Политическое завещание Обамы

Что скрывается за кулисами филэллинского хэппенинга уходящего американского президента?

Часть 1.

 

But Pericles explained: «Our constitution favors the Many instead of the Few… This is why it is called Democracy» (Перикл нам объясняет: «Наши Установления (не Конституция писаная – Установления – Я.Т.) выгодны для Многих, не для Меньшинства… Потому сие и зовется Демократией») — из речи Обамы в «Центе Ставроса Ниархоса», одно из наиболее ударных мест…

Прощальный визит Обамы
Одно из последних публичных появлений 44-го президента США Барака Хуссейна Обамы случилось в середине месяца в Афинах, и оказалось исключительно удачным.
Нет, уже после визита в Элладу, Обама встретился с Ангелой Меркель в Берлине, а потом участвовал в работе глав государств-членов АТЭС в Лиме, но там все было куда сложней.
Фрау Меркель, решившая пойти на 4-й срок пребывания на посту бундесканцлера, страшно обеспокоена предстоящей инаугурацией Дональда Трампа. Меркель ведь прекрасно понимает, что воцарение Трампа усилит предвыборные позиции антиглобалистов от Хофера в Австрии и Грилло в Италии – и до Марин Ле Пен с Франсуа Фийоном во Франции. Трамп ведь может таким чином повлиять и на немецкие выборы…
А в Лиме Обаме пришлось совсем тяжко. С Сю Цзэнпином разговор не вышел, с Путиным короткая беседа была настолько ни о чем, что даже переводивший оных Ушаков не скрыл своего разочарования. К тому ж на нервы действовал филиппинский президент-харизматик, требовавший от г-на Путина и товарища Сю незамедлительно создать русско-китайский мир, к коему-де Манила немедля присоединиться.
И попытки Обамы напоследок сплотить всех – против Путина – выглядели странно.
Завет или Завещание
Даже ежели согласиться с мнением антиамериканских европейских публицистов о том, что союзники США – все! – есть всего лишь послушное стадо – то и тут как-то не стыкуется. И овцы уразумели, что приходит новый пастух: так что ж пастуха прежнего слушать?
К тому же протрамповская печать в США – есть и такая – помечает, что, по крайней мере, двух важнейших союзников США (и сильно зависящих от Штатов даже в чисто военном плане), уж послушными-то баранами никак не назовешь.
Речь прежде всего об Эрдогане. Но не только.
Достаточно было поглядеть, как вел себя по отношению к Путину чрезвычайно опытный, наследственно-династический, я бы сказал, политик, возглавляющий ныне правительство Японии.
И дело не в том, что Абэ всерьез надеется оттяпать у русских хоть часть Курил: пока Путин в Кремле – это невозможно, Путин не пойдет никогда на уменьшение своего рейтинга аж вдвое. Скорее речь об ином: Токио очень опасается возможности конфликта в регионе. И не только с Китайской Народной Республикой, но даже и с Северной Кореей.
Что же получается? Партия Абэ – правящая всю жизнь партия – не шибко-то доверяет штатовским гарантиям? А тогда чего ж отдали в эксплуатацию Окинаву?
На фоне всех этих сложностей в Берлине и Лиме, краткосрочное пребывание Обамы в Афинах – реальный триумф. Безо всяких кавычек и преувеличений.
А речь его в Центре «Ставроса Ниархоса» – вершина сего триумфа. Неслучайно именно эту речь многие именуют политическим завещанием уходящего президента. Не Заветом, как неверно толкуют иные (какой там Завет – тоже мне, Моисей!), а именно Завещанием.
Сложность в том, что по-английски и Завет, и Завещание – в высоком смысле, Политическое завещание – Testament.

Ораторское искусство Барака Хуссейна Обамы
А вот русский язык, и греческий – при сей смете куда богаче.
По-русски есть и Завет – скажем, Новый Завет Господа Нашего Иисуса Христа, и Завещание в высоком смысле сего слова – Духовное завещание Великой Княгини Елизаветы Федоровны.
По-гречески – Новый Завет – Καινή Διαθήκη, и, скажем, Политическое Завещание того же Обамы – Παρακαταθήκη.
Речь Обамы в Центре «Ставроса Ниархоса» и есть сие Завещание ПОЛИТИЧЕСКОЕ.
Выступая в Афинах, Обама сходу напомнил нам о своем главном достоинстве.
Обама, сравнительно молодой американский политик, сравнительно легко же пришел к власти в 2008 году, сравнительно легко переиграл своих противников на президентских выборах – Маккейна (в 2008), и Митта Ромни (в 2012). Очень легко – не сравнительно, а очень легко, и очень быстро, и невесть за что, получил Нобелевскую премию мира.
О деяниях его толковать сейчас не будем, а вот почему такая легкость необыкновенная?
Многие утверждают: из-за того, что Обама – черный. Да вряд ли…
Обаму, кстати, ну, по крайней мере, к концу его двух каденций как афроамериканца – в мире и не воспринимают. Как-то не шибко типичен: не Мартин Лютер Кинг, не Джесси Джексон… Щуплый какой-то…
Да он и не афроамериканец. Афроамериканцы – это те, у кого родители были рабами. Вот Мишель Обама – афроамериканка. А у Барака отец родом из Кении.
Нет, главное достоинство 44-го президента США, кое останется в истории, и кое не подвергается сомнению даже его врагами – его ораторское искусство. Он владеет тоном речи, он расставляет акценты. Барак – представитель так называемого наступательно-актерского стиля в ораторском искусстве.
Вот Путин, Меркель, Сю Цзэнпин – они просто говорят, доносят мысль. Обама – ритор.

Прогреческие комплименты Обамы
Да, ритор! Как Демосфен, к примеру, как Цицерон, как – если говорить о веке ХХ, великий французский оратор (и – по совместительству – премьер-министр III республики) Аристид Бриан. Что-то подобное представлял из себя и Троцкий.
Такого рода ораторы, кстати, сходу берут быка за рога. Обама и начал резво: «Gia sas! Kalispera!». И далее – не останавливаясь: «This is my final trip overseas as President of the United States» – последний-де мой вояж в ранге главы Соединенных Штатов.
«And I was determined on my last trip to come to Greece». И вот решил я, дескать, посетить Элладу. Почему?
«Partly because I’ve heard about the legendary hospitality of the Greek People – your Philoxenia». Частично потому, что, Слава Богу, наслышан о легендарном греческом гостеприимстве – и словцо греческое разом: Φυλοξενία.
«Partly because I had to see the Acropolis and the Parthenon» – частично и потому, что я должен был увидеть и Акрополь, и Парфенон.
И тут – как и положено оратору выдающемуся! – вступают литавры: «But also because I came here with gratitude for all that Greece – «this small, great world» – has given to humanity through the ages». Но, главное, я приехал сюда, дабы выразить особую признательность Греции – «Сему малому, но и Великому Миру» – за все то, что оная Эллада дала – сквозь века – человечеству.
Сильно! И Обама конкретен! Он прямо называет имена тех самых, кои все это – сквозь века! – человечеству и дали. Почему-то парами… Двух величайших греческих философов – Сократа и Аристотеля, двух историков величайших – Геродота и Фукидида, и, наконец, двух отцов древнегреческого театра, трагиков Эсхила и Еврипида.

О греческих брендах
Греция – коли не считать фету и оливковое масло – имеет аж три важнейших духовных бренда.
Одного из оных Обама в своей речи не коснулся: это – Православие. Оно и понятно. Обама и сам-то по себе человек малопонятной конфессии. А тут православие!
Потому Обама ничего не сказал – вообще и о тех 11 столетиях развития греческого этноса, что прошли в Восточной Римской империи (позднее поименованной историками Византией). Православие, Византия – это бренд для главы другой великой мировой державы…
Но о других двух греческих брендах Обама говорил подробно. Прежде всего – о Греции античной, и о том духовном влиянии, кое древняя Эллада оказала на духовное развитие всего человечества.
Мы уж приводили кое-что выше – слова точные и посему к месту. Однако и здесь не обошлось без попыток подмены.
Обратите внимание – из трех важнейших фигур античной духовности – а именно Платона, Аристотеля и Софокла – Обама помянул лишь Аристотеля… Почему: он разве не ведает, что влияние Эсхила и Еврипида даже на сегодняшний театр – не говоря уж о литературе в целом! – вовсе невелико. Конечно, знает, а коль не знает, у президента США есть кому и подсказать.
Но поминать Софокла – вредно и опасно! Уж больно глубоко видел автор «Антигоны» Мир Божий, больно не подходят нравственные идеалы грека, жившего 2,5 тыс. лет тому – современным нравственным ценностям, о соблюдении коих столь печется Барак Хуссейн Обама. Точней – ценностям безнравственным. А то, что без Софокловского «Эдипа-царя» не было бы, по согласному убеждению крупнейших мировых литературоведов, таких шедевров, как «Макбет» или «Фауст», «Братья Карамазовы» или «Волшебная гора» – это Обаму с присными волнует мало.

О демократии
Тем паче, не стал Обама поминать Платона.
Кто есть Платон? Отец реальной социологии (см. диалог «Государство»), т.е. такой системы оценки общества, которая исключает лживые мифы и манипулирование мнением людей. То есть исключает как раз то, чем современная западная социология и занимается.
Оставим в стороне всю историю с Хиллари и Трампом. В том же Кишиневе социологи из Евросоюза предсказали Додону результат в районе 35-40% – и то от силы. Результат Додона – в районе 53%. И ничего. Извинились, и пошли… А, может, и не извинились.
О Платоне нельзя говорить еще и потому, что он – отец реального коммунизма (см. опять же диалог «Государство»). Именно Платон, а вовсе не Маркс с Энгельсом.
А коммунизм, по мнению нынешнего либерального мирового истэблишмента – вещь уж мертвая… Невзирая даже на самую экзистенцию Китайской Народной Республики.
К тому же из самого коммунистического устройства государства по Платону (все эти святые, стражи и прочее) – вытекает вопиющий АНТИДЕМОКРАТИЗМ ПЛАТОНА. А это, по мнению Обамы, грех уж и вовсе непростительный! Поскольку главный – не то, что греческий – общемировой! – бренд есть ДЕМОКРАТИЯ. И эта самая демократия уж при рождении под солнцем Аттики была чуть не близка к совершенству!
Нет, Обама, конечно, оговаривается, что до Перикловой поры.
«Of course, the earliest forms of democracy in Athens were far from perfect». Конечно же, ранние формы демократии в Афинах были далеки от совершенства.
«Just as the early forms of democracy in the United States were far from perfect». Однако ж, развивает мысль Барак Хуссейн Обама, и ранние формы демократии в США были отнюдь несовершенны.
Демократия как религия
Я даже подскажу уходящему американскому президенту, почему так было: дело в том, что и у перикловой демократии в Афинах, и у демократии штатовской вплоть до Линкольна, был один общий – и существеннейший недостаток.
Речь идет о рабстве. О владении людьми. И о работорговле. О продаже людей как скотов.
Только вот ежели Перикл Алкмеонид жил в 494-29гг. до Рождества Христова, то Авраам Линкольн в 1809-65гг. уже по Рождестве Христове. Отсюда и располагайте.
Но в принципе, поклонение парадигме древнеафинской демократии – и в самих Афинах – для Обамы есть необходимость насущнейшая.
В конце концов, не хлебом единым… Не живет человек без метафизики. А нынешний Запад безрелигиозен. И все эти разговоры о т.н. называемой иудео-христианской цивилизации – попросту оксюморон.
Уже ясно: протестантизм – ежели он и был когда-то христианством – давно уж выродился в нечто не то, что безрелигиозное… Нет, прямо антихристианское. А католицизм (который изначально, несомненно, был христианством) уж настолько изнемог в борьбе со всей этой светской культурой Запада, со всеми этими гениями – от Леонардо и Микеланджело и до Вольтера с Анатолем Франсом, что впору и храмы католические переделывать под концертные площадки.
Но без религии нельзя! Коммунисты не справились, создали свою отнюдь несвятую троицу: Маркс-Энгельс-Ленин. Потом добавляли по вкусу: кто Сталина, кто Мао, а кто и Фиделя с Че.
Шутили над коммунистами, и неглупо: дескать, диалектический материализм – это своего рода Ветхий Завет. Соответственно: исторический материализм – есть Завет Новый.
И у нынешнего Запада есть религия – Поклонение Демократии! Права человека! Ныне — права Меньшинств!
Этой самой демократии и нанес столь ощутимый удар Трамп.

Об универсальности демократической модели развития
Не надо полагать, что уходящий президент США столь наивен, что не в состоянии уразуметь: ныне господствующая модель демократии (нынешняя, а не токмо та, что была при Джефферсоне и Мэдисоне!), чрезвычайно далека не только от идеальной. Даже и от той, что была у греков времен Кимона и Перикла!
Но это не грех шибко уж большой… Все понимают: нынешняя Церковь Христианская – включая даже и Православие – весьма далека не только от Христова Завета, но даже и от того, о чем говорил Павел. Даже нынешнее православие, не говоря уж о католицизме, скорее ближе к той модели, что предпочел Великий Константин. Но Православие наше не перестает быть Христианством.
Понятно, что нынешняя модель Демократии ни в коем случае не является защитой и отстаиванием интересов какого-то гипотетического Большинства. О подобной глупости не может быть и речи!
Нынешняя демократия – и Обама это четко озвучил – есть демократия как способ преосуществления защиты трех видов меньшинств: религиозных, этнических и сексуальных. И эту мысль Обама четко донес до тех, кои собрались в «Центре Ставроса Ниархоса».
Выступление Барака Хуссейна Обамы в Афинах – не только успех уходящего американского президента. Это и удача для Эллады, это ее позитивная реклама со стороны все еще действующего президента все еще Державы №1 на планете. И концовка речи Обамы «Thank you very much! Zito I Ellas!» – реально волнующа.
Но ведь есть и другая сторона прощального визита Обамы. Не все комплименты, православные!
Никто и не скрывает: греческому руководству в Афинах было сделано Обамой три жестких предложения. И от двух оно вряд ли сможет отказаться…