Уроки Второй мировой

Трагедия Второй мировой войны и победа над гитлеровским фашизмом должны послужить уроком и настраивать политические взгляды на мирное будущее

Докладчик:
Периклис НЕАРХУ, Посол Республики Кипр

 

Разрешите поблагодарить за оказанную честь быть приглашенным в качестве докладчика на данное мероприятие, организованное греко-российским клубом «Диалог» по случаю 72-ой годовщины со дня Великой Победы над гитлеровским фашизмом и окончания войны.
Почему мы чтим годовщину такого великого события?
По-видимому, в первую очередь с целью воздать честь всем тем, кто сражался и особенно ради тех, кто отдал свои жизни, чтобы победить эту ползучую фашистскую машину, которая привела бы к порабощению народы всей Европы и насадила бы невероятных масштабов тиранию.
Тиранию, которая воссоздала бы новый политический класс в Европе, бесчеловечность, насилие, полное игнорирование общечеловеческими принципами и основными правами, которые были приняты и установлены после титанической борьбы и составляют основы свободной и демократической жизни и цивилизации.
Это циничное проявление Насилия, это высокомерие и явная агрессия вносили в сознание каждого свободного человека решительность и подталкивали его волю противостоять оргии насилия и унижению достоинства народов. Народов, которые чтили свою свободную волю на протяжении своей многовековой истории и самоотверженно жертвуя жизнью, защищали свою независимость, свободу и национальное самосознание.
Российский народ, осуществляя освободительную борьбу и сотрудничая с другими народами, населявшими Советский Союз в то время, сумел приостановить фашистское вторжение, которое достигло российской столицы.
Если судить по масштабам сил, мобилизованных на Восточном фронте, по всей его ширине, а также по количеству жертв русского народа и других народов Советского Союза и по решающим последствиям поражения гитлеровского фашизма на Восточном фронте, главенствующая роль Советского Союза в исходе Второй мировой войны очевидна.
Состояние холодной войны, которое стало ведущим после Второй мировой войны, а также пропагандистская атака в данном контексте, которая последовала, попытались свести к минимуму вклад Советского Союза в дело Победы, и на главенствующие позиции вывести роль англо-американских сил.
Однако данная попытка интерпретации хода событий полностью их искажает и недостойна той борьбы, которая была предпринята терпеливо и героически против мощнейшего врага, который казался непобедимым.
Народ Греции может гордиться тем, что он первый на подступах к хребту Пинд дал отпор союзу стран «Оси». Изначально они выступили против итальянцев Муссолини, и позднее против немецких захватчиков в Македонии и против вражеских парашютистов на Крите.
Задержка, вызванная сопротивлением Греции в осуществлении плана «Барбаросса» против Советского Союза, стала ценным временным заделом, и способствовала в дальнейшем затяжной борьбе и, в последствии, полнейшему отказу от продолжения борьбы с русским народом, также еще в силу своего природного союзника, естественного, а именно Русской зимы.
Народы, которые боролись за победу против фашизма, считали, что будущее будет совсем иным и многообещающим. В значительной мере эти надежды оправдались, поскольку каждый сегодня может представить, каким бы был мир, если бы победу в войне одержали страны-союзницы «Оси».
Однако, в большой мере эти надежды не были оправданы, поскольку, как только война закончилась, на смену старым конкурентам пришли новые, заменили их и стали поддерживать накал событий на международной арене, напряженность, кризисы и региональные войны, которые превысили свои масштабы и обернулись практически в своего рода новую мировою войну, которая приобрела статус холодной под страхом ужаса ядерного апокалипсиса.
Международные соглашения, которые были заключены в конце войны, а также международные организации, которые были созданы, такие как, в первую очередь, ООН и Совет Безопасности, сыграли важную роль в сдерживании витка новой войны и сохранении мира во всем мире. Однако они не смогли гарантировать надежную основу действия принципов международного права, которые были необходимы всему миру с целью того, чтобы гарантировать и обеспечить мир и международное сотрудничество.
Особенно негативная ситуация заключается в том, что после развала Советского Союза начали ставиться под сомнение международные институты, такие как, например, ООН, и параллельно была предусмотрена идея односторонних действий, вне всякого международного контекста. США представили себя на мировой арене как единственная сверхдержава, которая могла в одностороннем порядке разрешать мировые дела, используя вооруженное насилие.
Эта стадия неудержимого превосходства, односторонних действий и вмешательств имела достаточно высокую цену для общей мировой ситуации. Достаточно увидеть ту драму, которая десятилетиями развивается на Среднем Востоке, начиная с войны в Ираке. Результат этого более чем очевиден.
Параллельно в последние десятилетия произошли еще некоторые события, которые привели западную экономику на опасные круги брокерской и спекулятивной экономики, затрагивающие все страны и мировую экономику в целом.
Кейнсианство, преобладающее на Западе, как нечто среднее между вмешательством государства, частным предпринимательством и понятием социального государства, в итоге было заброшено в Европе и США и было заменено новейшими теориями неолиберализма и глобализации.
Эти новые политические типы подрывают идею и идеалы так называемых коллективных интересов, воплощенных и представленных государством, и продвигают эгоистичную политику своих собственных взглядов, от которой выигрывает неуправляемая международная финансовая олигархия.
Европейский Союз, выступавший за принципы и идеалы Европейской конфедерации, которая объединила бы европейские народы и европейские государства, основываясь на главенстве европейских демократических принципов, национальных государств, а также достижений социального государства, скатился к неолиберализму и господству рынку сбыта и торговли, вследствие чего финансовая экономика стала выше реальной.
Именно таким образом ЕС продвигает идею глобализации. Но каким образом становится возможным единство Европы, которая параллельно продвигает глобализацию и которая полностью сориентирована на единый мировой рынок? Как это возможно, когда Европа вводит общую валюту, которая относится к разным экономическим системам до момента достижения политической унификации, что является необходимым условием для правильного и равноправного функционирования единой валюты?
Результаты и противоречия этих политических систем ярко отображены и видны на примере того, что на сегодняшний момент переживает Греция, которая на протяжении всей своей истории не сталкивалась и не переживала ничего подобного в мирные времена.
Противоречия и результаты, о которых мы говорим, выражены еще более широко и наглядно в Евро-скептицизме с ярко выраженными противоречиями стран-членов, с выходом Великобритании из Европейского Союза, а также с имеющейся обостренной проблемой и вытекающими из этого размышлениями по поводу дальнейшего хода событий и перспективах.
С целью оправдания политики глобализации, продвигается специальное запутывание вещей, а именно, того, что мы назвали бы технической глобализацией, которая связана с научным и техническим прогрессом, постоянно способствующим единению большого количества людей, а также той глобализации, которая связана с интернационализацией финансовых рынков и стремлением достичь политического главенства посредством интегрированного, объединенного и главенствующего мирового рынка.
Эта идея была разработана крайне либеральной политикой эпохи Честера и Рейгана в 80-х годах 20 в. и особенно заметно была продемонстрирована после развала Советского Союза в 1990-х гг. как символ якобы неизбежной политики новой монополии под руководством США.
Результаты данной эпохи мы имеем возможность наблюдать сегодня, как на экономическом, так и на политическом уровнях. Финансовый кризис пришел в 2008 году, с целью четко показать, как теряются основы экономической системы, основанной на виртуальной экономике и неконтролируемых выгодах.
Показательным примером в данном контексте является то, как в свое время сначала была введена, а затем отменена крупная реформа, автором которой выступил президент США Франклин Рузвельт после крупного кризиса 1929 года, чтобы взять под контроль существующие спекулятивные действия, а также поставить на контроль банковскую систему и производство денежных средств.
В данном случае, я имею в виду тот популярный закон, принятый в 1934 году и известный под названием Glass-Steagall Act. Закон строго разделял коммерческие и инвестиционные банки.
Мир нуждается в экономической системе, которая основывается на реальном производстве, на контроле над существующими бесконтрольными приносящими выгоду действиями, в системе, в виде известных форм и моделей, основывающихся на равноправном международном сотрудничестве.
Полный крах послевоенных реформ Bretton Woods, после отказа президента Никсона в 1971 году от любого упоминания о долларе в контексте, когда речь шла о золоте, сегодня делает данную потребность еще более актуальной.
Однако, как все мы понимаем, интересы, которые стоят на кону, огромны. Любым изменениям пытаются противостоять мощные государства, пользующиеся этой системой, например, в первую очередь США. Им противостоят также и за пределами системы, например мощнейшие олигархические силы, которые выше всего в первую очередь ставят свои собственные эгоистические интересы и не желают какого-либо урегулирования или существенного контроля.
События на политическом уровне прошли параллельный путь. Ограничения, которые обозначилась началом холодной войны, которая по логике вещей должна была привести к мощному международному сотрудничеству и договоренностям, таковыми не стали, и после окончания холодной войны уступили место новому витку конкурентных событий в Европе, которые пришли на смену.
Идея единой сверхдержавы и идея единого мирового рынка, под эгидой международной свободной торговли, слились в политику, которая в кратчайшие сроки смогла поглотить особенности более ранних конкурентных систем, в частности, антироссийской геополитической конкуренции. Это стало более чем очевидным после прихода к власти в России Президента Путина.
Европа, которая логическим образом была заинтересована в укреплении экономических отношений с Россией, поскольку этот факт соответствует ее явным экономическим и геополитическим интересам, в последние годы заняла позицию противостояния и напряженности по отношению к России.
С этой точки зрения, роль Европы с учетом нынешнего кризиса в Украине и с учетом экономических санкций, введенных в качестве так называемого наказания за аннексию Крыма Россией, абсолютно ясна и характерна. Эта политика носит чисто претенциозный характер, поскольку европейские лидеры прекрасно владеют ситуацией и знают, что Крым всегда был русским, и что воссоединение Крыма с Россией было осуществлено путем проведения референдума, где крымский народ выразил свое настроение и желание.
Появление нового витка напряженности в Европе и систематическая популяризация синдрома российской угрозы, которой на самом деле не существует, вызывает печаль и разочарование в связи с нынешней ситуацией в Европе по прошествии 72 лет после окончания Второй мировой войны.
Фашизм не всегда одинаков. Упоминание старого гитлеровского фашизма часто является алиби, с целью скрыть новые силы, которые не охарактеризованы как фашизм, но которые в такой же степени опасны и являются угрозой миру, независимости, суверенитету и свободе народов.
Переизбыток власти и экономической мощи, вне всякого демократического контроля, неконтролируемые спекуляции в огромных масштабах в объемах международного финансового мира, эксплуатация виртуальной экономики финансовых продуктов за счет реальной экономики и в то же время очевидное заблуждение сверхдержавы монополии, являются достаточно опасными идеями и реалиями сегодняшнего мира. Они могут привести мир к новым драматическим событиям, как если бы трагедия Второй мировой войны не преподнесла нам никаких уроков и не направила бы нам никаких посланий, над которыми стоит задуматься.
Великий трагик Древней Греции Эсхил в своей трилогии «Орестия» и особенно в ее третьей части под названием «Эвмениды» в уста богини Афины вкладывает слова, адресованные Эриниям, которых он пытался переубедить и превратить в Эвменид с таким смыслом: «что и в случае с использованием грома и молнии Зевсом участвует богиня мудрости, Афина, та, которая была призвана помочь превратить Эриней в Эвменид. В этом и заключается работа политических мужей, которая достойна их имени – превращать Эриней в Эвмениды и называть применение насилия мудростью и честью.
Развитие технологий и систем вооружений сегодня делают возможным повторение того, что произошло в 1940-х годах.
Почитая 72-ю годовщину окончания Второй мировой войны, мы не только воздаем сегодня должное тем, кто сражался, и в особенности тем, кто отдал свои жизни. Мы также извлекаем уроки, которые вдохновляют и несут надежды, порожденные бесспорной победой над гитлеровским фашизмом.