Два лика Брежнева

110-летний юбилей Леонида Ильича вернул к размышлениям о его роли и месте в советской и даже постсоветской истории

80-летие, и 90-летие, и даже столетие со дня рождения Леонида Ильича Брежнева – прошли незамеченными. Нынешний юбилей дал повод к размышлениям. А, может, и предыдущие были не просто не замечены? Может, брежневские юбилеи попросту замолчали?

Чехословакия, Афганистан
Но и сегодня, когда сам Брежнев уж 34 года, как ушел… Оценки его двойственны.
Для тех, которые создали Ельцин-центр, правление Брежнева – шаг назад, даже к сталинизму, в сравнении с хрущевскими годами. К тому ж Брежнев – отец т.н. ЗАСТОЯ, ввел войска в Чехословакию и Афганистан.
По поводу ввода войск в Чехословакию (1968г.): а что Брежневу оставалось делать? В Чехословакии с середины 60-х гг. шли явно антисоветские процессы (см. фильмы Веры Хатиловой и Милоша Формэна).
Если что тут и неясно, то это вопрос о том, как советские спецслужбы допустили приход к руководству КПЧ Дубчека. Может, и Брежнев излишне доверился словаку… Но странно, что либералы нынешние в России, ругая Брежнева за Чехословакию, вообще не поминают Хрущева за Венгрию (1956г.). А там то крови – и наших, и мадьяр – куда больше пролилось.
Что до Афганистана (1979г.) – ежели сие и грех! – лишь очень бессовестный человек может обвинять совсем уж тяжко больного тогда Леонида Ильича.

Позитивная оценка деятельности Брежнева
Есть и иное отношение к Леониду Ильичу: оно более связано с людьми простыми…
А вот давайте, попытайтесь провести некий социологический эксперимент. Обратитесь к людям уже в возрасте. Тем, кои помнят не то что хрущевские годы, но даже и концовку сталинского правления.
Спросите их, когда лучше, спокойнее, увереннее жилось? От Сталина – и до Ельцина? Уверен, большинство скажут – при Брежневе!
Немножко, конечно, нудновато, скучновато… А что вы хотите, при застое, как в болоте, всегда уныло, потому и засасывает. Однако мощнейшим потрясениям при Горбачеве, и затем – уж после распада СССР – люди предпочитают стабильность царствования «царя» Леонида.
И официальная русская социология о том же толкует. А ей – хоть иногда! – надобно верить.
И вот еще что показательно. Начавшись как бы снизу, апологетика брежневского правления резко взмыла наверх: и вот уже многие солидные эксперты – патриотического, разумеется, плана – говорят о возрождении в нации позитивного интереса к Леониду Ильичу.

Актуальность Брежнева
Брежнев, оказывается, фигура живая: как Ленин, Сталин, Троцкий… Как Хрущев, положим… Это потому, возразите вы, что Леонид Ильич сидел очень высоко в Москве.
Ну и что: из-за этого не спорят, не в сем – актуальность. Кто сегодня будет обсуждать всерьез итоги правления Маленкова или Черненко? Да хоть Андропова…
Я вам больше скажу: тут Горбачев – который еще жив! – совершенно никому неинтересен. Он что-то ерепенится, пытается давать какие-то информационные поводы, но безуспешно. Уж слишком ясен нобелиат-1990 и русскому народу, и прочим народам бывшего Союза. А посему и обречен – еще при жизни – на забвение.
Я выше помянул Ленина, Сталина, Троцкого. Это реально великие вожди Великой Революции. А что вы помните о Рыкове, Зиновьеве, Каменеве, Бухарине? Эти фигуры достаточно актуальны? Из-за оных фигур будут копья ломать сегодня?
А вот о Брежневе – не бурно, нет! – но спор идет. Намотаем это себе на ус.

Полярность суждений
Характерная черта нынешней полемики о Леониде Ильиче – крайняя полярность суждений. Или злодей, или просто благодетель…
Так не бывает. Люди вообще не одномерны; а политики – тем паче.
Гений Шекспира, и даже немалый талант Стивенсона (см. роман «Черная стрела») в совершенно злодейской для англосаксов фигуре Ричарда III, нашли немало привлекательного.
Куда более сей разброд мнений не пристал, когда речь идет о фигуре Леонида Ильича. К тому ж две ипостаси Брежнева – черную и белую – легко развести по времени.
У нас училась девушка (на философском МГУ), моя знакомая, и отец ее занимал некий пост в ЦК КПСС. Не шибко высокий – в программе «Время» его не показывали – но сидел на кадрах. Он познакомился с Брежневым как раз тогда, когда тот стал Генеральным секретарем ЦК партии: в 1966-ом (с октября 1964-го Леонид Ильич был Первым секретарем). Не только сей свидетель, но и многие иные утверждают (есть и соответствующая мемуаристика) – Брежнев до 1974 года был чуть не самым идеальным лидером за всю историю партии.

Брежнев как тактик
Речь идет, разумеется, не о масштабе личности: кто сравнит Брежнева с Троцким или Сталиным? Он как политик был стратег небольшой, но вот тактик…
Хрущева свергала целая толпа членов ЦК. Его даже Микоян предал.
Главные герои антихрущевского заговора известны: Шелепин, Семичастный, Игнатов, Полянский, Мазуров. Ничуть не меньшую роль сыграли Косыгин, Подгорный, маршал Малиновский. Объективно: Брежнева и Суслова к власти чуть не силком тащили.
Всех этих людей Брежнев не просто пережил. Он умер своей смертью на высшем посту в России! Учитывая то, что мы знаем сегодня о смерти Сталина, Леонид Ильич – последний, кто умер на вершине власти с 1894 года (Александр III).
Да помню я, помню – и Андропова, и Черненко! Но ведь считанные месяцы они были у власти… А все прочие – последним Косыгин – за долгие годы брежневского правления повылетали из Политбюро. Даже Суслова Леонид Ильич пережил.
Брежнев действительно был блестящий тактик, большой мастер подковерных интриг в Политбюро…
Болезни и тяготы
Но дело не только в ходах тактических: Брежнев был успешен и в плане политики глобальной.
Внешнеполитический престиж Союза весьма укрепился: достаточно вспомнить отношения Леонида Ильича с Ричардом Никсоном и Вилли Брандтом. А госсекретарь США, возможно, умнейший еврей ХХ столетия, Генри Киссинджер (Нобелевская премия Мира, 1974), вообще полагал Брежнева политиком грандиозным, масштаба – чрезвычайного. И внутри страны все складывалось неплохо.
Многие читатели помнят ситуацию, и дабы не растекаться мыслью по древу, сошлюсь на Губермана (тем паче, я с ним согласен): «Брежнев жил сам, и давал жить другим».
После сумасшедших для империи более чем пятидесяти лет – от начала Первой Мировой (1914г.) и до ухода из Политбюро последнего реального вождя Октября (1966г., Микоян – не самый крупный, конечно, вождь…), так вот после сего полувека Леонид Ильич дал народу немного отдышаться, передохнуть.
Что ж дальше то помешало? Хвори тяжкие… В 1974 году Брежнева буквально начало колотить: инфаркт сменялся инсультом. В 1976 случилась и клиническая смерть… Брежнева вытащили, но ситуация вокруг его здоровья продолжала ухудшаться.
Я был (уже в горбачевские годы) на встрече с академиком Чазовым, и тот открыто заявлял, что очень мешали еще два обстоятельства.

Дети и курение
Первое – дети: и сын, и дочь Брежнева были самые что ни на есть алкоголики, и с запоями тяжелыми. Леонид Ильич тяжко сие переживал, и это усугубляло его болезни (я еще тогда подумал: а, может, не только усугубляло, но даже и порождало иные из болезней? Впрочем, Чазову виднее…).
Второе: Леонид Ильич был совершенно уж сумасшедший курильщик. Когда врачи все же сумели его как-то принудить не дымить, Брежнев нашел выход! Он заставлял курить людей из ближайшего окружения: а сам становился рядом и вдыхал дым!
Супруга Брежнева Виктория Петровна – отдадим ей должное – еще лет за пять до кончины мужа, начала бомбардировать реальных вождей страны – Андропова, Устинова, Громыко – просьбами отпустить Леонида Ильича из Кремля, дать спокойно дожить, сколь Бог ему положил. Брежнев ведь был и не шибко стар.
Однако Андропов и прочие не могли на это пойти: им надо было обезопасить высший пост в стране, как от группировки украинской (Щербицкий, Кириленко), так и т.н. «партактивистов» (Черненко, Романов). Потому и вынудили старика 7 ноября 1982 года (за три дня до смерти) многочасовую демонстрацию под дождем простоять…

Брежнев, Сталин и Каганович
Все мало-мальски крупные политики за время пребывания у власти не раз попадают в пикантные ситуации, и это становится потом материалом для всяких околоисторических штудий.
Брежнев восемнадцать лет возглавлял огромную страну, и – случай уникальный – ничем особенно интересным для историка-сплетника – не запомнился. Достойно Есть… А, впрочем, два случая то были; но задолго до воцарения Леонида Ильича.
После войны партийная карьера Брежнева круто пошла в гору (что бы сегодня не болтали, он в войну был в действующей армии, окончил ее – генерал-майором).
В 1952 году Брежнев (глава Компартии Молдавии) прибыл в Москву на XIX съезд (последний сталинский съезд) партии. Никаких шибких изменений он в своей жизни не ждал. Место в ЦК ему было гарантировано (просто по должности), а выше он и не планировал тогда подниматься. Откуда было Леониду Ильичу знать, что Сталин создает совершенно новое Политбюро – Президиум ЦК КПСС – и отбирает туда людей по возможности новых!
И вот в перерыве заседаний съезда Сталин стоит в фойе – и беседует с несколькими членами Политбюро. Мимо прошел Брежнев, издалека поклонился Сталину.
Тот заинтересовался: «А это еще кто?».
Ответил Хрущев: «Товарищ Сталин! Это товарищ Брежнев; возглавляет молдавскую партийную организацию».
«Какой красивый молдаванин!» – одобрил вождь.
И Брежнев по итогам прошедшего сразу по окончании XIX съезда Пленума – стал членом Президиума ЦК КПСС!
Вторая история – более сомнительна (случай то со Сталиным – стопроцентно достоверный).
В 1957 группировка Молотова-Маленкова-Кагановича попыталась сместить Хрущева. Брежнев выступил в поддержку «нашего дорогого Никиты Сергеевича». Вот тут-то якобы вскочил Каганович – и послал Брежнева. Леонид Ильич так перепугался, что попросту потерял сознание!
Я – не верю! Не потому, что полагаю, не стал бы Каганович матюкаться в Кремле. Да запросто! Лазарь Моисеевич и был сапожником…
Но в отличие от случая со Сталиным, мы не имеем никаких сколь-нибудь заслуживающих внимания свидетельств и документов. Так, анекдотец…
К тому ж: Брежнев прошел страшнейшую войну, генерал: не верю я, что от одного лишь матерного вопля Кагановича он бы сознания лишился…

Вместо эпилога
Как же нам сегодня относиться к Брежневу? По мне, так не обожествлять. Людей вообще обожествлять не надо: у людей – грехи. Но и не заниматься глупостями типа: сегодня (задним числом) осуждать – т.е. судить – умершего 10 ноября 1982 года человека.
Брежнев 18 лет возглавлял крупнейшую в мире империю, и место ему в анналах истории уж обеспечено. Кто бы там, что не говорил…