Когда слово ранит

В соцсетях разгорелась серьезная полемика вокруг книги Ивана Джухи «Мариупольские, цалкинские, понтийские…»

В 2016 году известным  исследователем Иваном Джухой была издана книга «Мариупольские, цалкинские, понтийские…», которая еще до своего издания вызвала нездоровый ажиотаж как в Греции, так и в странах постсоветского пространства.

Автор решил классифицировать греков бывшего СССР, разделив их на несколько групп. Причем, приазовских (мариупольских) греков объединил в одну группу (грекоязычные и греко-татары), несмотря на их языковые и другие различия, а цалкинских и понтийских, при наличии аналогичных различий, развел в разные группы.
В этой связи можно отметить, что многообразие греческого мира – феномен исторический, когда в течение почти 3-х тысячелетий греки были разбросаны по многим странам и регионам. Это, кстати, не только греческий феномен, такое можно встретить и у евреев, и у грузин,  и у многих других народов – список можно продолжить до бесконечности. Но именно в этом отношении все ветви греческой нации довольно однородны, во всяком случае, очень мало существенных различий.
Мне не известно, что было бы с реакцией нашей общественности на эту книгу, если бы не появились на свет полемические заметки Кирияка Иорданова.
Отметив положительные моменты книги (добротный литературный язык, смелую попытку проанализировать культурологические, географические и иные  аспекты, характеризующие разнообразие нашего  непростого греческого  мира на территории бывшего СССР), К.Иорданов подверг довольно резкой, но аргументированной критике целый ряд положений, утверждений и выводов, приводимых автором книги (с полным текстом этих заметок можно ознакомиться в фейсбуке на странице (в профиле) Янниса Карипидиса по адресу https://www.facebook.com/giannis.karypidis.3/posts/1580279011995350)
Я не историк и не хотел бы здесь обсуждать вопрос о том, являются ли цалкинцы понтийцами или нет. На эту тему можно будет провести научную конференцию и предоставить слово нашим уважаемым специалистам – историкам.
К сожалению, по истории греков бывшего Советского Союза, в том числе и по истории цалкинских греков, все еще нет фундаментальных трудов, и на этом фоне любой исследователь имеет право на свою версию – заметим, аргументированную версию.
У Ивана Джухи была, думаю, такая версия, такая попытка классификации. И он, конечно же, имел право на такой анализ, если бы не принял совершенно  недопустимую для серьезного исследователя позицию – явно пренебрежительное отношение к огромной общине цалкинцев.
Итак, полемические заметки К. Иорданова опубликованы.
Как будто все становится на свои места – за несколько дней появляется около 700 комментариев на его статью. Комментариев разных – в зависимости от багажа знаний и эмоциональных характеристик отдельных авторов. И вдруг мы узнаем, что есть ответ от Ивана Джухи, но не автору заметок, а прямо в газету «Омония». После опубликования этого весьма некорректного ответа в Фейсбуке, опять-таки на странице (профиле) Янниса Карипидиса, посыпались дополнительные 400 комментариев за три дня, которые придали данной теме своеобразную пикантность.
В своем ответе в газету И. Джуха отмечает, что взгляд со стороны порою более объективен, нежели изнутри, поэтому, думаю, что будет правильно, если именно я отвечу на его скажем мягко, едкое письмо с нескрываемыми оттенками ехидства, которое он даже не счел нужным отправить автору критических заметок.
Среди вышеуказанных комментариев есть и несколько моих. Я пытался, в силу своих  возможностей, остудить пыл некоторых, особо рьяных критиков И.Джухи и напомнить читателям о несомненных его серьезных заслугах при написании и издании целой эпопеи по истории репрессий против греков в СССР. Но, как говорится, ложка дегтя портит бочку меда, и этой самой ложкой дегтя оказалась последняя работа «Мариупольские, цалкинские, понтийские…», а также его ответ через газету.
Я в Цалке никогда не был, но думаю, что цалкинские греки, подчеркну, не цалкинцы, а именно цалкинские греки, чувствуя некоторую свою ущербность из-за незнания ими греческого (ромейского, понтийского) языка, были и есть более патриотичные греки, чем все остальные.
Где еще кроме Цалкского района вы слышали столько древнегреческих имен? Почти в каждой семье – Аристотель, Платон, Архимед, Диоген и многие-многие другие. Эти имена они давали и дают своим  детям, чтобы лишний раз показать и подчеркнуть свою греческость, что, несмотря на коллизии истории, они были и остаются составной частью нашей греческой нации.
Я грек-ромей, или, как сейчас модно говорить, понтиец, и стараюсь быть объективным, но не думаю, что я больший грек, чем кто-то из моих цалкинских друзей. Только глупец может утверждать, что цалкинские греки не того сорта.
Любой сухумчанин подтвердит, что патриотичнее греков в Абхазии не было, чем цалкинские греки Геннадий Софиадис (следователь прокуратуры Абхазии, а затем главный арбитр Минторга Абхазии) и ныне покойный Николай Тахмазов (старший следователь прокуратуры Абхазии).
Греческая библиотека Гены Софиадиса могла поспорить с нашей республиканской. Он даже свою фамилию в те, советские годы, официально переиначил на греческий лад – Софиадис. А самое главное в цалкинских греках – это их высокое национальное самосознание и сохранение православия.
Приведу немного известной статистики (это к теме о необразованности цалкинских греков): по числу людей с высшим образованием на тысячу жителей в мире на первом месте был СССР, в СССР – на первом месте была Грузия, а в  Грузии – на первом месте был Цалкский район. Думаю, выводы можно не озвучивать.
Из многих сотен греков бывшего СССР, добившихся выдающихся результатов в своих отраслях и сферах, большая часть – выходцы из Цалки. Это и академики с профессорами, и заслуженные генералы, и ученые, и спортсмены, и бизнесмены и т.д.
Да, я владею понтийским (ромейским) языком, т.к. родился и вырос в Сухуми, но мы там называли себя ромеями, а не понтийцами. Понтиец – чисто географическое и политическое название и лично мне ничего не говорит, т.к. на побережье Понта Эвксинского жили и ассирийцы, и армяне, и люди многих других национальностей. И что, они не имеют права называть себя понтийцами по месту происхождения своих родителей?
И вообще, кто из нас знал (до 1990 года, до переезда в Грецию), что мы понтийцы? Мы все и всегда были греками и этим гордились.
С Иваном Джухой у нас прекрасные отношения, и он  написал хорошую книгу, но многие его выводы спорны, и в этом я поддерживаю и разделяю мнение Кирияка, т.к. видел и анализировал его послание еще до публикации. Это послание (очень корректное) было отправлено автору книги за несколько дней до публикации в газете с надеждой на то, что эти небольшие заметки будут учтены  при переиздании книги.
Но ответ  почему-то пришел через газету, причем иначе, чем циничным и некорректным его не назовешь. Не думаю, что писатель Джуха нуждается в моих советах, но в этих чувствительных вопросах национального характера, когда говоришь о многотысячной общине, очень важно не переборщить, не переходить известные всем острые грани, которые  воспринимаются всеми очень болезненно.
Я вообще не хотел вступать в такую полемику, где дискуссии и обсуждения порой переходят все грани дозволенного и скатываются в итоге в перебранку со взаимными оскорблениями.
И еще, может быть, самое главное, что нельзя оставить без внимания. Я ожидал, признаюсь,  другой ответ от моего друга Ивана Джухи – искренний, благожелательный, с попыткой понять своего читателя. Из его же ответа в газету получается, что он пытается  вбить клин между грекоязычными и туркоязычными греками бывшего СССР, апеллируя к мнению грекоязычных о цалкинцах. А это, как я понимаю и оцениваю, не только  грубая ошибка, но очень опасная провокация против нас всех, против греков.
На основании чего он позволяет себе такое заявление?  Он что, проводил опрос общественного мнения? В любом случае такое заявление – «одна баба сказала» – ни в коем случае нельзя было вынести на страницы газеты, не важно какой.
Должен отметить еще одно – в этой бурной дискуссии на страницах Фейсбука в течение трех недель мы увидели не только боль и возмущение цалкинских урумов, но и некоторые комментарии наших известных понтийцев, по сути, подливающих масло в огонь, вольно или невольно разведенный И. Джухой.
Жаль, сколько еще раз мы будем наступать на одни и те же грабли?
Наши проблемы, наши раны мы должны лечить сами, а не искусственно провоцировать их обострение.
Это, смею заметить, очень недальновидная и опасная политика, которая на пустом месте сеет подозрения и создает раздор и раскол между нами, вместо того, чтобы акцентировать внимание на общности нашей истории, ее трагических и героических страниц.

С уважением ко всем читателям, Иван ЗЕЛИЛОВ, сухумский грек.