Звезды новогреческой литературы

Продолжаем рассказывать о греках-номинантах на Нобелевскую премию в области литературы

О масштабах сделанного
В предыдущих статьях мы обсудили творчество трех греческих авторов, выдвигавшихся на Нобелевскую премию в области литературы. И читатели проявили изрядный интерес к статье, что до творчества К.Паламаса. Оно и понятно.
Во-первых, Паламас реально – если не лучший, то наиболее читаемый новогреческий поэт. По крайней мере, даже не для самого образованного неоэллина стыдно было бы признать, что он не читал «Двенадцать песен Цыгана».
Но есть упреки со стороны тех самых читателей, что до статей о Бернардакисе и Сурисе. Дескать, творчество этих двух – ныне забыто, даже на их родине. Чего ж поминать?
Творчество Бернардакиса и Суриса действительно слабо вызначилось даже в истории самой новогреческой литературы. Однако! В 2016 году Нобелевскую премию вообще получил человек, в творчестве которого литература играет роль… э-э-э… статиста, скажем.
Боб Дилан, великий штатовский рок-музыкант, ставку в своих песнях всегда делал на драйв. Прежде всего на драйв!
Стихи Дилана (ежели исключить его шедевр – «Ответ знает только ветер») играли как бы вспомогательную роль в его творчестве.
Вообще в сравнении с поэзией Боба Дилана, поэзия – скажем – Андрея Макаревича, это просто – Гёте. Но Нобелевскую премию получил не Макаревич, невзирая на весь его антипутинизм, а Боб Дилан.
Да Бог с ним, с Диланом. В 2015 году Нобелевскую премию по литературе получила белорусская «писательница» Светлана Алексиевич, которая вообще ничего не писала – и не собирается. Алексиевич берет диктофон, записывает интервью – и потом распечатывает. Дилан-то хоть стихи свои сам пишет!
На фоне таких авторов, как Дилан и – особливо – Алексиевич, и Сурис с Бернардакисом – подлинные корифеи.

Георгиос Теотокас
Не забудем и вот о чем: новогреческая литература, как ни банально это звучит, не есть литература древнегреческая.
У нас ныне литературных звезд – любого калибра! – не так, чтобы шибко. А литературных звезд европейски признанных – того меньше.
Люди же, выдвинутые на литературного Nobel’я, таковыми являются. Во всяком случае, являлись – в первой половине столетия ХХ; а я про это время и пишу.
Следующий наш герой – романист и драматург Георгиос (Йоргос) Теотокас – Γεώργιος Θεοτοκάς. Он родился 27 апреля 1906 года в Константинополе.
В 1922 бежал с семьей от наступающих на Город войск Кемаля, и сразу же – шестнадцатилетним! – поступил в Афинский университет.
В 1926 Теотокас заканчивает знаменитый, культовый и по сей день, юридический факультет Афинского университета (Νομική Σχολή του Πανεπιστημίου Αθηνών).
В 1927-29 годах Теотокас продолжает обучение в Париже и Лондоне. Осенью он возвращается в Афины, и приступает к работе в качестве адвоката.
Для нас, однако, важнее иное. Еще находясь в Европе, Теотокас становится одним из лидеров и главных идеологов культового – для истории Греции – поколения либеральной интеллигенции 30-х.
Вернувшись в Афины, еще до наступления тридцатых, именно – в самом конце 1929, Йоргос издает работу «Свободный Дух» («Ελεύθερο Πνεύμα»). Эту работу, которую Теотокас издал под псевдонимом Орестис Дигенис, ныне справедливо полагают Манифестом поколения 30-х.
В 1933 году Теотокас издает свой первый крупный собственно литературный труд – роман «Αργώ», его первый том. Второй же том вышел в 1936. А в 1939 – Главная премия в области прозы της Ακαδημίας Αθηνών – роману Теотокаса «Το Δαιμόνιο» (изд. в 1938).
И литературную карьеру Теотокаса не прервала даже война.

Поздний Теотокас
В войну, кстати, Теотокас вовсе и не трусил; пошел добровольцем – εθελοντής – и повоевал в 1940-41 и с макаронниками, и с немцем. В 1940, однако, издается роман Теотокаса «Λεωνής», вызвавший, несмотря на войну, немалый интерес в греческом обществе.
К концу войны, а именно в октябре 1944 года, начинается активное сотрудничество Георгиоса Теотокаса с Георгиосом Папандреу (Γέρος της Δημοκρατίας).
Тогда же Йоргос Теотокас публикует важнейшее для того времени «Υπόμνιμα για την κατάσταση των πνευμάτων στην Αθήνα το Φθινόπωρο του 1944».
Греки зря подзабыли Йоргоса Теотокаса! Он заранее предупреждал их обо всех тяжких последствиях Гражданской войны (1944-49) в Элладе. Никто, включая и первого Папандреу, к нему тогда не прислушался.
40-е годы – есть годы расцвета дарования Теотокаса как драматурга: он создает пьесы – «Πέφτει το βράδη» (1941), «Αντάρα στ’Αναπλι» (1942), «Το κάστρο της Ωρίας» (1944), «Το παιχνίδη της τρέλας και της φρονιμάδας» (1947).
Особенно среди драматических произведений Теотокаса выделяется «Το Γεφύρι της Άρτας» (1942), своего рода модификация нашего «Τις Τρίχας το Γεφύρ».
Да, собственно в эти годы Теотокас дважды возглавлял Греческий Национальный Театр (Εθνικό Θέατρο, 1945-46, 1952-53). А в 1950 он публикует один из лучших своих романов – «Ασθενείς και οδοιπόροι».
Теотокас был человеком классических прозападных убеждений: впрочем, пребывание его в 1952-53гг. в США эти убеждения буржуазно-либерального интеллектуала изрядно подорвало. Более того, во время длительного визита в СССР в 1962 (Одесса — Москва — Ленинград), Йоргос Теотокас даже демонстрировал просоветские симпатии.
Уже после кончины Теотокаса (30 октября 1966 в Афинах), в 1970 был издан его, возможно, лучший роман «Колокола» («Οι Καμπάνες»), который в Элладе читают и до сих пор.
А что же Нобелевская премия?
Дело в том, что в 40-е годы прошлого столетия влияние Георгиоса Теотокаса в интеллектуальном сообществе Европы было столь велико, что группа шведских интеллектуалов, возглавляемая членом Шведской Королевской Академии по имени Sigfrid Siwertz, в 1945г. выдвинула Теотокаса на Нобелевскую премию. Более того, не самый известный греческий романист полагался даже фаворитом!
Однако в решающей баллотировке Теотокас пропустил вперед выдающуюся чилийскую поэтессу Габриэллу Мистраль…

Георгиос Дросинис
В 1947 и 1948гг. на Нобелевскую премию в области литературы был номинирован еще один грек, ныне также подзабытый, Георгиос Дросинис. Хотя если честно, отнюдь не столь подзабытый, как Теотокас.
Дросинис родился 9 декабря 1859г. в Афинах; он – один из основателей и важнейших представителей Афинской школы в новогреческой поэзии.
Прежде всего речь – о сборнике «Ιστοί Αράχνης» («Паутина», 1880). Название неслучайно: дело в том, что псевдоним самого- то Дросиниса, под коим он вошел в новогреческую литературу, и был Αράχνη – Паук.
Что до прозы, то своим рассказом «Χρυσούλα» Георгиос Дросинис по сути открыл традицию бытописания нравов в новогреческой литературе.
Дросинис окончил Афинский университет, причем оба гуманитарных факультета – и юрфак (Νομική), и философский.
С 1885 года Йоргос продолжает свое образование за пределами Эллады. В университетах вновь рожденной Германской империи (Лейпциг, Дрезден и Берлин), Георгиос Дросинис изучал историю искусств (вообще немецким Дросинис владел, как греческим).
По возвращении в Элладу, Г.Дросинис возглавил популярный журнал «Η Εστία».
А в 1894 герой нашего повествования переформатировал журнал в газету, ежедневную газету – «Η Εστία». Эта газета, учрежденная Дросинисом, выходит и по сей день. Поглядите, она вывешена почти возле каждого периптера.
Имя Дросиниса сохранилось в памяти обычного неоэллина во-многом из-за культового стихотворения «Цветущий миндаль» («Ανθισμένη αμυγδαλιά», 1882). «Цветущий миндаль» был положен на музыку неизвестным автором, и является вообще самой популярной греческой песней в стиле «Кантада». Причем даже многие греческие музыковеды(!) убеждены: «Цветущий миндаль» – песня народная.
В 1899 году с Димитриосом Викеласом, Георгиос Дросинис создает «Σύλλογος προς διάδοσιν ωφελίμων βιβλίων», сыгравший важнейшую роль в развитии интеллектуальной составляющей греческого общества вообще.
Георгиос Дросинис занимал и высшие гос. посты: был, например, директором департамента литературы и искусства при министерстве просвещения Эллады (1914-20, 1922-23). А в 1926 году герой нашего повествования был избран членом Афинской Академии.
Уже в годы Второй Мировой, Дросинис, коему было порядком за восемьдесят, активнейше выступал не только против итало-немецкой, но и болгарской оккупации (о которой часто забывают…).
Умер Дросинис 3 января 1951 года, и, надо отдать должное, в 1997 году в Кифисье открыли его Дом-музей, который и по сей день функционирует.
В 1947 и 1948гг. Дросинис дважды выдвигался на Нобелевскую премию, и в 1947 даже далеко прошел на баллотировках, но в конечном итоге уступил Андрэ Жиду.
В истории новогреческой поэзии Дросинис остался – наряду с «Паутиной» — сборниками: «Κλειστά βλέφαρα» («Закрытые веки», 1914-18), «Το μοιρολόι της Όμορφης» («Плач красавицы», 1927), «Φευγάτα Χελιδόνια» («Улетевшие ласточки», 1911-36). Последний сборник Дросинис пополнял четверть века…
Остались и романы писателя: «Αμαρύλλης» (1886), дилогия «Το βότανο της ζωής» («Растение жизни») и «Το βότανο της αγάπης» («Растение любви», оба – 1901), «Ερσή» (1922), «Ειρήνη» (1945).
Русский же читатель знаком с Дросинисом-сказочником, с его культовым сборником «Греческая Шехерезада». Впрочем, в оригинале сборник сказок Дросиниса, вышедший в 1921-22, именуется «Ελληνική Χαλιμά. Τα ωραιότερα παραμυθια του Ελληνικου Λαού».