Конституционные изыски Алексиса Ципраса

В обстановке всеобъемлющего кризиса греческий премьер решился на проведение кардинальной конституционной реформы

Мировое общественное мнение вновь заинтересовалось Элладой: несмотря на полнейший раздрай в Европе, на террор, на выборы в Штатах, на Рио, наконец. Основания к тому есть. Премьер-министр Алексис Ципрас выступил с пакетом конституционных реформ, столь важных, что при их осуществлении, речь пойдет не о поправках к действующей Конституции, а о Конституции новой. Отзвук, однако, даже и греческой прессы – недостаточен.

Вялая реакция
Связано это с тремя следующими обстоятельствами: во-первых, неудачно выбрано время для подобных предложений. Греция находится пред лицом весьма и весьма серьезных испытаний. А ежели Эрдогану прийдет в голову открыть дверку для сирийских беженцев, то и вообще нам – Божие Небо в овчинку покажется. Не до конституционных реформ…
Во-вторых, так же, как в июле прошлого года, так и ныне правительство Ципраса страдает нечеткостью формулировок. Трудно понять, какие именно реформы в виду имеются, и во что все сие выльется.
Наконец, для проведения столь серьезных реформ Конституции, правитель должен иметь огромнейший (я бы сказал – путинский) кредит доверия. А Ципрас всЕ исчерпал в июле прошлого года.
Пусть вопрос был сформулирован нечетко, но греческий народ в количестве 62% проголосовал за некое удаление (и отдаление) от Евросоюза. После чего Ципрас убыл в Брюссель, и вердикт своего народа – немедля слил… Какое уж тут доверие?
Аналог: Путин сейчас передает Крым Порошенко! Какова будет при таких обстоятельствах реакция русского народа?!

Всенародное избрание президента
Теперь – предметней.
Ципрас, сообщают нам, предлагает всенародное избрание президента. Следовательно, превращение фигуры чисто репрезентативной – в фигуру властную.
Президент Греции должен превратиться из никому неведомого и ничтожного Гаука (президента Германии) в полновластного Обаму. Или Хиллари… Или Трампа… Да хоть в Путина иль Олланда!
«Нам нужен сильный Государь, а не опека над Государем» (Граф Алексей Констатинович Толстой. Драма «Смерть Иоанна Грозного»).
Я сам всегда предлагал в Элладе перейти от парламентской республики к президентской. Но здесь мы имеем дело с подменой понятий.
Парламентская республика – таковая, где правительство формирует парламент и где ответственно оное – пред парламентом (пример: нынешняя Германия – фрау Меркель).
Президентская республика – таковая, где правительство формирует президент – и ответственно оно перед президентом (классические примеры – Олланд во Франции, Путин в России).
Я за русско-французскую модель ратую! Ципрас же – подменяет понятия! (Далее везде – перевод мой, Я.Т.).
«Ежели в течение первого и второго тура голосований в Парламенте ни один из кандидатов не наберет абсолютного большинства голосов (180 из 300 – Я.Т.), то третье голосование дОлжно проводить всенародно».
Это не всенародное избрание! Это в том случае, ежели в парламенте не пройдет дважды, то тогда… Быть может… Это – и вновь – избрание президента в парламенте, в сем суть. А, значит, Италия – не боле.
Да Ципрас и сам уточняет: «Некоторое увеличение властных полномочий президента Эллады может усилить его позиции, не затрагивая, однако, самого ядра Конституции».
Это и называется – рассуждения «применительно к подлости». Некоторое… Может… Не затрагивая…
Еще хуже – далее. Ципрас обещает проводить Референдумы по важнейшим вопросам. Кто на них пойдет, после июля 2015 года?
Есть два подхода: Горбачев провел в 1991 году Референдум о единстве Союза: плюнул на итоги и растер. И сам в Кремле остался… А вот Дэйв Кэмерон провел Референдум о BREXIT. Итоги проводятся в жизнь, а сам Кэмерон с Даунинг-стрит ушел.
Далее Ципрас объявляет, что депутатом след быть не более восьми лет и премьером может быть лишь действующий депутат. Как к сему относиться, я не знаю.

Прямо пропорциональное представительство
А вот предложение Ципраса об απλή αναλογική – на первый взгляд – привлекательно.
Получил ты 10% голосов, в парламенте из 300 – 30 депутатских кресел.
Ликвидируется идея БОНУСа, когда победившая партия слету берет еще 50 голосов. Даже если полпроцента выиграла всего.
Впрочем, сия идея Ципраса вступит в силу только через одни еще выборы: так что можно бы и не заморачиваться.
Однако ж от себя скажу. Если Греция станет реально президентской республикой, то απλή αναλογική – это здорово. А вот если останется республика парламентская, то тогда без БОНУСа будет тяжко даже попросту сформировать правительство.

Церковь и государство
И, наконец, последняя конституционная мера, предложенная Ципрасом.
И, опасаюсь, что с учетом антихристианских тенденций в нынешней Европе, именно сия мера будет первой и проведена в жизнь.
Итак.
ДОлжно гордиться тем, что сегодня Греция является единственным православным государством в Европе, где Церковь не отделена от государства. Конституция наша гласит: «Господствующей религией в Греции является религия Восточноправославной Церкви Христовой».
Алексис Ципрас прямо заявляет, что нужны-де «гарантии религиозного нейтралитета Государства». Но сии гарантии – прямое отделение Государства Греческого от Церкви.
Отделение государства и без того слабого, лишенного и без того уж малейшего намека на суверенитет – от Церкви, от той религиозной (ПРАВОСЛАВНОЙ) идентичности, во имя коей это государство и было создано в 1830 году. Все это мне вообще не нравится…
Правда, Алексис Ципрас – человек осторожный. Не надобно полагать, что коль он атеист, то это прямо Емельян Ярославский – из «Воинствующего Безбожника» образца 1935г.
Греческий премьер и толкует как бы умеренно: «Мы знаем, что религиозный вопрос – вопрос чрезвычайно чувствительный».
И раскрывает: «Наряду с гарантиями религиозного нейтралитета греческого государства, необходимо сохранить по историческим и практическим причинам православие как господствующую религию».
Вот здесь-то и налицо когнитивный диссонанс! Каким образом г-н Ципрас собирается сочетать гарантии религиозного нейтралитета греческого государства – и господствующую роль православия в оном?
«В одну телегу впрячь не можно,
Коня и трепетную лань».
А, впрочем, здесь куда более подходят строки уж помянутого выше графа Алексея Константиновича Толстого из его гениального стихотворения «Сон Попова» – этого образца сатиры на либеральное словоблудство!
Вот что говорит либеральный русский министр:
«Прошло у нас то время, господа!
Могу сказать – печальное то время,
Когда наградой пота и труда –
был произвол;
Его мы свергли бремя…
Народ прозрел, но не вполне.
Да-да… Ему должны помочь
вступить мы в стремя!
В известном смысле –
сгладить все следы,
И так сказать – вручить ему бразды».
Алексис Ципрас своего тезку, русского графа Толстого – полагаю, не читал. Но умением говорить красиво – и ни о чем, также владеет в совершенстве.
Впрочем, продолжаю уверять: кой в чем неоэллины – потомки эллинов древних по прямой. Нация риторов!
Вот Нарышкин признал: в русской Думе с десяток – златоустов. Да половину мы с лета назовем – Железняк, Морозов, цицерон – военная косточка – Франц Клинцевич (правда, он вроде у Матвиенко в СФ)…
Да Жириновского не забудем!
У греков – не так: у греков все в Парламенте – сплошь демосфены. Да в Греции каждый κρεατάς (мясник) – Эсхин Афинский!
А, впрочем, если б в Греции истеблишмент был национально, а не компрадорски, ориентированным, то следовало бы за православие держаться сегодня и руками, и ногами.
Ципрас вовсе неглуп. Потому и пишет: «Конституционная роль православной церкви должна отвечать долгосрочным жизненным интересам греческого государства».
Удивительно верный постулат! И как четко Алексис Ципрас оный сформулировал!
Огорчает иное… Дабы воплотить оный постулат в жизнь, Ципрасу и его партии ΣΥΡΙΖΑ нужен преизряднейший кредит доверия греческого народа.
А оный бездарно растрачен чуть боле года назад…