Чужого не надо, свое не отдадим

Проблема сохранения внешних границ становится для Греции как никогда актуальной.

Что является главной целью функционирования любого государства вообще как политической структуры? По сему поводу сегодня ломают немало копий, хотя сама по себе проблема – яйца выеденного не стоит.

Франсуа Олланд, незадачливый преемник де Голля и Помпиду, заявил, что-де цель Французского Государства – в обеспечении равных прав всех! Всех и всяческих меньшинств. Чтоб никто не чувствовал себя обездоленным…
Ну да, Карл Мартелл, когда в 732 году в щепки разнес при Пуатье лучшую в мире Омейядскую конницу арабов-мусульман Абду-Рахмана ибн Абдаллаха – только о меньшинствах и переживал.
Взаправду же, главная задача любого государства – одна, и она по сути неизменна. Об этом известно довольно давно. А, главное, задача сия – общая для всех государств – и больших, и так себе, и маленьких…

Томас Карлейль
Впрочем, в Греции вещь столь простая – явно не усвоена. Мало того, что в парламенте мы слышим перлы типа, что главная цель экзистенции (le existence – существование) греческого государства – достойный прием прибывающих с Ближнего Востока беженцев(?!).
На гостелеканале (ЕРТ ND) люди и не о том спорят! И выдвигают два постулата мощнейших!
Один: «O σκοπός ύπαρξης του Ελληνικού κράτους είν’η ευτυχία του πολίτη». Слава Богу!
Другие – вроде более по делу: «Ο σκοπός – είναι η αξιοπρεπής θέση Ελλάδος στην Ευρώπη».
Великий английский (шотландский) историк, сэр Томас Карлейль говорил, что у каждого государя – речь идет о XIX столетии – две задачи изначальные и обязательные. И с ними обязан справиться любой английский монарх: и государь величайший (Генрих V Плантагенет), и даже откровенное ничтожество (Карл II Стюарт).
Первая. Родить наследника престола мужеска пола…
Вторая. Сохранить территориальную целостность империи.

Греческая республика: география
Греция по конституции 1975 года отнюдь не монархия – РЕСПУБЛИКА. Стало быть, целью ее руководства – наиглавнейшей целью! – является сохранение нынешнего status-quo, то бишь нынешних границ новогреческого государства. Беспокоиться о династической преемственности правящих в Греции фамилий не стоит: тем паче, что с династийностью в греческом истэблишменте и так все обстоит прекрасно (см. непотизм).
Теперь – о географии.
Греция отнюдь не столь мала, как это принято считать. Территория ее делится на три части, не совпадающие с общеизвестным по школе географическим делением античной Эллады.
Первая – т.н. материковая Греция (а именно Македония, Фракия, Эпир – на них обратите особое внимание! — а также Фессалия и Центральная Греция). Сюда же отнесем и Ионические острова.
Вторая – крупнейший полуостров Греции – Пелопоннес. И третья – острова Эгейского моря: в том числе Крит (8259 кв.км площадью) – восьмой по величине остров Европы, и Эвбея (3654 кв.км).

Греция: внешние сухопутные границы
Обратите внимание, я вовсе в тексте данной статьи и не поминаю боеспособность нынешней греческой армии.
Греческие границы удержать вовсе даже несложно, толкуют внутри Эллады умы легкие. Величина их периметра невелика. А если конкретней, то Эллада обладает сухопутными границами с Болгарией (494 км), Албанией (282 км), Скопье (228 км) и Турцией (206 км).
В сумме, однако, немало: сухопутные границы, кои Элладе достодолжно охранять – 1.210 км. Для охраны таких границ необходимы специальные пограничные части (φυλακή των συνόρων), которые Эллада то развертывает, то вновь сворачивает. Это нормально: если граница становится дружественной, естественно свернуть часть пограничной стражи.
Сегодня, в конце 2016 года, греческие руководители так эту стражу свернули, что она уж неразличима.
Можем ли мы на полном серьезе полагать наши сухопутные границы – безопасными? Или соседи не имеют к нам территориальных притязаний?

Виды границ
Специалисты в области геополитики (прежде всего гениальный фон Хаусхоффер), давно уж доказали. Границы есть трех видов.
Первый – наихудший: когда границы – условные.
Особенно это заметно в сегодняшней Черной Африке. Английские колонизаторы, типа уходя, нарезали границы, как попало; погодите, в Черной Африке еще войны кровавейшие впереди.
На Ближнем Востоке нарезали вроде чуть поумнее – но сирийско-иракский узел, похоже, даже Путин с Хиллари (с Трампом?) – вдвоем, и даже ежели пожелают – не развяжут.
Получше условных (то бишь искусственных, виртуальных) границ – конечно же, границы предельные.
Часто крупные завоеватели того и хотят – отодвинуть границы, сделать их более безопасными. А, главное, сделать их естественно-географическими. Это – наилучшие границы.
Естественно-географические границы есть те, что совпадают с физико-географическим разделением (крупными горными хребтами, большими реками, вообще – водоразделами).

Незащищенность греческих границ
Очень хороши естественно географические границы у Франции, у Испании; они как в куколе – защищены (посмотрите на карту).
Идеальный вариант вообще – Государство Австралия. Ни с кем на суше не граничит!
Но грекам такого счастья не видать! Греческие границы совершенно незащищены естественно-географически.
Ведь что есть территория нынешней Эллады? Это те самые греческие земли исторической Византии, которые удалось отбить у турок. Суть воссоздания в 1830г. державы эллинов и состояла в том, чтобы – с Помощью Божией! – восстановить Византию, сколь это вообще возможно (см. Μεγάλη Ιδέα). В 1922-23гг. (особенно после Лозанны) этот процесс был прерван; удержать удалось лишь то, что удалось удержать.
Посему греческие границы сегодня далеки от логической закругленности, следовательно, и от самого понятия границ естественно географических.
Но, как ни странно, после стольких потерь территориальных, нынешняя Эллада – страна отнюдь немаленькая. Греция по численности населения (11.300.000 человек) входит в число первых 75 стран мира. Греция по территории (132.000 кв.км) – в первой сотне стран мира.

Береговая линия
Соответственно, и границы, что дОлжно охранять – не столь уж малы. Повторимся: сухопутные – с болгарами, албанцами, Скопье и турками – 1.210 км.
Но не забудем: Греция – самое значимое государство в Европе (в Европе – точно!), что до островов. У Греции – более 3.000 островов! А это значит, что береговая линия – более 15.000 км!
Это неимоверно протяженная береговая линия – ведь у России вся береговая линия лишь в два с половиной раза протяженнее – 38.500 км. Да и из этих 38.500 километров русской береговой линии – сколько во льдах, сколько в торосах? Сколько не надо охранять вообще, и сколько охраняется само собой, так сказать, природно–географическими препонами.
У греков надобно всё то, что есть – охранять.

Натянутость сравнений
Легкомыслие, однако, греческое неискоренимо.
То же, что и о границах морских, в Греции твердят о сухопутных: ну да, нет достаточной охраны. Пограничная охрана то ли существует, то ли нет, да ну и что?
Вот у Италии границы гораздо протяженней, чем у Эллады, пограничной стражи вообще нет, все функции по охране государственной границы Итальянской Республики лишь карабинеры выполняют – и что? Да ничего, если только не забывать, что границам нынешней Италии никто не угрожает. Никто! Единственная опасность границам нынешней Италии может исходить изнутри самой страны – либо от ломбардцев – по сути – Лиги Севера, либо от сардинских националистов. А есть примеры похлеще: вот довелось мне несколько пожить в Бельгии. Границ внутри БЕНИЛЮКСА (то бишь с Голландией и Люксембургом) – нет! Сел на трамвай и – едешь; как из одного городского района в другой.
Не то у Эллады. Все наши соседи – потенциальная угроза нашим границам: Турция, Албания, Скопье, Болгария.

Бретань и Британия: топонимические особенности
До сих пор – уж скоро полтысячелетия! – ни в одном сколь-нибудь серьезном межнациональном документе мы не встречаем прямого упоминания Британии. Связано это с топонимической войной меж французами и англичанами, начавшейся еще при Карле VI Безумном (отце Карла VII, ну, которого короновала в Реймсе Жанна д’Арк).
Франция, поколе имеет в своих пределах провинцию Бретань – никогда не смирится с поименованием Британия, кто бы ни сидел в Елисейском дворце – хоть и еще слабее человек будет, нежели Олланд. Ведь в любой это может привести к предъяве – прямым территориальным притязаниям.

Македония, Фракия, Эпир
Топонимика в случае с Грецией может сослужить неважную службу.
Мы уж писали, что важнейшие составные части нынешней т.н. Материковой Греции – Македония, Эпир, Фракия. В истории – регионы ярчайшие; они освящены именами величайших полководцев и воинов: Эпир – это Пирр Великий, Фракия – это Спартак.
О Македонии – что и толковать: Филипп II, его Божественный сын… Территории это всё – исторические глубоко эллинские, греческие… Но беда в том, что омотопонимы – абсолютно идентичные названия – есть и в трех иных государствах.
Восточная Фракия (Адрианополь) – есть в Турции. Северная Фракия есть в Болгарии. Северный Эпир – есть в Албании. Наконец, ведь это мы с вами говорим – Скопье. Государство со столицей Скопье, оно большей частью стран мира давно признано официально МАКЕДОНИЕЙ! И на все вышеперечисленные территории четыре приграничных с Элладой государства притязают.

Степень официальности притязаний к Элладе
Речь пойдет не о легитимности этих притязаний – сие вопрос большой и сложный. Речь об ином: сколь официальны все эти территориальные притязания к Элладе? А зависит попросту всё от того, кто, собственно, и притязает.
Турки вообще не ограничиваются территориями, граничащими с бывшим Адрианопольским вилайетом. У них претензии, что до правомерности самой линии разграничения Греции и Турции – по Эгейскому морю. И новоявленный султан Реджеп Тагип I чем далее, тем более того не желает скрывать.
Албанцы и болгары то ли не столь смелы, то ли просто более осторожны, нежели турки. Хотя наиболее резвые из их руководителей – Бериша (Албания), Желю Желев (Болгария) напрямую проговаривали претензии куда глубже: албанец на Чамурью (чуть не включая Лариссу), болгарин – на Солун (то бишь Фессалоники). И только скопиани вроде как поспокойнее…

Защита границ
А я – так опасался бы их поболе всех прочих: пусть они пока не заикаются о территориях. Скопье крадет у греков их историю: а это не просто главное, это — на сегодня – единственное неопороченное руками мерзостными, богатство греческого этноса. А коль, как мы это беспрерывно сегодня позволяем, снова слабину дадим – Скопье вспомнит и про Пеллу, и про Эги… Вспомнит, дайте срок.
Утешение, что претензии-де полуофициальны, на меня действует слабо. В тяжкий момент возразить будет нечего.
Итог: в сегодняшнем мире самостоятельно обеспечить безопасность своих границ может от трех до шести государств. Греция – не в их числе. А противники у нее по всему периметру границ, и, главное – усиливающаяся неоосманская Турция.
Греция должна обеспечить неприкосновенность своих границ. Сегодня эта функция греками вверена войскам НАТО. Убийственное противоречие. Налицо – когнитивный диссонанс.
НАТО – по определению! – не может защитить Элладу от ее главнейшего, и пока что – Хвала Господу! – единственно смертельно опасного врага – от Турции. Турция – как и Греция – полноправный член НАТО. Невозможно это: находиться со своим главным – не противником, ВРАГОМ! – в одном оборонительно-наступательном альянсе. Но именно эту редкостную бессмыслицу не замечает в Греции никто!
Не то, что партии правящего истэблишмента – ΣΥΡΙΖΑ и долженствующая сменить ее Νέα Δημοκρατία; этого не в силах уразуметь даже коммунисты или ультраправые («Χρυσή Αυγή»)! Словом, в греческом истэблишменте нет людей здравомыслящих на уровне Ильхама Алиева.
Президент Азербайджана два десятка лет в Москве преподавал. Его жена Мехрибан, дочь его, в Москве живут чуть не постоянно… Но Ильхам Алиев упорно отказывается упорно вступать в ОДКБ, и объясняет русским (в частности, С.Шойгу): не могу же я находиться в одном военно-стратегическом союзе с Арменией. Армения – она и есть мой главный стратегический противник. Вот такой простейший силлогизм в духе формальной логики гениального Стагирита – неоэллинам ныне недоступен.
В итоге – у нас общее Стратегическое Главнокомандование с турками! И перемен ждать – не следует.
P.S.
Даже множество совершенно простых греков уж давно уразумели: единственно, кто может нас спасти, это Ξανθό Γένος. Слава Богу, и предсказания соответствующие есть…
Но сегодня, в условиях военной грозы меж Москвой и Вашингтоном, никакая политическая сила в Элладе опереться на Путина – ну, никак не осмелится.