Псевдоочерк, разделение, ненависть…

В последнее время становится очень оживленным обсуждение книги господина Джухи с сомнительным названием «Мариупольские, цалкинские, понтийские…». Мне, как понтийскому греку с корнями из Цихисджвари (Боржомский район) и Бешташени (Цалкский район), а также с корнями из Трапезунда и Аргируполи, после прочтения этого, не имеющего под собой основы «труда», стало не по себе.
Церковь Святого Николая, 1849 г., с.Бешташени

Какие цели преследовал писатель? Из чего он исходил?
Если говорить о регионе и людях, частью которых я являюсь, в книге прослеживается пренебрежительное отношение к цалкинцам и вообще к грекам из Грузии. Личное отношение автора заметно практически во всех моментах. Нам, потомкам выходцев из Понта, с детства воспитываемых на рассказах о регионах происхождения наших предков, унаследовавшим греческие традиции, пусть даже с некоторыми нововведениями, неприятно отрицание нашей идентичности.
Уверяя читателей в том, что цалкинцы – не понтийцы, автор не доказывает этого!!!
На протяжении второй половины ХХ столетия греками из Центральной Грузии, в том числе и Цалкского района, были утрачены некоторые элементы понтийской греческой культуры. Редким явлением стали музыканты, играющие на понтийской лире, стало меньше понтийских танцев (это прослеживалось и в селах с грекоязычным населением), но они имели и имеют место в нашей культуре. И не только в этом наша связь с Понтом.
Дорогого стоят имена греков региона. Из Бешташени у меня на слуху остаются имена Сумела, Арети, Хрисула. Имена моих дедушек и бабушек, прабабушек и прадедов – Арети, Сократ, Феохарий, Феописти, Алексис, Онуфрий, Елизавета, Константин.
Да и фамилия дворянина Заманопуло (приведенная в книге с искажением), приведшего греков в Бешташени из Понта, говорит о многом. Церковные архивы сел Цалкского района могут стать источником для определения мест рождения первых переселенцев.
В Цалку, как и в целом в Центральную Грузию, греки заселились и из Трапезунда, и из Аргируполи, и из Карса, и с Эрзерума, и из глубинных регионов Малой Азии.
Часть побережья Понта Эвксинского, названного термином “Понт” в период существования Понтийского царства – не единственный регион расселения греков Причерноморья (Северное, Западное, Южное), имеющих общие корни со времен Великой греческой колонизации.
Да и собственно Понт делится, как известно, на две части – приморский и континентальный. Об этом говорит Христос Самуилидис в своей книге «История Понта Эвксинского». И глубинным, континентальным Понтом греческий мир не заканчивается. Как проследить границу между регионами на полуострове Малая Азия, который на протяжении многих тысячелетий являлся греческим? И стоит ли?
Доводы автора книги, что цалкинцы являются греками, но не являются понтийцами, может быть удобным для недоброжелателей греческой нации, в частности турок. Им выгодно разделение греков на части. Они стараются доказать, что местное население Малой Азии – ромеи (урумы) в прошлом были ассимилированы греками, а не являлись таковыми.
Все Причерноморье, и во времена существования Понтийского царства в древности, и Трапезундской империи в средние века, входило в общее греческое пространство. И это, ни много ни мало, 600 лет из общей 3000-летней истории греков Понта Эвксинского.
Прошли века, но нашу понтийскую историческую родину продолжают делить на части. Недоброжелатели находят среди нас людей, которые, не зная истории, идут у них на поводу. Если сомнительные исследователи добьются своего, то позже заявят, что мы сами не считаем себя единым народом.
Под сомнение может быть поставлен и геноцид греков Понта.
Возникает вопрос – не является ли территориальное ограничение в рамках только южного побережья Понта Эвксинского, а не всего региона, «воровством нашей истории»? Понт – это более обширный регион, и на его территории проживали и проживают греки с общим происхождением.

Надпись на греческом языке на церкви Святого Николая, 1849 г., с.Бешташени

Что касается греков из Грузии: они, переселившись в этот регион в конце 20-х годов XIX столетия и позже, стремились жить в новых условиях, сохраняя свою православную греческую культуру. Та же часть греков, которая в обиходе пользовалась мусульманским языком (именно так цалкинцы называли тюркский говор, используемый ими в силу ряда исторических причин) понимала, что говорит на чужом языке.
В Цалкском районе по сей день сохраняется множество церквей, построенных греками. В церкви самого города Цалка служба велась на греческом языке, и сам священник был греком. Я помню с детства большой православный праздник «Метаморфоси», проводившийся в Цалкском районе в августе и собиравший тысячи верующих.
Цалкинцы ничем не больше других народов подвержены синдрому просмотра турецких сериалов. Им чуждо все тюркское. Их культура и восприятие мира тождественны общегреческим во всем мире.
Говорить об этом можно до бесконечности. Поэтому и возникает вопрос: почему господин Джуха видит все совершенно в другом свете? Провел ли он необходимые исследования или исходит из неприязни к грекам других регионов, и особенно Грузии.
Неопределенным, как видно, остается понимание автором и того, кто собственно такие понтийские греки. Почему жители Цалки и Мариуполя не могут быть их частью?
Разделение на категории с указанием на мнимые различия и неисследованные особенности ведет к раздорам и распрям там, где необходимо единение.
Я надеюсь, что в рядах наших понтийских греков найдутся исследователи и историки, которые смогут дать научно обоснованный ответ на стремление разобщить древний и гордый народ, сохранивший свою национальную идентичность, несмотря на катаклизмы истории.

P.S.
Обращение к Джухе И.Г.
1. Стр.181 вашей книги: «Турецкий геноцид и сталинские репрессии — не их боль.» Господин Джуха, на протяжении многих лет в России и, в частности, в городе Москва, цалкинские греки участвуют во всех мероприятиях, связанных с геноцидом и репрессиями тех лет.
2. Стр.172: приведены в пример цитаты некого Эриксона о «безличности, робости, подозрительности, о жалком существовании цалкинских греков и об их пьянстве.» Но это не может раздражать так, как ваша цитата «вряд ли стоит сомневаться в приведенных Э.Эриксоном частных примерах».
3. Стр.185: о греках Ганахлеба и об их армянском происхождении. Вам было бы неплохо поближе познакомиться с представителями этой деревни, с такими уважаемыми фамилиями как: Аслановы, Алихановы, Григориади, Леоновы, Захаровы и т.д. Они основательно вам объяснят и расскажут об их происхождении.
4. «они неохотно смешиваются с соплеменниками из других регионов и даже в общих «всегреческих» мероприятиях держатся особняком» (речь о цалкинцах, стр.189);
«Цалкинцы не испытывают ностальгии по Эрзеруму или Карсу, в отличие от понтийских сожалений о Понте» (стр.191);
«Греки Цалки никогда не были подданными Греции» (стр.195);
«практикуется исключительно турецкий танец, напоминающий русский хоровод» (cтр.201).
Вы кто? Историк? О чем вы пишете? Вы прожили с этими людьми или просто ненавидите их?

Георгий МАРТАСИДИС, Москва.