В поисках рычага воздействия

Уважаемый читатель! Предлагаем вашему вниманию интервью, предоставленное нашей газете Х.Г.Политидисом, которое он дал 13.09.2016г. Дмитрию Статейнову (инф.портал apsnylife.ru).

К нам за помощью обратился Харлампий Политидис – грек, уроженец Абхазии. Его биография схожа с биографиями многих жителей страны, чьи квартиры и дома в послевоенное время были захвачены, отсужены, но так и не возвращены их владельцам.
Вот уже несколько лет Харлампий безуспешно борется с системой, когда черное выдается за белое, а белое за черное. Обойдя практически все инстанции, как российские, так и абхазские, и не получив должной помощи, он, несмотря на болезнь, до сих пор надеется, что вернет свое жилье.
У Харлампия большой послужной список – он работал механиком Сухумского телеграфа, специалистом в лаборатории СФТИ, затем главным технологом Сухумского рыбколхоза, а позже инструктором в Аппарате Совмина Абхазской АССР.
В конце 1991 года он стал специалистом в секции по связям с национальными диаспорами в Правительстве Москвы.
— Харлампий, расскажите вкратце о своей истории с невозвратом Вашей недвижимости.
— В середине 1980-х годов, после обследования жилищных условий (дочь вышла замуж и поселилась по Олимпийскому туп., №5), жилищная комиссия Совмина Абхазии приняла решение о предоставлении квартиры №29 в доме №27 по ул.Имама Шамиля, которую я сразу же выкупил, то есть она стала моей частной собственностью.
После окончания войны на приватизацию моей квартиры появилось несколько новых претендентов, на сей раз из числа аборигенов (ограбленный еще грузинами в период оккупации — некий захватчик сван, угрожая автоматом с криками «размажу по стене», буквально вышвырнул мою супругу из нашего дома).
Путем махинаций, с применением юридической казуистики, ставший владельцем некий Бганба разменял мое жилище с неким Пачулия, однако судебным решением от 2005 года квартира была юридически мне возвращена, после чего началась многолетняя безуспешная борьба по возврату, но безрезультатно. Несмотря на многочисленные, даже порой письменные обещания возвратить к такому-то сроку.
Мало того, в это же время, подпольно от меня, в 2010 году состоялось новое «решение» суда, где говорится, что поскольку «хозяин Политидис Х.Г. еще в 1992 году выбыл в неизвестном направлении, квартира признана бесхозной и «присуждена» некоему Шларба», который по сей день в ней и проживает. После чего я обратился в Совместную Российско-Абхазскую комиссию по возврату недвижимости граждан России.
— Когда Вы обратились к нам за помощью, то сказали, что на совместной с властями Абхазии комиссии по возврату недвижимости русскоязычным гражданам России в Абхазии было выступление Посла РФ в Абхазии Семена Григорьева, на котором он якобы говорил, что теперь будут рассматриваться дела только этнических русских. Мы обратились в посольство для разъяснения этого заявления, но там нам ответили, что ничего подобного посол не говорил, и помогать будут всем, кто является гражданами России, независимо от этнического происхождения.
— Нет дыма без огня. Конечно же, у меня есть в Абхазии и друзья и родственники, с кем поддерживаю связи на постоянной основе. Изначально, пожалуй, и по сей день мои контакты с посольством России происходили и происходят через пресс-атташе Турала Джавадова — блестящего, тактичного и, пожалуй, гуманного чиновника, в котором чувствуется тысячелетняя культура его персидских предков талышской помологии, который ныне говорит о том, что я распространяю слухи. Отнюдь, я, как всегда, говорю прямым текстом. Он неоднократно оповещал меня о том, что, дескать, такого то числа состоится комиссия, и мой вопрос под контролем Посольства РФ в Абхазии.
Вот и несколько дней тому назад он прислал аналогичное сообщение о том, что 15 сентября 2016 года мое заявление будет рассмотрено, на что я ответил, что уже не верю.
Я неоднократно устно и письменно заявлял и заявляю, что требую от посла не помощи, но защиты моих законных прав на моей родине в Абхазии от моего Государства РФ.
Я требую возврата именно моей частной собственности и аналогично собственности моей дочери. Что ни на какие замены не согласен, и коль скоро комиссия и органы власти Абхазии решат, что захватчик действительно не имеет иного жилья, так ему, захватчику моей собственности, и надо выделять отремонтированные квартиры на окраинах города.
Российская Федерация, исходя, в том числе, из соображений собственных интересов, которая, к тому же, обеспечивает оборону региона, она же признала Абхазию в качестве субъекта международного права, заявив устами Президента Дмитрия Медведева, что «Абхазия — состоявшееся демократическое государство, в котором права человека защищены».
Значит, моя страна — Россия — обязана предоставить мне и всем, повторяюсь, ограбленным, имущественную компенсацию в аналогичной климатической зоне, к примеру, в городах Сочи, Ялта или даже в Москве. Тем более, что подобная разовая акция ранее уже состоялась по инициативе ведущего советника Администрации Президента России Владислава Юрьевича Суркова предоставлением квартир в Краснополянском Роза Хуторе в Сочи.
Теперь конкретно по поводу высказывания господина Семена Григорьева. Из достоверного источника мне стало известно, что им было сказано о целесообразности рассмотрения и положительного решения заявлений представителей славянских национальностей в контексте восстановления тотально поредевшей русской общины Абхазии. Не потому ли уже более двух лет по моему заявлению нет никаких решений.
Я требую письменный ответ, который, кстати, ждет множество греков и не только, ныне проживающих в Греции, Израиле, США, Москве и даже в Австралии.
С юридической и иных точек зрения Россия обязана решать вопросы по возврату недвижимой собственности для всех русскоязычных выходцев из Абхазии вне зависимости от их нынешнего гражданства, за исключением тех, которые воевали на стороне оккупанта, ибо Абхазия находится в зоне военно-политической ответственности России.
— На Ваш взгляд, какие могут быть рычаги воздействия для возврата недвижимости собственникам? Ведь, как известно, даже если суд выносит решение в пользу владельца, все равно на практике квартира не возвращается хозяину.
— Единственным индивидуально-адресным рычагом воздействия со стороны России на процесс возврата имущества, навскидку, были бы процессы по лишению российского гражданства, что означает и лишение российской пенсии.
Кроме того, налицо коллизия, по которой практически все жители Абхазии — граждане России. Значит, они подсудны судам Российской Федерации.
Верховный Суд России должен распространить Директиву, по которой любой гражданин России, а также Греции, Израиля, США и так далее вправе подавать иск по поводу возврата недвижимости на территории Абхазии на захватчика, проживающего в Абхазии гражданина России (за исключением личностей, замеченных в рядах оккупантов в войне 1992-1993г.г.), после чего мерой воздействия будет отрешение от российского гражданства и рекомендация властям Абхазии по возврату собственности законному хозяину.
Дополнительной мерой воздействия станет временная норма, по которой въезд в Россию имеет право только гражданин России. Конечно, лишенные Российского гражданства ринутся в Грузию для обретения гражданства этого постсоветского русофобного государства. Но поток за Ингуром не будет значительным, ибо Абхазия во всех смыслах полностью зависит от России.
— В какие инстанции Вы обращались?
— В Посольство РФ в Абхазии, в Администрацию Президента Абхазии. Кроме того, отправил в Администрацию Президента России господину Суркову более сдержанное заявление с обвинением абхазских властей, возомнивших себя неким гегемоном во взаимоотношениях с Россией, которая не только кормит, поит, одевает, обувает, но и обороняет.
— А что говорит руководство Греции и греческие общины в Абхазии?
— Должен отметить, что греческая и иные общины Абхазии не имеют никакого воздействия абсолютно ни на что, а конкретно греческая — наименее организована. Касательно обращения к руководству Греции, так им не до нас и любое обращение с иностранными государствами они рассматривают через призму выколачивания каких либо дивидендов для так называемого оздоровления ими же загубленной экономики и наоборот, пустят под откос интересы какой-то группы понтийцев.
— Сейчас Вы живете в Греции. Каким образом удается решать вопросы на расстоянии?
— Да, ныне я нахожусь в Греции у дочери потому, что здесь пока еще отличная бесплатная медицина с почти бесплатными медикаментами для пожилых из числа понтийцев. Прохожу курс химиотерапии. Здесь два с половиной месяца тому назад сделали вторую онкологическую операцию.
Друзей в Сухуме много, есть родня, с которыми практически ежедневно нахожусь в электронном контакте. В этой связи информацией обладаю достоверной.
— На какой стадии находится Ваше дело?
— Ныне мое дело касательно официальных российско-абхазских структур находится в застывшем состоянии. Подождем до дня очередной лжи по поводу заседания Комиссии от 15 сентября сего года.
Я проговорил ситуацию с руководителями понтийских обществ южной Греции. Мы пришли к выводу, что необходимо выходить на уровень МИДа России, который ответственно несет защитную функцию россиян, в том числе в Абхазии, номинально считающейся заграницей.
Одновременно планируем выйти на сенаторов Совета Федерации греческой национальности, госпожу Ольгу Ковитиди от республики Крым и Михаила Афанасова, представляющего Ставропольский Край, с просьбой донести наше информационное письмо до высшего руководства РФ. Опять-таки с акцентом предоставления имущественной компенсации в Сочи или в Ялте, преимущественно настаивая именно на этом варианте, ибо, прожив почти четверть века в абсолютно равноправном обществе, в России, Греции и в иных странах, люди впервые почувствовали себя свободными, но не согнутыми, ибо в той же в бывшей Абхазской Автономии ГССР греки на постоянной основе были вписаны в сложившемся социалистическом многокастовом сообществе в лучшем случае гражданами 3-4 сорта, то есть после грузин, абхазцев, русских и армян, то есть всегда на последнем месте.
Вот и ныне нам не возвращают собственность и не дают гражданство Абхазии по соображениям этнического отличия, несмотря даже на то обстоятельство, что мириады археологических находок по всей Абхазии и всему Причерноморью глаголят о трехтысячелетней истории и созидательной деятельности эллинов в прибрежье Понтийского (Черного) моря, что во всеуслышание дважды подтверждал Президент России Владимир Владимирович Путин.
Понятно, что мы, тем не менее, не надеемся на какой-либо позитив, поэтому на кону и в разработке обращение в евроструктуры: в Европарламент и Евросуд по правам человека в Страсбурге, в который всеми фибрами не хочется обращаться, ибо там, конечно же, довольно быстро на фоне воцарившейся в Европе русофобии начнут штамповать решения против России (и абхазских «сепаратистов»), которая «оккупирует территорию Грузии», с возложением морального ущерба в размере не менее одного миллиона евро и возвратом имущества (такой суммой была наказана Турция в отношении каждого истца-киприота, изгнанного из северной части острова). Дело в том, что не все измеряется деньгами. В данном случае приведен примерный сценарий наших действий.