти вице-президенты Байдены, министры обороны Эштоны Картеры и протчая – троцкисты: причем и не шибко-то на самом деле маскирующиеся.
Вся их теория базируется на трех китах, явно сопрягаемых с Троцким.
1. Социальный дарвинизм, то есть явное разделение общества на избранных и быдло. Которое и должно этих избранных ублажать. В этом смысле вовсе не случайно (см. концепцию избранного народа), что все значимые неоконы-теоретики, кроме отца и сына Кристоллов – евреи: Либерман, Дершовиц, Краутхалмер, супруги Каган, Перл-Фейт-Перетц.
2. Неимоверное стремление будоражить все и вся – взорвать Ближний Восток, покрыть пожарами Украину. Все это стремление неоконов к управляемому хаосу – по сути есть перепев блестяще разработанной еще Львом Троцким теории Перманентной Революции.
3. Полный нравственный развал, пропаганда гомосексуализма, выступление против традиционной моногамной семьи и так прочее. Все это – от Троцкого.
Троцкий – один из наиболее развращенных политиков ХХ века вообще (см. интереснейшее исследование историка, кстати, соплеменника Троцкого, Б.Илизарова: Борис Семенович Илизаров. Сталин. Штрихи к портрету. «Новая и новейшая история», №3,4, 2000).
Но главное – даже не сии три кита; они открыто провозглашаются, известны… Главное – это сближающее Троцкого и неоконов чувство глубинной ненависти ко всему традиционному, базирующемуся на подлинных нравственных ценностях, отличных от тех, что укоренились в двадцатимиллионном Нью-Йорке – воистину граде дьявола. А потому Хиллари идет с ненавистью – нет, не только к путинской России, но и к старому Китаю, и к традиционному исламу. И даже к Америке!
Америке белого все еще большинства, англосаксов-блондинов, гетеросексуалов, набожных протестантов… Хиллари их ненавидит всей душой, воплощая заветы Льва Троцкого и Ирвинга Кристолла. А они проголосуют за Трампа.