Одно фиаско за другим

Предвыборный период на Украине обещает стать полностью непредсказуемым

Попытка Петра Порошенко сорвать сроки проведения выборов с помощью военного положения с треском провалилась. Сам он был вынужден маневрировать и отступать, прикрываясь желанием соблюсти демократические нормы. Таким образом, спектакль с «великим морским походом», в ходе которого пострадали украинские моряки, был разыгран зря. Каковы теперь перспективы крайне непопулярного президента Украины?

«Вместо военного положения получилось гибридное», – отреагировали украинские оппозиционные политологи на результаты понедельничного заседания Верховной рады, на котором было утверждено введение военного положения (ВП). Оно действительно оказалось совсем не таким, каким его изначально видела команда Петра Порошенко, за что и заслужило эпитет «гибридное».

Чего хотел Порошенко

Разыграв спектакль с «великим морским походом» в Азовском и Черном морях и провоцируя российских пограничников на жесткие действия в отношении кораблей ВМСУ, украинский президент рассчитывал на скорую руку протащить через Раду введение военного положения с максимальным перечнем ограничений для украинских граждан: начиная от введения цензуры в СМИ и вмешательства в личную жизнь, заканчивая отъемом имущества у юридических лиц вкупе с запретом деятельности неугодных партий и общественных организаций.
Вишенкой на «рошеновском торте» должен был стать срыв сроков проведения президентских выборов. Если бы Рада 28 ноября ввела военное положение в том варианте, которого изначально хотел украинский президент, она бы не смогла во второй половине декабря, как того требует конституция, официально назначить проведение выборов на 31 марта, и таким образом Порошенко получил бы фактически диктаторские полномочия.

Почему Порошенко постигла неудача

«Але сталося не так, як гадалося», – как говорят сами украинцы. Стоило законопроекту Порошенко оказаться в стенах Рады – лидеры оппозиционных партий принялись его громить. Если обобщить, то все обвинения можно уместить в два тезиса: необоснованное посягательство президента на конституционные права и свободы граждан и желание президента узурпировать власть путем переноса или даже отмены выборов.
Судьба военного положения должна была решиться в 16.00 (17.00 мск), когда под куполом Верховной рады в срочном порядке собрались народные избранники. После того как спикер парламента Андрей Парубий объявил заседание открытым, зритель увидел классическую картинку: одна часть депутатов блокирует трибуну и президиум украинского парламента, а другая часть скитается по кулуарам здания в надежде избежать неудобных вопросов от журналистов.
Ближе к 17.00 (18.00 мск) стало понятно, что взять нахрапом Раду президенту не удается: верные Олегу Ляшко и Юлии Тимошенко депутаты парализовали работу президиума, из-за чего Парубий не смог начать парламентские слушания. Причем хедлайнером срывов президентского плана стала даже не Тимошенко, как это прогнозировалось экспертами, а именно лидер «Радикальной партии Украины» Ляшко, настойчиво требующий от спикера строгого соблюдения регламента Верховной рады и прямых переговоров с президентом относительно текста закона о ВП.
После того как депутаты фракций Ляшко и Тимошенко проскандировали «Перерва! Перерва!» («Перерыв!», «Перерыв!»), Парубий согласился объявить перерыв на 10 минут, который продлился более двух часов. Так в кулуарах Верховной рады начались торги между президентом и депутатами, которые наотрез отказались голосовать за первоначальный вариант военного положения.

В чем уступил Порошенко

Понимая неизбежность провала, Порошенко начал на глазах у изумленной публики маневрировать, а точнее отступать. Прежде всего, он согласился сократить срок ВП с 60 до 30 дней, дабы избежать обвинений в узурпации власти путем переноса выборов. Очевидно, что после консультации со своими западными партнерами Петру Алексеевичу стало ясно, что на их поддержку в этом вопросе он рассчитывать не может.
Но депутатам этого оказалось мало. Чувствуя слабость президента, они потребовали объявить ВП не на территории всей страны, а лишь в отдельных областях, и сразу жестко зафиксировать дату проведения выборов на 31 марта 2019 года.
Чтобы хоть как-то сохранить лицо, Порошенко вынужден был пойти на условия депутатов и внести поздним вечером новый указ, маскируя свое отступление под желание соблюсти демократические нормы.
В итоге Рада проголосовала за введение военного положения не по всей Украине, а только в областях, граничащих с Россией по морю или суше, а также прилегающих к Приднестровью (это Винницкая, Луганская, Николаевская, Сумская, Одесская, Харьковская, Черниговская и Херсонская, Донецкая и Запорожская области). Кроме того, какие-либо ограничения в отношении физических и юридических лиц могут быть предприняты только в случае реальной наземной операции «страны-агрессора», что на практике трудно себе представить.

Что дальше

Сразу после голосования в Раде в соцсетях пошли слухи, будто бы Порошенко оставил себе лазейку – якобы он сможет продлевать срок действия ВП неограниченное количество раз. На самом деле даже такой возможности у него нет, согласно украинским законам. Как объяснила глава подкомитета по защите прав человека Ассоциации адвокатов Украины Елена Лешенко, «в законе вообще не предусмотрено такое понятие, как «продление военного положения». «То есть продлить ВП нельзя, можно только ввести его опять через ту же процедуру», – пояснила она.
Киевский политолог Руслан Бортник считает, что понедельничная ситуация в Раде «сужает Порошенко поле для маневра». «Вчера он проиграл, но сохранил лицо и в какой-то мере получил контроль над юго-восточными областями Украины, где мало электората Тимошенко и других оппонентов. Месяц он сможет там перетряхивать социально-политическую ситуацию после введения военного положения», – объяснил эксперт газете ВЗГЛЯД.
Медиаэксперт Анатолий Шарий и вовсе полагает, что Порошенко все-таки удалось добиться 50 процентов победы. «Обратите внимание на области – это области так называемого протестного электората. Порошенко не любят на Западе точно так же, как и в центре. Но Восток традиционно может забрать себе «Оппозиционный блок». И вот Порошенко получил как минимум месяц для работы с этими территориями», – заявил Шарий газете ВЗГЛЯД.
Руслан Бортник не исключает, что штаб Порошенко предпримет попытку представить своего шефа менее радикальным и более социальным. «Мы видим, что его идея «Армія, Віра, Мова» (армия, вера, язык – прим. ВЗГЛЯД) не сработала, военное положение протянуть не удалось. Остается вариант похода за голосами электората Юго-Востока, хотя осталось очень мало времени. Ключевая стратегия власти и Порошенко будет в торговле административным ресурсом – он попытается договориться с победителями следующего политического цикла, со следующим президентом в отношении иммунитета и своего места в политической системе», – заключил Бортник.
Вместе с тем директор Киевского центра политических исследований и конфликтологии Михаил Погребинский придерживается куда менее оптимистичной для Порошенко точки зрения. Эксперт охарактеризовал введенное на Украине военное положение как версию «суперлайт».
«Президент вчера не достиг даже 75% тех целей, которые ставил перед собой, и выставил себя «не комильфо» даже перед самой ангажированной европейской публикой»,
– заявил Погребинский газете ВЗГЛЯД.
Погребинский считает, что после того как Рада зафиксировала точную дату выборов – 31 марта 2019 года – руководителям избирательной кампании Порошенко не остается ничего другого, кроме как уповать на благосклонность Вашингтона. «Главное для них теперь – это одобрение их действий со стороны США, которое может быть как в сильной форме, так и нет. Если одобрение будет жестким и очевидным из разряда «мы готовы на все закрыть глаза, лишь бы ты остался, ты нам нужен», тогда они пойдут «по беспределу», вплоть до закрытия телевизионных каналов и атак на Тимошенко», – предположил собеседник. Однако данный вариант развития событий, по мнению Погребинского, маловероятен и американцы будут искать, на кого сделать ставку.
Таким образом, можно смело констатировать, что два проекта Порошенко, которые должны были ему помочь в президентской гонке, находятся на разных стадиях провала: военным диктатором всея Украины он уже точно не станет, а церковным реформатором всея Украины он пока еще не стал.

Алексей НЕЧАЕВ, Деловая газета «Взгляд».