Стилиди Панаету Георгиевичу – 60!

Уважаемые читатели! Хочу рассказать вам об одном достойном враче – нейрохирурге и просто очень хорошем человеке – Стилиди Панайоте Георгиевиче. Мы знаем друг друга без малого 40 лет, а начиналась наша дружба еще в Сухуми. Здесь в Греции, я думаю, мы не только не потеряли, а наоборот укрепили наши отношения.

«Δεν πειράζει που περνάνε
Τόσο γρήγορα τα χρόνια,
Οι ψυχές μας δεν γερνάνε,
Και αυτό μετράει μόνο».

Сейчас подумала о том, что очень многие за время пребывания Панаета в Греции и общаясь с ним, могли бы, как и я, рассказать о нем много доброго и хорошего. Но я настолько уважаю и люблю этого человека, настолько считаю его своим, что мне кажется, что более объемно и точно о нем никто не сможет сказать. По крайней мере мне так хочется думать. И вот я вам расскажу…
Мое первое знакомство с Панаетом состоялось в ресторане «Москва» в г. Сухуми, куда нас с мужем пригласил наш кум Пантелей. Повод? Младший брат закончил мед. институт и ординатуру и теперь вернулся в родной город. Первое впечатление — самое хорошее. Сразу понравился симпатичный, приятный молодой человек. Он держался просто, но очень достойно, был улыбчив и одинаково доброжелателен со всеми. И еще обращало на себя внимание наличие у него какой-то внутренней культуры, что среди местных молодых людей греческой (и не только) национальности, явление, прямо скажем, было не частое. Разве что исключением был мой муж (шутка). Пишу о своем муже как бы в шутку, но, как известно, в каждой шутке есть доля шутки…

Всероссийский съезд нейрохирургов в г.Казань. Академик А.Н.Коновалов с сыном
Всероссийский съезд нейрохирургов в г.Казань. Академик А.Н.Коновалов с сыном

Я даже помню, что в тот вечер в ресторане мы с Панаетом танцевали под модного тогда Адриано Челентано.
Потом было устройство на работу. Его, молодого специалиста, сразу взяли в республиканскую больницу нейрохирургом, в открытый в то время нейрохирургический центр. И уже через полтора — два года, Панает Георгиевич, в отсутствие директора Напо Месхия, исполнял его обязанности. Сам Месхия серьезно занялся политикой и собирался назначить Панаета своим преемником. Но этим планам не суждено было сбыться: началась никому не нужная грузино — абхазская война.
Довоенный Сухуми. Мы все были очень дружны в те счастливые годы. Буквально все праздничные дни отмечали вместе. Но, однажды случилось одно маленькое событие, которое сначала меня даже обидело, а потом заставило пересмотреть свои взгляды и многое понять.
Кажется отмечали очередной мой день рождения (по молодости у нас было много приятных и веселых встреч). И вдруг я узнаю, что Панаета не будет с нами. Как? Почему? С претензией обращаюсь к нему. Панает мне объясняет, что буквально вчера к ним в отделение поступила 3-х летняя девочка, упавшая со 2-го этажа. Мама оставила дочку на попечение бабушки и уехала, и вот эта бабушка так боится за внучку, что все время плачет и не может успокоиться. Панает провел успешную операцию и с девочкой все «О кей», но он обещал бабушке, что никуда не уедет и ночь проведет в больнице с ними. Не сразу, сразу была обида, а потом я поняла, насколько это было правильно и человечно.
Вот я и перешла к профессии Панаета.

П.Г.Стилиди, профессор Лихтерман Л.Б., академик Потапов А.А. и профессор Кравчук А.Д.
П.Г.Стилиди, профессор Лихтерман Л.Б., академик Потапов А.А. и профессор Кравчук А.Д.

Я преклоняюсь перед настоящими врачами любой специальности. И для меня критерием оценки работы врача является мысль Великого Илизарова о том, что при поступлении в мед. институт главным экзаменом для абитуриентов должен быть экзамен на Милосердие.
Стилиди Панает Георгиевич сдал этот экзамен на «Отлично» и продолжает сдавать его каждый день.
В Греции судьба нас разбросала по разным регионам. Мы живем на Севере – в г. Салоники, а Панает – на Юге – в г.Триполи. Но даже находясь на расстоянии, он, как настоящий врач, когда-то давший клятву Гиппократа и выбравший по призванию такую сложную профессию, делает все, чтобы по мере своих возможностей, облегчить страдания людей: и больных и их близких.
Моя мама, пока ее не прооперировал один Чародей – кардиохирург Азми Алотзейлат, много раз умирала в разных больницах г.Салоники. Один из таких разов произошел в реанимации больницы Папаниколау. Врачи объяснили нам, что маму может спасти только кровь очень редкой группы, которой, к сожалению, у них нет. Что делать? Где найти эту кровь? Как спасти маму? В полной безнадежности, плача, я звоню Панаету. Через 5-6 часов кровь нужной группы была доставлена. Когда мы вечером снова пришли в реанимацию – мама открыла глаза. Разве такое забудется?
Полтора года назад умер мой зять. У него выявили самый страшный вид опухоли мозга, распространяющийся с невероятной быстротой. Врачи отказались его оперировать, мотивируя свой отказ тем, что жить ему осталось не больше двух недель. И снова Панает. Он, находясь в другом городе (более 600 км.) с той самой минуты и до самого конца жизни моего зятя руководил этим страшным процессом. Вел переговоры со всеми врачами, медперсоналом, а главное, он постоянно, ежедневно поддерживал нас. Я могу смело сказать, что в те страшные дни мы жили только его звонками.

Братья Стилиди и И.Зелилов
Братья Стилиди и И.Зелилов

Я часто думаю, как важен в жизни каждого человека правильный выбор профессии. Как здорово, как хорошо, что Панает стал врачом! Скольких людей он сделал здоровыми и счастливыми и скольким еще сумеет помочь!
В областной клинической больнице города Триполи, где Панает Георгиевич работал врачем – нейрохирургом, он за очень короткий срок снискал уважение и любовь своих коллег, причем в такой степени, что при первой же вакансии, его единогласным решением всех врачей этой клиники избрали на должность заведующего отделением нейрохирургии. Есть ли еще кто-то из наших врачей, скажите мне, кого бы выбрали заведующим отделением? Я таких не знаю.
С Панаетом Георгиевичем дружат и постоянно его приглашают, и не только на съезды и симпозиумы, но и на свои юбилеи такие, известные всему миру профессора и академики нейрохирургического центра имени Бурденко, как Коновалов А.Н., Потапов А.А., Лихтерман Л.Б. и др. Не каждый врач может похвастать уважением таких людей.
При том, что Панает достиг определенного положения и может гордиться дружбой таких светил мировой нейрохирургии, он никогда не зазнается и всегда остается самим собой.
Для него ранг никогда не являлся основным критерием оценки людей, поэтому к нему тянутся все: и родственники (успешные и не очень), друзья (занимающие определенное положение и те, с кем он рос в детстве), соседи и многие многие другие. Он прост в обращении и всегда одинаково открыт для всех. Еще он является прекрасным сыном, хорошим мужем, любящим братом и заботливым отцом.
Панает очень занятой человек. Много времени занимают сложнейшие операции, отнимающие у него физические и духовные силы. А с этого года он избран еще и председателем местного понтийского общества, для которого тоже требуются силы, время и нервы. У него пожилые родители, большая семья. Но я не помню случая, чтобы когда-нибудь Панает, сославшись на занятость, не ответил на мой звонок или проявил в разговоре со мной какое-то недовольство (вот опять звонит). Совсем наоборот. Он внимательно выслушает и проявит полное желание помочь. Уверена, что не одна я могу похвастать этим.
Панаету сегодня 60!!! Но выглядит он намного моложе. А знаете почему он так хорошо выглядит? Потому, что он никогда никому не завидует, а наоборот, всегда радуется успехам других. Он никогда не бывает равнодушен к чужой боли, а всегда доброжелателен и источает только позитивную энергетику.
Я сама себе задаю вопрос, что же все-таки главное в этом человеке? И нашла таки ответ: с ним хочется общаться, рядом с ним чувствуешь себя комфортно. От него заряжаешься положительной энергией.
Етик, мой золотой! Что тебе пожелать в твой юбилей?
Я хочу, чтобы ты долго, долго, долго был в строю. Чтобы доброе сердце твое никогда не задела даже тень равнодушия и черствости. И чтобы тепло, которое ты так щедро раздаешь людям, возвращалось к тебе и твоим близким в многократном размере.
Знай, что мы любим тебя и гордимся тобой.

Маргарита ЗЕЛИЛОВА, г. Салоники.

Поздравительный Адрес.
Панаету Георгиевичу Стилиди – 60!

От души поздравляю со славным юбилеем, желаю самых наилучших благ!
Шестьдесят! Это много или мало? Это не много и не мало! Для таких, как он — это мало! Бог смилостивится и отпустит ему еще столько же! А там видно будет! А вот, не мало, потому что – это солидный возраст!
В шестьдесят человек должен приостановиться и присесть – оглянуться назад и призадуматься: как он прожил эти шестьдесят лет.
Уверен, Панаету Георгиевичу не трудно будет это сделать! Ему не будет неудобно и больно за бесцельно прожитые годы!
Он, сколько я его знаю, был во всем примечателен – был скромен, внутренне собран, уравновешен. Не шумел, как некоторые другие, чтобы обратить на себя внимание. Не вставал и не чихал для этого! Он молча, тихо делал свое дело! Свое очень нужное и благородное дело – дарил людям здоровье и счастье!
А начиналось это…
Это было давно – в конце восьмидесятых прошлого столетия. Нейрохирургическая служба в Абхазии только зарождалась, еще не встала твердо на ноги. В один из обычных дней в кабинет входит юноша, лет 23-25-ти. Один, без никого! Одет скромно, но со вкусом. Опрятен, выглядит симпатично! Здоровается и стоит! После повторного приглашения, присел. Я думаю: «К чему все это, на больного не похож и никого не сопровождает!» Делает паузу и называет себя. Говорит: «Я местный, сухумчанин, учусь в Казахстане, заканчиваю Медицинский институт и хочу вернуться домой. Хочу стать нейрохирургом. Теперь у меня каникулы, и вот зашел к Вам, чтобы узнать, имеются ли у меня шансы, чтобы устроиться у Вас врачом-нейрохирургом?»
Вот так: не больше и не меньше! А я слушаю и думаю: «Это не рядовой случай. Заходит один, без предварительного звонка, без кого-нибудь, без всяких там, не дай Бог «дураков», какие могли быть в подобном случае!..»
Это интересно, но думаю: «Откуда ему известно мое особое отношение ко всему греческому?» Нет, этого он не мог знать! Просто решил: попробовать самому, без какого-либо «блата»! И не ошибся!
Я так был удивлен, а он так скромно, но уверенно держался, что позабыл задать ему несколько вопросов на медицинскую тему чтобы понять: так же интересен ли он, как медик! Что я делал как правило всегда, когда знакомился с молодыми коллегами, но здесь я это почему — то не сделал, забыл… Не знаю почему! Условились, что такая возможность имеется, существует одно вакантное место, и он может надеяться, что по окончании Института будет устроен на это место! С этим и расстались.
Проходит несколько месяцев, и я получаю письмо: «Появилась возможность поступить в клиническую ординатуру по нейрохирургии тут же, в Алма-Ате», и спрашивает: «Как ему быть?!».
Я отвечаю: «Ординатура, так ординатура, поступай!».
Значит, еще на два года надо будет сохранить этому парню из «местной Греции» место! Дал слово, значит надо его держать! Звонили, подъезжали, приходили с приказом Минздрава в руках, но после беседы с этими соискателями, на обратной стороне приказа писал: «Он и Нейрохирургия обойдутся друг без друга». Были недовольства, обиды и все прочее, но все проходило без особых потрясений… Решения не менял! И был, как оказалось, прав!
Наконец прошли и эти два года, и наш Грек вернулся домой.
Нейрохирургическая служба окрепла, переехала из Ганахлебы (в 10 км. от столицы Абхазии) в Сухуми – в новый 4-х этажный корпус с самым передовым медико-техническим оснащением для тех лет. Коллектив большой, он сразу же впрягся в работу, и коллектив принял его хорошо, как своего!
Он был трудолюбив, безгранично был предан любимому делу. Не припомню каких-либо нареканий в его адрес. Парень выглядел во всем симпатично: и в том, как он вел себя в коллективе, и в обращении с пациентами и с их близкими. Был просто толковым: ассистировал на операциях и самостаятельно оперировал. Работать с ним было легко. Были на него особые планы: для начала заслал его в Москву к известному ортопеду-травматологу профессору Проценко для освоения операции на позвоночнике при пограничных состояниях спино-мозговой травмы. Он его освоил и стал успешно оперировать. Теперь не стали нужны и спинальные ортопеды! Были и другие планы – долгая командировка в Москву в Институт нейрохирургии им. Н.Н.Бурденко, но тут… война!
Ему нельзя было оставаться, и он уехал на свою историческую родину. И правильно сделал! Теперь трудности позади, он твердо встал на ноги и руководит Нейрохирургической службой целой области. Много оперирует и помогает людям! Это не каждый смог бы сделать. А он сумел! Почет и слава ему! А мне достаточно и того, что он, в отличии от многих других, помнит и ценит Сухумский нейрохирургический центр, его коллектив. А потому что он, вдобавок ко всему, еще и Человек!
Это самое главное, чего можно достичь! Он это сумел сделать, и потому так привольно ему среди людей, среди вас. Потому его так уважают и любят все, кто с ним имел хоть однажды дело!
Таких не много, таких и днем с огнем не сыщешь. Потому и бегал, наверное, его древний сородич Диоген средь бела дня с фонарем в руках и искал Человека!…
Думаю, что великий Диоген искал именно такого человека, как наш Панает Георгиевич!
Слава и почет такому Человеку! А если словами поэта, «лет до ста расти, ему без старости. Год от года расти его бодрости!…»
Еще раз самых наилучших благ Вам и Вашей семье, дорогой Панает Георгиевич!
Особая благодарность его отцу Георгию и матери Деспине за то, что они воспитали и подарили такого Человека людям! Мой низкий им поклон! Спасибо!

С уважением Нодари (Наполеон) Шалвович МЕСХИЯ*, доктор медицинских наук, профессор, основатель и директор нейрохирургического центра Абхазии, депутат Верховного Совета Абхазии, г.Зугдиди, Грузия, 21.08.2016г.

* Нодари (Наполеон) Шалвович Месхия является автором нашумевшей в Грузии книги «Как отторгалась Абхазия. Как это было» (на грузинском (в 2009г.)  и на русском (в 2011г.) языках).