Ольга Русская, королева всех эллинов

Но и тьма не затмит от Тебя,
И ночь светится, как день.
Псалом 139

О русском престолонаследии (до Петра)
Ольга Константиновна принадлежала к четвертой русской царской династии — Романовым. Ольга неимоверно увлекалась историей русского правящего дома — генеалогией Романовых — и тщательно ее выписала. Стремясь, кстати, и сама уразуметь свое собственное место в потоке русских царственных лиц.
Первые три династии — цари Рюриковичи (Иоанн IV Васильевич Грозный, 1533–1584, его сын Феодор I Алексеевич, 1584–1598, а также Василий Шуйский, 1606–1610), цари Годуновы (Борис, 1598–1605, его сын Феодор II Борисович, 1605) и польский королевич — русский царь Владислав Ваза (1610–1613), умудрившийся даже не принять православие.
В 1613г. на Земском соборе на престол возводится 16-летний Михаил Феодорович Романов (1613–1645), ближайший родич Анастасии Захарьиной-Юрьевой (Романовой), первой жены Иоанна Грозного, а стало быть, и ближайший родич ее сына — царя Феодора Иоанновича — по женской линии.
Михаилу Феодоровичу наследует его сын — царь Алексей Михайлович, а тому, в свою очередь, его сыновья — Феодор II Алексеевич (1676–1682), Иоанн V Васильевич (1682–1696) и Петр I Алексеевич (1682–1725) — Петр Великий.
Вся эта бестолковщина в русском престолонаследии, осмеянная всеми и всяческими русофобами (особенно в сочинении Михаила Евграфовича Салтыкова-Щедрина «История одного города»), началась лишь по смерти Петра Великого.
От Петра и до Николая I
Петр, казнив своего сына от Евдокии Лопухиной — царевича Алексея, прервал законную линию наследования внутри дома Романовых. Собственно, Петру I должен был наследовать Петр II Алексеевич, его внук, сын казненного Петра. Но Петр Великий уже не доверял потомству первой жены — царицы Евдокии, кою самолично зверски и замучил.
В 1721г. Петр издает «Указ о единонаследии», согласно коему сам государь назначает своего преемника(?!), любого члена правящего дома. Впрочем, Петр умирает в 1725г., ничего не успев решить.
На престоле (1725–1727) — Екатерина I Алексеевна (Марта Скавронская), немка с тяжкой биографией, коя и привела к колоссальной потере русской династией своего авторитета. Престол вслед за ней наследует тот же внук Петра Великого — Петр II (1727–1730), по смерти коего власть в России переходит к потомству Иоанна V Алексеевича (см. выше), так называемой Брауншвейгской династии — его дочери Анне Иоанновне (1730–1740), а затем и к внучатному племяннику Анны — младенцу Иоанну VI Антоновичу (1740–1741).
Лишь после свержения младенца на престол возвращается прямое потомство Петра Великого — его дочь Елизавета Петровна (1741–1761). Той наследует сын ее сестры, а стало быть, внук Петра I — Петр III Феодорович (1761–1762), однако по отцу Петр Феодорович уже немец, и, следовательно, как-то незаметно происходит подмена династии: на смену Романовым Московским (да хоть Петербургским!) приходит Голштин-Готторпская линия Романовской династии.
Петру III наследует его супруга-немка Екатерина II Алексеевна (она же София Августа Фредерика Ангальт-Цербстская, годы правления 1762–1796), по сути, узурпировавшая престол.
Лишь по смерти великой монархини ее и Петра III сын, 44-летний Павел I (1796–1801), взошел на трон. Павел был зверски убит, причем с ведома двух старших сыновей — Александра I (годы правления 1801–1825) и Константина. Это привело к величайшему надрыву в семье Романовых.
Александр I так и не смог себе простить смерть отца и в 1825г., скорее всего (эту точку зрения разделяла и Ольга Константиновна), тихо ушел в Таганроге, продолжив свою жизнь в качестве странника и богомольца. (См. Толстой Лев Николаевич. Полное собрание сочинений в 90 томах. Т.36, произведения 1904–1906гг., «Посмертные записки старца Федора Кузьмича», Москва, 1936.)
Константин Павлович в декабре 1825г. — еще до выступления декабристов на Сенатской площади — окончательно и бесповоротно отрекся от русского престола, прямо именуя себя Недостойным.
Таким образом, к власти приходит Николай I Павлович, третий сын Павла I, родившийся (1796), когда его августейший отец уже был императором. Его вины вообще никакой…

Николай I Павлович
На момент убийства отца Николаю Павловичу было всего пять лет, четвертому сыну Павла — Михаилу — и того меньше. В этом смысле Николай I взошел на престол, не долженствуя вообще ощущать никакой ответственности за трагическую гибель Павла. Никакой боли сердечной…
Однако королева греков Ольга Константиновна разъяснила нам, что сие — не так. Николай Павлович испытывал резкий стыд за то, что два его старших брата — по сути! — убили отца! Хотя все это и было свалено задним числом на фон Палена и Платона Зубова…
Стыд этот прорвался в 1830-м. После революции в Париже и окончательного удаления династии Бурбонов (у власти — король Луи-Филипп Орлеанский) сразу в нескольких ведущих театрах Парижа был поставлен спектакль из жизни русской, а именно: о том, как душили шарфом Павла I. Как добивали Павла I тяжелой серебряной табакеркой…
Французы к сему отнеслись, как и подобает французам: легкомысленно. Но русские… Не забудем, в России во всех учебниках писали, что Павел Петрович в 1801г. почил в бозе — вследствие апоплексического удара.
Французы поначалу не могли никак уразуметь, чего русские взъелись-то эдак из-за дел аж тридцатилетней давности. Но нашлись люди умные, разъяснили… Разъяснили, что молодой русский царь — он сын того самого Павла, коего паскудные царедворцы убили три десятка лет тому…
А Николай I вызвал к себе генерал-фельдмаршала фон Дибича, спасителя Эллады — указал: «Ежели-де французишки не повинятся да не снимут сию поганую пиеску со всех феатров — идти тебе, Иван Иваныч, на Париж!» Как в том мультфильме — «И пошли до городу Парижа!».
Все это живо напомнило Ольге Константиновне фразу, сказанную русским канцлером графом Безбородко по смерти Екатерины Великой: «Не знаю, как при вас, господа, будет, а при матушке ни одна пушка в Европе не могла выстрелить без русского соизволения!».

Потомство Николая I Павловича. Хитросплетения в семействе
Ольга Константиновна при всей своей любви к генеалогии явилась сама жертвой сей науки. Что удивительно: и в той же Греции, и даже в России (!) многие исследователи — и в трудах печатных! — разъясняют нам, многогрешным, что Ольга — племянница Николая II Александровича, последнего русского государя (годы жизни 1868–1918, царствования 1894–1917). Какая племянница?!
Возвернемся к Николаю I Павловичу. У него было семеро детей от государыни Александры Федоровны (она же — Шарлотта Прусская).
Старший — Александр (род. в 1818г.), будущий император Александр II Николаевич (годы правления 1856–1881). Затем подряд рождаются три дочери — Мария, Ольга, Александра, и лишь девять лет спустя после рождения Александра рождается Константин (годы жизни 1827–1892), выдающийся русский адмирал и отец нашей героини.
У Константина будет шестеро детей, а именно Николай, Ольга, Вера, Константин, Дмитрий и Вячеслав.
Константин, отец Ольги, таким образом, младший брат Александра II, следовательно, Ольга Константиновна — двоюродная сестра императора Александра III Александровича (годы правления 1881–1894). Выходит, Ольга, королева Эллады, последнему русскому государю Николаю II, сыну предыдущего, и не племянница вовсе, а, насупротив, — двоюродная тетка. Ведь как просто!

Отъезд Ольги
Ольга Константиновна Романова, внучка Николая I и дочь адмирала Константина Николаевича, родилась 22 августа (3 сентября) 1851г. в Павловске. Помимо нее, в семье Константина Николаевича очень прославился один из сыновей — выдающийся, я бы сказал, хрестоматийный русский поэт Константин Константинович. Его из хрестоматий даже и советская власть не выбросила. Всем он известен — по крайней мере, должен быть известен! — под псевдонимом К. Р. (Константин Романов).
Ольга также обожала поэзию, даже издала сборник своего любимого Лермонтова: «Извлечения из сочинений Михаила Юрьевича Лермонтова на каждый день года». Извлечения эти были испещрены автографами членов императорского дома Романовых и многих иноземных династий. Сейчас это — редчайшие историко-культурные ценности.
По достижении Ольгой шестнадцати лет на семейном совете (под руководством ее дядюшки, Александра II) было принято решение: выдать Ольгу за второго новогреческого государя, Георгиоса I Глюксбурга (таково правильное написание по-русски, династия Датская).
Ольга отличалась не только редкостной красотой и удивительной белизны кожей: оно ладно, оно и опричь Ольги бывало. Фотографии Ольги и ее портреты (причем в возрасте различном!) неопровержимо свидетельствуют: у великой княжны Ольги Константиновны была совершенно современная сексапильность, и на это обращали внимание даже тогда, когда Ольга была БАБУШКОЙ(!) действующего монарха.
Впрочем, в 1867г. Ольга была еще дитё дитём: она умудрилась почти что ничего не взять с собой из Петербурга, где и состоялось бракосочетание (15/27.10.1867).
Зато упаковала всю свою богатейшую коллекцию кукол — фарфоровых, матерчатых и всяких прочих — и повезла их в Грецию. Царь Александр II разругал племянницу — дескать, что за ребячество, но сам Георг I юную невесту нежданно поддержал. «Она же совсем еще ребенок», — сказал греческий король. И все согласились.

Ольга в Греции
Ольгу полюбили. Полюбили и сами греки, а, ведь что главное, брак оказался весьма и весьма удачным. Ольга очень быстро и в совершенстве овладела греческим и говорила на нем безо всякого акцента, как и Георг I. Как, впрочем, и предшественник Георга на греческом престоле баварский принц Оттон I. Как, кстати, и мать последнего греческого короля династии Глюксбургов, немка Фредерика. Греческий язык — он не из легких. Но монархи как-то легко оный выучивали. Проблемы возникли при руководстве демократическом.
Брак Ольги и Георга I был успешным, и в оном родилось восьмеро детей. Впрочем, тезка матери, принцесса Ольга (родилась и умерла в 1880г.), умерла семимесячной. А из прочих пятеро — Георгиос, Александра, Николаос, Мария, Христофорос — по сути, канули в Лету.
Остались в нашей памяти двое: Андреас, муж Алисы Баттенберг-Болгарской и отец Филиппа Эдинбургского. Того самого Филиппа Эдинбургского (родился в 1921г.), мужа Елизаветы II Виндзорской и отца принца Чарльза (Карла).
Таким образом, Ольга Константиновна — прапрабабка Уильяма, сына Чарльза и леди Дианы, наиболее вероятного наследника британского престола.
Но для греческой истории куда более важен — конечно же! — старший сын Георгиоса и Ольги — Константин (годы жизни 1868–1923).
Константинос, вошедший в историю под прозвищем Стратилат (Генералиссимус), освободивший от турок Фессалоники (еще наследным принцем), был греческим монархом в 1913–1917 и в 1920–1922гг. Греческий престол унаследовали по нем и три его сына — старший (Георг), средний (Александр) и младший (Павлос), а также внук Константин II, сын Павла.
Ольга принимала активное участие в общественной жизни Греции, и неоэллинская филантропия поры правления ее супруга — отождествляется с ее именем. Она организует знаменитые на всю Элладу Медицинские курсы. Особенно прославился военно-морской госпиталь в Пирее, созданный Ольгой, — по оснащенности чуть не самый лучший в то время в Европе. Ольга — дочь славного адмирала — вообще очень любила все, что связано с морем.

Ольга. Конец жизни
В 1913г. Ольгу постиг страшный удар: террористом был убит ее супруг, Георг I. На престол вступил старший сын королевы, Константин I.
Ольга в отчаянии; она даже пытается уйти в монастырь, но в 1914г. уезжает в Россию, где и живет в Стрельне — резиденции Константиновичей.
Уже немолодая, Ольга работает по ходу Первой мировой войны в хирургии различных военных госпиталей сестрой милосердия. Как, впрочем, и царица Александра Федоровна (Аликс), и старшая сестра царицы Елизавета Федоровна (Элла), и са́мые царевны. Но еще до 1917г. Ольга возвращается в Элладу.
Здесь — перемены. В 1917г. от престола отрекается сын Ольги — Константин Стратилат, и на трон восходит его второй сын — Александр (внук Ольги). Александр, пожалуй, наиболее прогречески настроенный из Глюксбургов, трагически погибает в 1920г. Его в Татое (резиденции греческих королей) кусает какая-то обезьяна(?!). Александр умирает от заражения крови.
А главой государства становится регент греческого престола Павлос Кунтариотис. Впрочем, Кунтариотис показал себя весьма малоуспешным политиком; и на авансцену общеевропейской политики (напомню, идет война с турками в Малой Азии) в последний раз выходит Ольга.
С 17 ноября по 19 декабря 1920г. Ольга Константиновна является главой греческого государства — регентом (местоблюстителем) августейшего престола эллинов. Впрочем, как и Ку́нтариотис, Ольга оказалась не шибко успешным регентом. Не из-за отсутствия талантов, отнюдь. Просто с 1913г. Ольга жила… ну, как бы в параллельной реальности. Потеряв мужа, Ольга — невзирая на множество детей и внуков — не смогла вернуть себе подлинный интерес к жизни. А 20 декабря 1920г. на греческий трон вторично воссел ее сын, Константин I Стратилат.
P.S.
Конечно, Ольга Константиновна Романова не хлебнула и сотой доли тех страданий, кои выпали на долю многих прочих членов ее семьи в России, в 1918–1922гг. Но Ольга умерла в изгнании, 18 июня 1926г. в Риме. Похоронена королева эллинов была во Флоренции, в крипте православной церкви Рождества Христова и Николая Чудотворца.
В 1936-м, однако, на престол в Афинах возвернулись Глюксбурги. И внук Ольги, король Георг II, перевез тело бабки и перезахоронил ее в Татое, резиденции греческих монархов. Ее могила и посейчас там, а на ней строки из 139-го псалма. Впрочем, см. эпиграф данной статьи…