Роль победы над фашизмом в формировании Европы будущего

Докладчик:
Константинос ГРИВАС, профессор геополитики в Воен.училище Эвэлпидов, преподаватель Афинского университета

Отрицание роли России в победе над нацистской Германией является сознательной геополитикой Запада и ведет к раздробленной, обреченной, ненавистной Европе

Ялтинско-Потсдамская система международных отношений сформировалась после окончания Второй мировой войны и стала важнейшей стратегией урегулирования ситуации в Европе в послевоенный период. При другом раскладе вещей данная система могла бы иметь совершенно иной курс.

Однако, еще до того как отзвучали залпы последних орудий Второй мировой войны, со стороны Запада уже предпринимались попытки подорвать систему.
С геополитической точки зрения, зона безопасности по отношению к Западу, которая была достигнута Россией, явилась не лучшим решением вопроса для военно-морских сил планеты, Соединенных Штатов, поскольку в значительной степени ограничивало возможности продемонстрировать силу против крупнейших наземных войск.
Польский коридор, через который с исторических времен осуществлялись набеги и вторжения на российскую территорию, временно оказался закрытым. Это не было позитивным моментом.
Военно-морские силы должны были максимизировать свою наземную мощь в Европе и попытаться уничтожить «зону безопасности». Таким образом, со стороны России постоянно должна была чувствоваться угроза с целью оправдания американского присутствия в Западной Европе.
Эти предпринимаемые попытки несли в своей основе неверное толкование сути Второй мировой войны, когда недооценивалась роль Советского Союза и, соответственно, преувеличивалась роль Соединенных Штатов. Так же как и многие европейцы, жертвой этого лжетолкования, неверной оценки Второй Мировой войны стал и ваш покорный слуга.
Итак, с детских лет история Второй мировой войны привлекала меня и представляла для меня особый интерес. С большим удовольствием я читал журналы с военными историями, которые в 70-е были особо популярны, пересматривал фильмы, такие как «Битва в Арденнах» или «Мост слишком далеко» (A bridge too far) и с нетерпением ожидал премьеры фильма «Битва» (The Combat) о легендарном сержанте Сондерсе (Saunders).
Во всех историях, представленных в этих фильмах, практически полностью отсутствовало упоминание о военных действиях на Восточном фронте.
Конечно, со школы мы знали о величайшей борьбе, которой русские противостояли немцам, когда сразу после победы Греции над фашистской Италией, развернулось крупнейшее балканское наступление Германии, которое, в свою очередь, задержало продвижение немцев на восток и, таким образом, у Советского Союза появилось преимущество во времени подготовки.
Однако, образ и само понимание сути Второй мировой войны в нашем сознании в силу пропаганды многочисленных источников западной культуры отпечатались именно таким образом, что победа над немцами была одержана именно американцами, а во вторую очередь англичанами. Именно их следует считать спасителями Европы. Все остальные народы просто содействовали усилиям и успехам западных союзников.
С течением времени я столкнулся с другими, более серьезными источниками о Второй мировой войне. Заинтересовавшись, начал смотреть тематические документальные фильмы, читать историческую литературу о данном периоде, тематические статьи в журналах исторического содержания и, таким образом, постепенно стал осознавать весь масштаб военных столкновений, которые разворачивались на восточном направлении.
Однако, к моему большому удивлению, я заметил, что действительность, которую я увидел, не соответствовала той картине, которую представляли западные историки.
Несмотря на то, что цифры были абсолютны четкие, историки Запада продолжали настаивать и заверяли, что со «стратегической точки зрения» масштабы и значение столкновений, происходивших на Западе, были как минимум одинаково важными или даже более серьезными по сравнению с противостоянием, оказываемым на Востоке.
Также, на основе научных исследований, исторических романов, которые нашли отклик у широкой аудитории, каким, например, был известный эпический роман «Ветры войны» Германа Вука («Winds of War» Herman Wouk), который был экранизирован и в свет вышел мини-телесериал с Робертом Митчумом в главной роли (Robert Mitchum), было сформировано мнение Запада по поводу того, что русские потерпели бы поражение, если бы своевременно не получили мощную военную поддержку, которую предложил Запад. Факт, который, несомненно, является ложным.
Конечно, то оснащение, которые было направлено американцами и англичанами с конвоями по Северной Атлантике, оказало значительную поддержку Советскому Союзу, но никак не в той степени, в которой это преподносится.
К тому же, большинство основных систем вооружения имели советское производство, как, например, танк Т-34, который считался наиболее продвинутой военной машиной того времени, также ведущего значения истребитель «Яковлев» Як-3 или боевой самолет штурмовой авиации для непосредственной поддержки штурмовик Ил-2 Илюшина.

Россия была той державой, которая победила нацистскую Германию
В итоге, мнение, распространившееся в европейских государствах, включая и Грецию, было то, что именно западные союзники были теми, кто поднял на свои плечи всю тяжесть войны, в то время как русским отводится лишь второстепенная роль.
Такому восприятию ситуации содействовало также в своем роде и преувеличение роли американской военной мощи в ходе Второй мировой войны, что легло в свою очередь, в основу мифа о вневременном американском военном превосходстве и всемогуществе.
Также, данное мнение отображалось в многочисленных романах эпохи, относящихся к жанру научной фантастики, которые приобрели широкое распространение под названием «альтернативные истории».
Романы представляли сценарии, где сразу после распада нацистской Германии американские и британские войска пошли в наступление против России, разбили Красную Армию, и в дальнейшем предпринимали попытки свергнуть коммунистический строй и завершить Холодную войну на корню.
Проблема не в том, что подобные сценарии прослеживались в произведениях жанра научной фантастики, а в том, что многие люди считали и продолжают считать, что подобное действительно имело место быть и происходило на самом деле.
Данная фантазия настолько безумна, что в этом самом безумии она комична. В реальности, данные о возможностях и способностях англо-американских войск и Красной Армии достаточно правдивы и беспощадны, что совсем неохотно признают большинство современных западных историков.
Как следствие отметим, что советское руководство в то время на самом деле, если бы только пожелало, могло бы добиться контроля практически над всей материковой Европой, даже в тени той монополии власти, которая была установлена в то время Соединенными Штатами.
Скорее всего, очевидным становится тот факт, что у Советского Союза не было такого желания на тот момент. Помимо этого, данная ситуация связана также с теми великими геополитическими уроками истории, где мы можем наблюдать такую картину, когда наземные войска, как правило, ограничиваются созданием так называемых зон безопасности в радиусе вокруг себя и не стремятся к завоеваниям более крупного масштаба, которые чаще всего воспринимают и реагируют на них как на проблему, а не как на благоприятный фактор.
Военно-морские силы, наоборот, с эпохи Древних Афин и вплоть до времен современных Соединенных Штатов, это как раз та категория войск, которым характерны крупномасштабные империалистические амбиции.
Кроме того, современные западные историки начали постепенно склоняться к мнению, что англо-американские силы уступали немецким, и если бы они воевали на стороне войск, которые выступали против Красной Армии в масштабных ключевых сражениях на Восточном фронте, а не на стороне второсортных войск, которые остались на западном направлении, в таком случае события имели мы вероятнее всего другой исход.
Итак, называя вещи своими именами, отметим, что именно Красная Армия была той силой и мощью, которая внесла наибольший вклад в дело победы над фашистской Германией, именно Красная Армия стала ключевой мощью, освободившей Европу.
Фактически можно сказать, это была сила, которая спасла Европу, поскольку для многих народов Центральной Европы Гитлер запланировал не просто порабощение, но их полное уничтожение и исчезновение, не воспринимая их за людей, и хотел, чтобы на их землях проживали истинные арийцы немцы.

Двойственный миф о «спасительнице» Америке и о России-агрессоре
По сути, при нормальных обстоятельствах, День Победы Советской Армии должен был быть праздником Победы не только в России, но и во всей Европе. Но подобного не случилось. И не случилось, поскольку сразу после развала нацистской Германии Запад начал строить образ России как страны-агрессора, которая должна была быть «подавлена» американской мощью.
Следовательно, вся западная стратегия холодной войны была основана на мифе. А именно на мифе о диком русском медведе, который вероятнее всего задыхался в своей евразийской клетке и хотел ее разрушить, дабы распространить свою власть по Европе. И единственная сила, которая мешала русскому медведю, была американская военная мощь.
Иными словами, американцы, возвышая и преувеличивая свою силу в годы Второй мировой войны и завышая свой собственный вклад в освобождение Европы, недооценивая и занижая те усилия, которые были сделаны Россией, распространили свое двойственное послание всем западноевропейцам, что, во-первых, именно им они обязаны своим освобождением от немцев, а во-вторых, только американская сила могла защитить их от предполагаемой русской экспансии.
Следовательно, занижение и недооценивание вклада русских в дело победы против сил союза стран Оси не было чем-то случайным, а определило четкую геополитическую цель в годы холодной войны.
И в случае, если бы холодная война завершилась распадом Советского Союза, все эти факты, вероятнее всего, представляли бы интерес только для историков. К сожалению, миф о России как об агрессоре продолжает распространяться и сегодня некими антироссийски настроенными кругами Запада, и в его современной интерпретации он намного более фанатичен и ошибочен, по сравнению с прошлым.
На мой взгляд, речь в данном случае идет о вероятнее всего неизбежном развитии событий, что последовало за распадом Советского Союза и прекращением действия Ялтинско-потсдамской системы международных отношений. Ключевым элементом данной системы было функционирование всей Центральной Европы в качестве зоны безопасности для России.
После окончания холодной войны все эти страны могли бы развиваться и далее в нейтральной, промежуточной зоне, а именно, играя роль амортизатора между Западом и Россией.
Однако, согласно западной стратегии они были выбраны и превратились в плацдарм для агрессии и наступления с целью, чтобы Россия оказалась в ситуации постоянной неуверенности в своей безопасности и не смогла бы вновь выйти на ведущие роли на международной арене.
Результатом стало то, что неотъемлемые антироссийские настроения политики некоторых центральноевропейских государств соединились воедино с антироссийскими тенденциями, которые предусматривала их новая геополитическая идентичность, что привело к их беспрецедентным масштабам.
Для того, чтобы данная система «новой Европы» имела последовательное продолжение, антироссийские тенденции на своих верхах, которыми являлись центральноевропейские страны, должны были объединиться и слиться с антироссийскими настроениями у их основания, а именно в западноевропейских странах.
Таким образом, они перенеслись сверху вниз, с центральноевропейских к западноевропейским странам, распространяя и увеличивая миф о политики «экспансии» России, по отношению к которой вся остальная Европа должна была вооружиться с целью обороны и поддержать Соединенные Штаты в их роли добродетеля-защитника и лидера.
Результатом данных действий стало то, что Россия оказалась в рамках отношений по типу манихейского учения, где она столкнулась и должна противостоять предполагаемой единой «Европе».

Опасение по поводу чрезмерно фанатичной Европы с фашистскими настроениями
Итак, впервые в европейской истории нам пытаются навязать и утвердить мнение о том, что Россия представляет собой обособленную геополитическую территорию, отдельную от всей Европы. И это очень опасная ситуация.
Всем тем, кто спешит охарактеризовать и назвать меня ярым пропагандистом с российскими настроениями, я должен сказать, что моя обеспокоенность связана с Европой, а не с Россией. А именно, если этим антироссийским кругам действительно удастся навязать свою точку зрения, и в случае, если большинство европейских стран на самом деле поверят, что они являются отдельной частью от России, тогда уже речь будет идти об изуродованной, чрезмерно фанатичной Европе, настолько мелкой, что вполне возможно у нее уже не будет необходимых исторических, культурных, политических, географических параметров, чтобы и далее считаться независимым автономным континентом.
Иными словами, будет создана азиатоподобная Евразия, в составе которой Европа сократится до таких размеров, что в будущем ей будет практически невозможно обусловить свое историческое продолжение в целом.
Хуже всего в этой ситуации вероятнее то, что эта мелкая Европа может перерасти в фанатичную величину с фашистскими принципами, в Европу, которая будет преследовать Россию, видя в ней постоянную угрозу.
При этом толкование и прочтение прошлого изменится. Вся остальная Европа будет рассматриваться неким единым целым по отношению к России, в то время как само Российское государство – как нечто чуждое и угрожающее.
Иными словами, все те, кто в прошлом выступали и открыто боролись против России, в том числе и нацисты, официально на законных основаниях станут защитниками Европы, выступающими против русских «завоевателей».
Таким образом, нас приведут к торжественному восхождению нацистов на европейскую политическую арену, и это произойдет через прохождение сквозь академические залы, а не уличные тротуары.
И все те, кто считают мои высказывания преувеличением, пусть подумают над тем, что происходит сегодня в Украине, где нынешние политики – потомки ваффен-СС выдают себя за европейских представителей либеральной демократии.
Называя вещи своими именами, необходимо осознавать, что антироссийские настроения, которые все активнее внедряются и поощряются сегодня в Европе, являются пусть и опосредованными и косвенными, но четкими и явными проявлениями нацизма, в независимости от политических одежд, в которые одеваются.
Таким образом, нам предстоит сделать выбор, Европу какого рода мы хотим видеть в будущем. Великую Европу, от Атлантического океана до Уральских гор, с единой политической, исторической и геополитической идентичностью? Или чрезмерно фанатичную, мелкую Европу, которая в центр своего существования поставит страх перед Россией и тем самым рискует прийти к историческому очищению Третьего Рейха?
Для того, чтобы не оказаться в таком довольно мрачном будущем, одно из первых, что нам необходимо сделать, это реалистично верно прочитать историю, с целью того, чтобы осознать и увидеть ту главенствующую роль, которую сыграла Советская Армия в освобождении Европы от нацистов, и принять День Победы как данность, принять именно таким образом, каким этот день был на самом деле – Днем Победы для всей Европы, Днем Победы для всего Человечества, Днем Победы над варварством, днем, обещающим единое перспективное европейское будущее.