В шахматы возвращается большая политика

Матч на первенство мира Карлсен-Карякин открывает новый цикл политического противостояния верховных жрецов Каиссы

Из истории шахмат. Фишер
Шахматы – хоть игра и сверхпопулярная, и во многом метафизическая – но все ж от политической злободневности достаточно далекая. Мировое первенство средь мужчин начало разыгрываться с 1886 года и при первых десяти чемпионах мира политикой и не пахло. Даже при том, что чемпионы – с шестого по десятый – были представителями СССР.
Даже при том, что великие русские шахматисты Алехин и Боголюбов проводили свои матчи на первенство мира – на территории гитлеровской Германии, за что их обоих обвиняли чуть ли не в коллаборационизме (хотя, кстати, отметим, что Алехин и Боголюбов играли в Германии до того, как Гитлер напал на Россию).
Политики не было никакой. Были мощные личные (я бы даже сказал, личностные) противоречия между чемпионами мира. Между Капабланкой и Алехиным, между Ботвинником и Талем (предтеча будущего суперконфликта 12-го и 13-го чемпионов мира – Карпова и Каспарова!).
Чистой воды политика в шахматах проявилась в 1968-69 гг., когда наконец-то пробившийся на первенствах мира Роберт Фишер последовательно снес чемпиона СССР Тайманова, лучшего западного шахматиста датчанина Бента Ларсена и обоих советских чемпионов мира – Петросяна и Спасского. Это вызвало возмущение даже на уровне Политбюро ЦК КПСС, а Владимир Высоцкий, всегда державший руку на пульсе событий, написал блестящее:
«Я орал: вы что там, обалдели!
Чтож, уронили шахматный престиж?»
И присовокупил:
«Но учти, что Фишер очень ярок,
Он даже спит с доскою – сила в ём!»
И на 7 лет мировая политика оказалась неожиданно заложницей шахмат.

Раскол
Казалось бы, уход Фишера из шахмат (а тот ушел решительно и бесповоротно) должен был привести к исчезновению из шахматной действительности политической составляющей. Какое там!
На смену Фишеру пришло мощнейшее личное противостояние Карпова и Корчного, а с того времени, как Корчной стал выступать за Швейцарию – при Картере все, напомню! – стали как бы разыгрываться наихудшие сценарии холодной войны. Особливо – в 1978 г., в Багио (Филиппины), где матч шел до шести побед. Карпов вел 5:2, казалось бы, ну все! Но Корчной сравнял 5:5!
И тут пошли разговоры чуть ли не о тяжелейшем поражении самой советской системы ценностей. Карпов, впрочем, выиграл решающую, аж 32-ю партию…
А на смену противостоянию Карпов-Корчной в 1984 году пришел десятилетний суперконфликт Карпова и Каспарова. К 1993 году совместными усилиями этих двоих была развалена стройная система розыгрышей чемпионатов мира в рамках FIDE. До того все было четко: турнир претендентов, его победитель играет с чемпионом мира, есть право на матч-реванш и т.д.
Люди знали чемпионов мира, всех 13! Мой отец шахматы не любил, но чемпионов знал, к примеру. От Стейница и до Каспарова.
Обратите внимание: более чем за сто лет – с 1886 г. и до 1993 г. – сменилось только тринадцать чемпионов мира! А за последние 23 года — после Великого Шахматного Раскола (с 1993 г. по 2016 г.) – сменилось аж девятеро: двое – понятно – есть Карпов и Каспаров. А вот из остальных – уважаемый читатель! – Вы всех знаете?
Халифман, Ананд, Пономарев, Касымджанов, Топалов, Крамник. А с 2013 г. – норвежец Магнус Карлсен.
Впрочем, никакого политического напряжения все эти годы на мировом шахматном престоле как-то не наблюдалось.

Оценка Карлсена как шахматного феномена
Политика ушла из шахмат не только потому, что после карповско-каспаровского Раскола интерес общественности – даже шахматной – к борьбе за титул мирового чемпиона попросту пропал. Пусть не пропал, но в любом случае снизился весьма и весьма ощутимо. Политика ушла из мировых шахмат еще и потому, что десять лет – после потери титула Владимиром Крамником (2007 г.) – русские шахматисты не играли финалы за мировой титул вообще.
Более того, когда в 2013 году чемпионом мира стал юный норвежец Магнус Карлсен (ему и сейчас-то всего 25!) – почему-то было вырешено, что это – гений уровня Фишера, и пришел он надолго. По мне, так это глупость. Как раз гении чемпионами мира были недолго – Фишер три года, Таль вообще один год. А вот Ботвинник, чью гениальность многие опровергают, сидел на троне почти два десятка лет. К тому же Карлсен царствует недолго, и пока его позитивное сальдо – две легкие победы над индусом Анандом.
Кстати, великий Корчной вообще полагал, что Магнус Карлсен не столь выдающийся шахматист, сколь потрясающий… гипнотизер.
Цитирую: «Карлсен вообще не работает над шахматами, и его успехи не имеют прямого отношения к шахматам».
Корчной уточняет: «В мире шахмат есть несколько человек с совершенно невероятными гипнотическими способностями. Карлсен, как и Энрике Мекинг (бразильский гроссмейстер – Я.Т.) находится в группе из трех человек, которые добивались успеха не всегда шахматным путем. Это – Михаил Таль, Магнус Карлсен и Энрике Мекинг».
Впрочем, Гарри Каспаров отнюдь не разделяет воззрения Корчного, что до Карлсена. Каспаров был некогда тренером-консультантом Карлсена, и полагает, что изо всех ныне действующих шахматистов, только норвежец может посягать на гениальность.

Явление Сергея Карякина
Кто знает, может так бы все и шло, Карлсен царствовал себе благополучно, а Каспаров боролся с «кровавой диктатурой» Владимира Путина. Гарри Кимович чуть не с младенчества ведь убежден, что он лучше всех ведает, что нужно по жизни русскому народу. Но параметры изменились: на матч за титул чемпиона мира прорвался Сергей Карякин.
Каспаров отреагировал, заявив, что-де Карякин – очень хороший шахматист, а вот Карлсен – шахматист гениальный. К этому присовокупил, что Магнус стал гроссмейстером в 12 лет!
Ранее, нежели Бобби Фишер, да и сам Каспаров! Под воздействием авторитета Каспарова многие – и даже шахматные эксперты – стали полагать исход матча Карлсен-Карякин по сути предрешенным, а самого русского шахматиста – обреченным на заклание.
Даже и билеты на первые партии матча, проходящего в Штатах – туговато раскупались. Да простят меня любители шахмат, но с Каспаровым следует поспорить. Да и вообще, кто сказал, что гению нельзя противостоять? Даже у Фишера случались провалы. Почему не может проиграть Карлсен?
И, кстати, неужели Каспаров и прочие эксперты не знают, как норвежец стал чемпионом мира?
Да, Карлсен сравнительно легко переиграл Ананда, но чтобы выйти на индуса, Магнус ведь играл турнир претендентов. И показал абсолютно одинаковый результат с экс-чемпионом мира Владимиром Крамником! Значит, не такая уж Карлсен и непобедимая Белокурая Бестия?
Почему бы и Карякину ему не противостоять? Но, главное, что изумило – это «аргумент» с гроссмейстерским возрастом Карлсена. Неужели Каспарову неизвестно, что Карякин стал гроссмейстером в возрасте 12 лет и 211 дней (Книга рекордов Гиннеса). Карякин был моложе, нежели даже Магнус Карлсен!

Атака на Карякина
Сергей Карякин не принадлежит к числу любимцев мирового establishment’а (и не только шахматного). Он даже и родился как-то для сих людей – неудачно. На Старый Новый Год, т.е. в начале 1990 года, еще в СССР.
Карякин на 11 месяцев старше Карлсена. Но, главное, Сергей Карякин родился в Севастополе. В ранней юности играл за юношескую сборную Украины, именно играя за Украину, Карякин стал гроссмейстером. Но вскоре переехал в Москву, навек рассорившись со своим другом и наставником, экс-чемпионом мира (см. выше) Русланом Пономаревым.
Пономарев нынче бандеровец, денежно поддерживает АТО. Карякин же еще до 2014 г. заявлял как само разумеющееся, что Севастополь – гордость русских моряков. Оно и есть: само собой разумеющееся. Как можно это оспорить?
Крым-Наш Карякин поддержал энергичнейше, встречался с Путиным. А незадолго до матча нынешнего в рамках некоего флеш-моба, Карякин снялся в футболке с портретом В.В.Путина в военной униформе и с девизом «Своих не бросаем!».
Сие вызвало возмущение даже со стороны Магнуса Карлсена, заявившего, что его противник по борьбе за титул чемпиона мира должен уразуметь: Крым-де есть законная территория Украины.
Вообще – с ума можно сойти! Какой-то откормленный скандинавский бутуз учит севастопольского парня тому, кто-де должен владеть Севастополем…
Но Карлсен-то ладно. Гарри Каспаров – вот кто взбешен; тринадцатый чемпион мира заявляет, что возможное возвращение русских на мировой шахматный трон явится триумфом… Путина.
Речь, судя по всему, идет именно о Карякине: ведь прочие русские супершахматисты – Крамник, Грищук, Свидлер – очень далеки от возможного матча с Магнусом Карлсеном. А, может быть, с Сергеем Карякиным?
Пока что счет 6:6 (при десяти ничьих).

Гневные филиппики Каспарова
Но Гарри Кимович не успокаивается: за две игры до конца матча (или до тай-брейка), он продолжает настаивать, что поражение Карлсена от путинского наймита – невозможно. К чему такой идиотизм – изумляются многие; ведь Каспаров явно умный человек…
А почему, собственно? Потому что классно играет в некую комбинаторную игру? Ну и что? Откровенно: а что, Фишер был умен? Малограмотный капризуля, но шахматист от Бога.
То же и Каспаров, до сих пор страдающий от собственного Эдипова комплекса. Да Бог с ним, с Фрейдом. Каспаров страдает еще более тяжелым заболеванием – русофобией. А это заболевание – неизлечимое.
Люди куда умнее Каспарова – от Франческо Петрарки и Адама Мицкевича до Виктора Гюго и Андре Жида – очень были ему подвержены.
И сегодня, может самый интересный из живущих прозаиков Милан Кундера – 100%-ный русофоб.
Объясняют и проще: ведь Карякин от всей души поддержал Кирсана Илюмжинова, и Каспаров не стал президентом FIDE. Но и здесь перебор: дело отнюдь не в Карякине, Каспаров проиграл в первом же туре.
Кстати, матч Карлсен-Карякин – уникален. Впервые на матче за мировой титул, организованном FIDE, не может присутствовать глава этой организации. Кирсана Илюмжинова не пустили в Штаты. А Гарри Каспаров, дожидаясь окончания схватки Карлсена и Карякина, еще более погрузился в политику.
Он поддержал решение евроструктур, что до ограничений русских СМИ («Спутник», «Russia Today»). Однако критикой деяний своей – частично – соплеменницы Маргариты Симоньянц, Гарри Кимович не ограничился: он выступил за то, чтобы поставить преграды деятельности Русской Православной Церкви (РПЦ) – на территории самой России!
Спрашивается, фамилия по отцу Вайнштейн, мать – армянка, и Православие…
«Что он Гекубе?
Что ему Гекуба?»