«Μικρή Χώρα, Τεράστια Ιστορια». Рецензия на книгу Яниса Кесисова «Чем Европа и мир обязаны Греции», Афины, 2016

20160809-01084508Книга Янниса Иордановича Кесисова хороша по обстоятельствам следующим: во-первых, она написана человеком, который относится к предмету – с большой любовью.

Мы – люди греко- и русскоговорящие привыкли к тому, что и о Греции, и о России пишут плотным валом эллинофобы и русофобы, причем как извне, так и внутренние. А ненависть – плохой помощник.
В результате, даже если ученый чрезвычайно одарен от Господа (как Эдвард Гиббон, к примеру), то и у него выходит не шибко…
Это не только в историографии так получается: вот поэмы двух величайших мастеров, а именно Генриха Гейне («Германия. Зимняя сказка») и Хаима Нахмана Бялика («Песнь о Погроме»), посвященные – соответственно – Германии и России, не удались. Не удались просто потому, что Гейне искренне – от всей души – не любил Германию и немцев: а Бялик испытывал те же чувства к России и к русским. Мало того: нет, недостаточно лишь любви к предмету описываемому, важна еще и Сопричастность к оному.
Вот уж этой сопричастности к Элладе у Янниса Иордановича в избытке.
Достаточно привести хотя бы такой пассаж автора: «Собирание книг и статей, имеющих отношение к грекам, к их великой истории, к греческой культуре и искусству, науке быту и нравам, к их великим войнам и истории Олимпийских игр стало делом всей моей жизни…».
В-третьих – мы продолжаем о достоинствах – книга Я.Кесисова читается залпом: это я по себе сужу.
Конечно (я слышал и такие замечания), г-ну Кесисову где-то недостает наукообразности. Да и Бог с ней! Автор и не утверждает, что он профессиональный историк. И к тому ж, пора уразуметь: предмет самой исторической науки – есть прошлое человечества. А это самое интересное!
И писать об истории надобно так, чтобы не скулы сводило, а читалось с интересом на одном дыхании. И не злоупотреблять наукообразной терминологией. Можно сказать, «перманентно имманентный», а можно и – «постоянно присущий». Я одно и то же сейчас сказал!
К тому же, сколько бы тяжелых научных трудов (томЫ! томЫ!) не было написано о Ришелье и Людовике XIII или, скажем, о Богдане Хмельницком и Иеремии ВишневЕцком, в восприятии нашем они остаются героями двух блестящих, двух наиувлекательнейших романов: Александра Дюма-отца («Три мушкетера») и Генрика Сенкевича («Огнем и мечом»).
И, наконец, четвертый параметр, в коем автор достиг явного успеха: осознанно ли, неосознанно, но Я.Кесисов уразумел, что монография под семьсот страниц, равномерной и плавной, как казахская степь – быть не может. А, следовательно, надобно делать ставку на наиболее ударные моменты.
Я их перечислю: это множество глав об Александре (см. стр. 174-253), глава «Македония – это всегда Греция» (см. стр. 514-23), и, главное, глава «Греки всего мира» (см. стр. 329-33). Она не просто посвящена айнам и арауканам – речь идет о серьезнейшем потенциале воссоздания Греческого Мира. Того самого мира, который уж был, и о коем сАмый Яннис Иорданович повествует в главах «Эпоха эллинизма» (см. стр. 211-32, внутри комплекса, посвященного Александру) и «Византийская империя» (см. стр. 263-76).
Вот с главой, посвященной Византии, и связаны мои основные замечания к книге.
История Эллады, и это понятно, делится на три отрезка, по времени неравных.

13958265_10154321484999536_5790541798071979000_o

Античную Элладу (можно добавить и т.н. Ромеократию, т.е. Грецию под властью Рима), Византию (можно добавить и т.н. Туркократию, то бишь владычество турок), и, наконец, Новую историю Эллады (скажем, с 1830 – и далее). Они и по значимости неравноценны: понятно, что Новый период истории Эллады сущностно уступает двум предыдущим.
Но вот Византия с Античностью сравнима – и вполне. И именно потому православный период греческой истории, Православная империя Ромеев – жутко оклеветана классической Византинологией. Не немецкой, ни – тем паче! – русской. Англосаксонской.
Здесь у Янниса Иордановича налицо когнитивный диссонанс: с одной стороны, он воспевает Византию (Восточную Римскую империю), гордится ей. С другой, обильно цитирует и явно некритично рассматривает таких представителей гиббоновской антиправославной школы, как Нил Макгрегор («История мира в 100 предметах») и Эдвард Люттвак («Стратегия Византийской империи»). А подробнейших – и клеветнических, что до Константинополя – цитат из Э.Люттвака (о т.н. Византийском оперативном кодексе, см. стр. 271), по моему глубокому убеждению, у столь патриотически ориентированного автора, как Я.Кесисов – вообще не должно было быть.
И – в заключение: уж, не знаю, относить ли это к заслугам самого автора или его сотрудников, но книга классно издана. Ее приятно взять в руки. Иные иллюстрации (см. главу «Потомки Александра Великого», стр. 236-52) производят сильное впечатление. Но особенно хороши портреты двух гречанок – русских монархинь: героини нового русского суперсериала на РТР Зои Софии Палеолог (Палеологины) – стр. 301 и – особливо – Анны, сестры Василия Болгаробойцы и жены Владимира Святого (стр. 292). Взаправду говорят, что у Анны чрезвычайно привлекательная (именно по нашим временам!) внешность.