«Ортулидэс» или греки Орду (Котиора)

Cтатья посвящается светлой памяти моей бабушки Марианти Иоакимиди, родившейся в городе Котиора (Орду) в районе Ипапандис (Сретения) в 1895 г. и прожившей там до 1908 года. Переехала в Сухум к своей бабушке Хриси Папаврамиди-Евкарпиди и дяде — известному сухумскому фотографу И.П.Евкарпиди. Ее отец — учитель греческой школы в Орду Михаил Иоакимиди погиб в нечеловеческих условиях рабочих батальонов в Османской империи, а мать София скончалась в Константинополе при переселении в Грецию в 1923 г., находясь на карантине в районе Еникёй, и захоронена там в общей могиле. Сестра и брат в 1918 г. переехали в Сухум, а остальные трое братьев и сестер —  в Салоники в 1923 г. Брат Анастасиос (Хараламбос) в 1937 г. уехал из Сухума в Грецию в г. Катерини, а сестра Метаморфи перебралась в Афины в 1966 г. из Казахстана, куда была выслана в 1949 г. Марианти вышла замуж за Константина Яхиопуло в 1912 г. В браке имела четырех дочерей: Киру (Марию) (1913–2001), Эвтихию (Валентину)(1916–1992), Софию (1919–2001)  и Деспину (1924–2020). Скончалась 29.02.1964 г. в Сухуми и покоится на Михайловском кладбище. В моём раннем детстве обучала меня новогреческому языку и стихам на нём. 


В самом городе Сухум и во многих окружающих его селах и деревнях проживало немало выходцев из города Орду (или иначе Котиора) и сёл, расположенных недалеко от этого приморского города, находящегося в Понте Малой Азии.

Все они носили прозвище или имели название по месту своего происхождения на понтийском диалекте — «ортулидэс» или «ордулидэс».

Черноморский город Котиора (на южном его побережье) впервые упоминается и описывается в истории афинянином Ксенофонтом примерно в 400 году до н.э. как Синопская колония.

Хотя, есть мнение, что именно этот город фигурирует ранее, еще в Илиаде Гомера как Киторос.

Само название Котиора происходит от имени царя Пафлагонии Котиоса и от слова «ώρα», означающего крепость.

Позже город нередко упоминается Страбоном, Плинием, Аррианом, безымянным автором описания плавания по Черному морю, Дорофеем — Иерусалимским патриархом, путешественником Гамильтоном и многими другими.

Однако, получаемая информация из сохранившихся источников не дает полной картины исторического, экономического развития этого города на протяжении веков.

Во времена персидского владычества этот город, как и все понтийские города, входившие в состав империи персов, имел некоторую автономию.

Позже город Котиора вошел в состав Понтийского царства.

Страбон упоминает, что жители Котиора колонизировали Фарнакию, а этот факт говорит о том, что в нем проживало довольно большое население.

Однако, уже во времена Фарнака I, во II веке до н.э., он превратился в небольшой рыбацкий поселок.

После его вхождения в Римскую империю, в 63 г. до н.э. Помпей поселил здесь несколько семей рыболовов для нужд римского легиона.

Котиора был частью Полемоновского Понта.

Арриан в своей работе «Перипл Понта Евксинского» («Περίπλους Ευξείνου») во II-м веке н.э. характеризует Котиора как небольшой город.

В византийский период Котиора продолжал оставаться так же небольшим городком, особенно ничего из себя не представлявшим.

С 1204 года, после захвата латинянами Константинополя, Котиора вошел в состав Трапезундской империи.

В 1454 г. городом овладел эмир Сулейман, передавший его Мехмету -завоевателю в 1461 г., когда был взят османами Трапезунд.

Считается, что греки — жители Котиора с приходом турок сожгли все свои дома, чтобы они не достались последним и разъехались по разным направлениям. Рассерженный этим, Мехмет приказал стереть с лица земли остатки города, чтобы не осталось от него никаких следов.

На месте старого города, либо недалеко от него, турки основали базу для военных походов, которую использовали для подготовки захвата Трапезунда. Так, здесь образовалось небольшое военное поселение с турецким названием Орду, что в переводе означает что-то вроде военного лагеря, армии, штаба армии.

НОВОЕ ВРЕМЯ

С начала ΧVIII века начинается новая история греческого поселения в этих местах в связи с миграцией и перемещением населения из внутренних регионов Понта к морю.

В то время, непонятно точно по каким причинам, большое количество христианских семей греков, главным образом, из деревень Короникса, Гаргаэна, Десмена,  располагавшихся вокруг Аргируполиса (Гюмушханэ), Кассиопи и Эспиеэ – около Керасунта, а также из сел района Трапезунда переселились в Байрамли, что в 6 км южнее г. Котиора, где прожили примерно 60-65 лет, а затем поселились в том месте, где сегодня расположен город Орду.

Судя по сохранившимся рассказам пожилых людей, которые слышали это от своих предков, переселение из внутренних районов к морю произошло после сильного наводнения, вызванного выходом из берегов речки Дживил.

Многие из первых переселенцев из Гюмушханэ стали носить

прозвища, а позже — фамилии, происходившие от названий их прежних сел. Так, прибывшие из села Кан назывались Канетант (для ясности, в свободном переводе это означает «канетийцы»; отсюда и фамилия Канетис), из села Короникса — Короксенант, из Папаврамандон – Папаврамант (отсюда и фамилия Папаврамиди), из Устапашандон – Устапашанд (фамилия Устапашиди), из Эспие – Эспиеланд, из района Кассиопии – Кесепант.

Переехавшие из местечка Цирони Керасунта – Циронант.

С развитием судоходства в Понте, в ΧVII- ΧVIII вв., недалеко от старого города Котиора стал расти и развиваться новый, благодаря обширной торговле фундуком, грецкими орехами, шерстью, льном, маслом, кукурузой, фасолью, кожей, молочными продуктами и древесиной.

Внутренние районы были плодородными, и из городского порта многие продукты сельского хозяйства и животноводства экспортировались в Европу, Египет и другие арабские страны.

Подтверждением того, что новый город Орду находится на месте или совсем рядом с древним Котиора являются найденные здесь в ΧΙΧ веке статуи Гермеса, Диониса, Пана, Кибеллы и др.

В последние десятилетия ΧΙΧ века и в первые два ΧΧ-го,  Котиора стал экономическим центром региона и постепенно разрастался за счет все прибывавших в него новых жителей из окрестных деревень.

Греки постепенно взяли в свои руки производство и торговлю в городе, обрели экономическую мощь, социально развились и создали замечательное городское сообщество.

Первый городской район Орду, где поселились прибывшие греки, получил название «Ти Панаияс» (Богородидицы) или «Перан тин Махалан», но более официально, после постройки церкви «Υπαπαντής του Κυρίου« (Сретения Господня), стал называться по названию этой церкви — «Ипапандис».

Со временем этот район разросся, здесь поселились жители и из других регионов, большинством из которых были переселенцы из Керасунда – Каптаняннант, Телипавлант, Каракашант, Каптанлазарант, Пантелирейзант и т.д.

В этом районе проживали самые зажиточные люди города.

Позже, после 1850 года восточнее был основан район Святого Георгия, который называли также «Τσαϊρί τη μαχαλάν» («Чаири ти махалан», то есть квартал, построенный там, где были луга — прим. автора), а после 1870 года — Святого Николая, который османскими властями назывался «Пилпил-тере» или «Похлу-тере» («Πιλπίλ-τερέ» или «Ποχλού-τερέ»), по названию протекавшей там речки, куда переселились некоторые жители районов Чамбаши и Хапсамана: Семен, Кявурпики, Ахурли, Бей Алан, Матэн, Сенне и др.

Постепенно город  разросся и превратился в один из значительных на Черноморском побережье, в который переселились и мусульмане и армяне.

Армяне во времена арабских и тюркских завоеваний покинули армянское нагорье и нашли прибежище в Византийской империи. В ΧΙΧ веке многие из их потомков переселились в город Орду и в другие города Понта.

В самом начале XX-го века в Котиора проживало 12.000 человек, из которых 6.000 были православными греками. Остальное население составляла мусульманская община, которая состояла, в основном, из турок, происходивших, в большей своей части, из исламизированных ранее греков,  черкесов, абхазов и грузин-мусульман, а также армянская и небольшая община греков-протестантов.

До момента совершения геноцида греков и армян младотурками и кемалистами в Орду проживало уже 15.000 чел., из которых более половины были греками.

АДМИНИСТРАТИВНОЕ ПОДЧИНЕНИЕ

Орду подчинялся префектуре Трапезунда и в нем располагался «каза» (аналог префекта — прим. автора) Орду с высшим государственным чином наместника (каймакама).

В церковном плане подчинялся Митрополии Неокесарии. Титул митрополита после развития города стал следующим: «Митрополит Неокесарии и Котиор».

Одновременно была перенесена кафедра Митрополии в Котиора.

Митрополия окормляла около 128.000 православных греков христиан.

СЁЛА

Греческими селами в округе Орду были следующие: Тепекёй, Кайяпаши, Телликайя, Арпакёй, Турнасуи, Вона, Ясон, Фернек, Кёлкёй, Ай-Айдон,

Эсенли, Караджали и деревнями: Олуклу́, Хайда́р, Аланджу́к, Тютюкли́, Инэрэ,

Чоу, Меше́чюхур, Ова́чюхур, Арту́х, Кара́таш, Ола́-Алан и Ку́шова.

Села, основанные в османский период, в основном, носили турецкие названия.

Все почти вышеперечисленные села и деревни были исключительно с греческим православным населением.

В районе около Чамбаши под названием Гейле Юзи, находившемся в 45 км к югу от Котиора, также располагались села только с греческим населением.

Некоторые из них административно подчинялись префекту Керасунда, а по церковной линии- Митрополии Колонии: Гара́паната, Алутшон, Гяу́р Буки (греки, искажая турецкое название произносили его на свой лад Кяву́рпики), А́рташ, Синанли́, Мате́н (или Арму́тели), Семе́н, Юн Алан (И́ндала), Кава́клидже (или Гава́хлуджа), Ахурли́, Бей-Ала́н.

Вышеперечисленные села имели церковь и греческую школу.

ОРГАНИЗАЦИЯ ГРЕЧЕСКОЙ  ОБЩИНЫ

Согласно привилегиям, которые дал Патриарху христиан захваченной им Византийской империи Магомет Завоеватель, греческие общины имели право на самоуправление.

В Котиора греческой общиной управлял Совет Старейшин (Συμβούλιο Δημογεροντίας), возглавляемый Митрополитом или его заместителем – наместником епископа. Вначале Совет состоял из 6 человек, а позже, когда православное население увеличилось, он стал состоять из 12 человек.

Старейшин назначал Митрополит по своему выбору, из каждого района, согласно количеству его населения.

Совет Старейшин назначал большинством голосов школьных инспекторов (попечителей) и церковных попечителей.

Попечительский совет состоял из казначея, генерального секретаря  и советника.

Совет в каждом районе тоже был под отдельным контролем.

Аналогично инспекция всех церквей состояла из казначея, генерального секретаря  и советника.

И инспекции и инспектора совещались под председательством Митрополита или его заместителя – Экзарха для решения экономических, управленческих задач, которые входили в их компетенцию.

После 1907 г., но, главным образом, после 1911 г. Совет Старейшин избирался на собрании общины общим голосованием. Он состоял из 6 человек и стал называться «Смешанным Cоветом» («Μικτόν Συμβούλιον»).

27.11.1911 г. был утвержден всеобщим голосованием на собрании общины под председательством тогдашнего Митрополита Неокесарии Поликарпоса Псомиадиса «Устав Греческой православной общины Котиора (Орду)», который был издан брошюрой в Трапезунде в 1912 г.

В этом уставе описана вся организация Общины и механизм ее функционирования (Смешанный Совет, Учебные заведения, Инспекция, Директор школы и преподавательский состав, инспектора церквей, клир, кладбища и т.д.).

РЕЛИГИЯ

Как и все народы в то время, греки — жители Котиора были фанатично верующими людьми и верили, что их православная восточно-христианская религия  самая правильная по сравнению со всеми остальными. Того же самого мнения придерживались их соседи- мусульмане, но относительно своей религии — ислама. Греки — протестанты то же самое могли сказать о своем религиозном учении.

Несмотря на различие в исповедуемых религиях, отношения между ними были довольно мирными.

ОБРАЗОВАНИЕ И ПРОСВЕЩЕНИЕ

Как упоминалось выше, греки проживали в прибрежных районах Ипапанди

(Сретения), Св.Георгия и Св. Николая, в то время как турки и армяне жили подальше от моря.

Каждый район назывался греками согласно названию находившейся в каждом из них церкви.

В Котиора, как и по всему Понту стремление к знаниям и просвещению было очень большим.

В районе Ипапанди, прямо за церковью, находилась «Псомиадиос Эллиники схоли» (Греческая городская школа Псомиадиса), то есть «Ψωμιάδειος Σχολή» — великолепное неоклассическое здание, построенное в 1870-1873 гг.

 Школа носила имя Костаки С. Псомиадиса, поскольку была построена на его средства, и обошлась ему в 93.000 золотых лир (по другим данным- 4.500 золотых лир). Это внушительных размеров здание по площади уступало по всему Понту только «Фрондистирио» в Трапезунде.

Следует отметить, что до того как была построена эта школа, для обучения детей использовались большие помещения в частных домах.

Греческая школа Псомиадиса являлась полугимназией (8 классов обучения, 350 учащихся), где помимо обычных предметов давали и практические знания: торговые, ведение итальянской двойной бухгалтерии, обучали турецкому и французскому языкам.

Выпускники этой школы могли продолжить обучение в гимназиях Трапезунда, Константинополя, Самсуна или сразу же приступить к работе в торговых компаниях своего города.

С 1890 по 1904 гг. директором этой школы был Фемистоклис Н. Пастиадис, с 1904 по 1907 гг. — Хараламбос Ф. Феодоридис, при которых достигло апогея развитие греческого образования в городе. Их дело успешно продолжил директор Ставрос А.Николаидис, проработавший в этой должности в 1916-17 гг., который преподавал  в школе еще с 1913 года.  В 1919-21 гг. возглавлял школу Николаос Вафиадис, и в последний учебный год 1921-22 гг. — Саввас Пападопулос (по прозвищу «Ο Τσάρον«, то есть «Царь»).

В 1913 г. при «Греческой школе Псомиадиса» было создано Ученическое общество. Его управленческий совет состоял из учеников 8-го, 7-го и 6-го классов. На учителей было возложено оказание помощи в его работе и предоставление консультаций, однако, при этом, не оказывая влияние на решения учеников.

Выше церкви «Ипапандис», то есть недалеко от «Ψωμιάδειο Σχολή«,  с 1912 г. начала функционировать «Поликарпион Парфенагогион», то есть, школа для девочек на 200 чел., в новом здании с просторными классами. Она была возведена на средства (510 золотых лир), выделенные тогдашним Митрополитом Неокесарии и Котиор Поликарпосом Псомиадисом  (племянником Костакиса Псомиадиса).  В школу входил и один класс детских яслей. Помимо обычных предметов, девочек обучали и разного рода рукоделию, в том числе ковроделию. С 1922 г. и до сегодняшнего дня в здании расположены турецкая начальная школа и лицей.

В районе Святого Николая находилась «Карипидиос схоли», то есть школа Карипидиса для мальчиков,  построенная в 1895 г. на средства Хаджихараламбоса Карипидиса, происходившего из села Матен (Армутели). На ее возведение он израсходовал 500 золотых лир. Обучение шло в 4-х классах начальной школы. Содержался при ней отдельно и детский сад. Желавшие могли продолжить учебу в полугимназии Псомиадиса. Здесь учились более 200 человек. Здание сохранилось, и сегодня здесь находится турецкая начальная школа.

В районе Святого Георгия функционировала четырехклассная начальная школа на 150 чел., построенная на средства греческой общины.

Преподавателями в вышеперечисленных школах города работали местные и приезжие учителя: Георгиос Александридис, Саввас Пападопулос,  Хараламбос Терзанис, Петрос Эспиелидис, Георгиос Иоаким Куревс, Георгиос Иоанну Куревс, Иоаким Салцис, Михаил Иоакимидис, Элени и Катина Труммулопулу, Фросо Пападопулу, Роди Эспиелиди, Мария Псомиади, Аристофанис Фомаидис и Николаос Папаврамидис, Андроникос Г.Григориадис, Милтиадис П. Григориадис, Феодорос и Лазарос Зазопулосы, Саввас Полихрониадис (Чугур), Хараламбос Канетис, Панделис Иоаннидис и многие другие.

Культурная деятельность

Театральные представления

До 1908 г. театральные постановки были очень редки.

В них играли непрофессионалы — молодые девушки и парни из Котиора.

Были поставлены «Φιάκα»(Обман), «Βαβυλονία»(Вавилон), «Γκόλφω» (Голфо) на греческом языке и «Θυσία του Αβραάμ» (Жертвоприношение Авраама) на турецком языке.

В последние годы пребывания греков в городе постановки ставились более опытными артистами. Играли «Γκόλφω» (Голфо) Спиридона Пересиадиса, «Πίστις» (Вера), «Ελπίς και Έλεος» (Надежда и милосердие) Спиридона Василиадиса,     «Νυξ Ελεημοσύνης» (Ночь милосердия) Иоанниса Вулодимоса, «Βαβυλονία» (Вавилон) Димитриоса Византиоса, «Ζητείται υπηρέτης» (Требуется слуга) Хараламбоса Анниноса.

Специального здания для театральных постановок не существовало, поэтому для них использовался просторный актовый зал школы Псомиадиса.

КИНОТЕАТР

Первый постоянный кинотеатр в Котиора был открыт в 1912 г. греком Макридисом под названием «Кино Макридис».

Бывшее школьное здание района Св. Георгия после открытия «Парфенагогио», перестало функционировать для образовательных целей и было использовано для демонстрации кинофильмов, а с осени 1919 г. здесь ставились и театральные постановки художественного объединения «Νέα Ζωή» (Новая жизнь).

МУЗЫКА

Музыкальные инструменты

Основным музыкальным инструментом являлась понтийская лира или кемендже.

Обычно она использовалась для сопровождения танцев. На втором плане была гайда, для той же цели, а иногда и зурна, и барабан.

Помимо национальной понтийской музыки играли и европейскую с использованием скрипки, кларнета, трубы и бубна.

Все эти инструменты сопровождали разного рода увеселительные мероприятия,  свадьбы и пр., где играли греческие, турецкие, армянские и европейские мелодии.

В более позднее время молодежь стала обучаться игре на мандолине, скрипке и фисгармонии. Многие даже ездили в Россию, чтобы научиться играть  на последней.   

Обычно любая музыка сопровождалась песнопениями.

В 1909 г. было создано музыкальное общество «Αναγέννησις» (Возрождение) для подготовки молодежи с дальнейшей целью организации Филармонии.

Этот факт показывает наличие интеллигенции в городе и выражение ею духовных и культурных поисков.

Вокальная музыка

Песни были обычно монотонными, без особой художественной выразительности.

Для песен о любви использовались двустишия, так называемые «τα Κρωμέτκα τα τραγωδίας» (Кромские песни, т.е. песни из греческой понтийской Кромни — прим. автора) и другие греческие песни, в основном романтического характера, второй половины ΧΙΧ века. Пели и турецкие, и арабо-персидские патетические романтические песни.

 На вечеринках и других празднествах помимо двустиший, пели турецкие и греческие песни, иногда и национального содержания, такие как национальный гимн Греции, «Ω, λυγερόν και κοπτερόν σπαθί μου» (О, гибкий и острый мой меч), «Αλή Πασά» (Али Паша), «Έξωση του Βασιλιά Όθωνα» (Изгнание короля Оттона) и др.

После смены политической системы в 1908 г. в школах стали изучать песни национально-освободительной борьбы эллинов, так называемые клефтика, такие как: «Σουλιώτισσες» (Сульётки), «Του Κίτσου η μάνα» (Мать Кицоса), «Γέρο Δήμο» (Старик Димос), «Κολοκοτρωναίους» (Историческая песня Пелопоннеса, посвященная героической семье Колокотрониса), «Κλέφτης» (Клефт), «Τα Ευζωνάκια» (Юные Эвзоны), «Κάτω στου Βάλτου τα χωριά» (Деревни, что ниже Валтоса), «Μαύρ’ ειν’ η νύχτα στα βουνά» (Черная в горах ночь), «Μάνα σου λέω δεν μπορώ……» (Мама, я говорю тебе, что не могу…) и многие другие, а также о Павлосе Меласе, Национальный плач «Σημαίνει ο Θεός, σημαίνει η γη, σημαίνουν τα ουράνια, σημαίνει κι η Αγιά Σοφιά…» (Трубит Бог, трубит земля, трубят Небеса, звонит в колокол и Св.София…) – песня о захвате турками Константинополя и т.д.

Помимо этого, использовалась византийская музыка для псалмов в церкви, а также на семейных празднествах, на вечеринках и др.

В первые десятилетия ΧΧ века византийская музыка получила свое распространение довольно широко, стала популярной после обучения ей в школах и во внешкольное время, помимо основной программы, по желанию учащихся.

ТАНЦЫ

Греки Котиора в Понте считались любящими веселье, танцы и песни.

Предпочтение всегда отдавалось местным танцам: Χοροντικόν (Хорондикон), Оμάλ (Омал), Τίκ (Тик), Σέρρα (Сэрра).

Другие понтийские танцы, такие как «Τρυγώνα» (Тригона), «Της Τρίχας το γεφύρ» (Трихский мост) и др. не были особо популярны в Котиора.

В первые два десятилетия ΧΧ века изучали и европейские танцы: мазурку, вальс, польку, квадрилью и др.

Местные танцы, особенно Тик, рассматривались как наиболее выразительные, и согласно характеристике специалистов, считались и считаются лучшими из танцев всех народов, и имеют большое сходство с танцами Крита и, в целом, с другими греческими танцами. 

Танцы, вообще, были очень популярны среди жителей Котиора. Свадьбы,  церковные праздники, посвященные  святым, разного рода «паноиры»(празднества) обычно сопровождались танцами.

Забегая вперед, хочется отметить, что молодежь переселившихся в Сухум греков из Орду, совместно с молодежью других регионов Понта, собиралась на площадке на горе Трапеция в Сухуме и организовывала танцы, где под звуки кемендже танцевала понтийские и вышеупомянутые европейские.

Следующие поколения продолжили эту традицию, вплоть до выселения греков в 1949 г. из Сухума в Казахстан.

ОПИСАНИЕ ГОРОДА

Новый город был построен на берегу Черного моря около реки Меланфиос (Μελάνθιος) в виде амфитеатра в восточном основании горы Боз-тепе (в переводе: заросший лесом холм) в небольшом заливе. Район с рынком и магазинами, а также районы Св.Георгия и Св. Николая находились в сторону равнины.

После сильного пожара 1883 г., уничтожившего рынок и магазины, что недалеко от еще новых в то время районов Св.Георгия и Св. Николая, город был заново спланирован современным для того времени методом и дороги были выложены белым камнем.

Ранее в городе было много зеленых насаждений.


Сегодня Орду — красивый город, лежащий на берегу Черного моря. Величественное здание церкви «Ипапандис» (Сретения) возвышается над высоким морским берегом в бывшем греческом районе Панаияс (Богородицы).


В этой церкви, использовавшейся турками до 1990-х годов в качестве тюрьмы, сегодня, после произведенного ремонта, располагается культурный центр. Стоявшее рядом здание школы Псомиадиса ныне более не существует. От него осталась только часть фундамента.

Многие сохранившиеся здесь старые греческие дома свидетельствуют о греческом прошлом этого района.

В 2010-е годы здесь было построено много небольших домиков турецкой азиатской архитектуры, что несколько изменило облик района не в положительную сторону.

Бывшая церковь Святого Георгия сегодня функционирует как государственный театр («Девлет Тиятро Сахнези») и совсем рядом от нее находится здание бывшей школы Карипидиса, в котором работает начальная турецкая школа.

Много лет здание этой церкви турки использовали под склад.

Следует обратить внимание на один из немногих оставшихся в городе великолепных особняков — дом грека Пасаоглу, в котором сегодня находится Этнографический музей города с коллекцией народного искусства и археологическими находками эллинистического периода, а  на верхнем этаже представлена ​​повседневная жизнь городской семьи начала ХХ века.

По набережной города приятно совершать прогулки. На горе Боз-тепе, где есть закусочные и кафе, можно любоваться прекрасным видом на лежащие у ее ног город и море.

ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ,  ГОСУДАРСТВЕННЫЕ СЛУЖАЩИЕ И ПРАВА ХРИСТИАН

В ΧΧ веке в городе хорошо известными людьми были будущий митрополит Ксанфи Поликарпос С.Псомиадис, врачи, окончившие афинский университет: Хараламбос Сидиропулос, Козмас Козмидис, Иоаким Иоакимиди и преподаватели, учителя.

Согласно Хатт-и-хумаюн от 18.02.1856 г. — рескрипта турецкого султана Абдул-Меджида о новых реформах, христиане получили больше прав.

Пункт ΙΙ его гласил: «Все привилегии и льготы духовные, дарованные издревле моими предками и в последующие времена всем общинам христианским и других немусульманских исповеданий, учрежденным в империи под моим верховным покровительством, будут подтверждены и поддержаны. Всякая христианская или другая немусульманская община будет приглашена в определенный срок при посредстве комиссии, избранной из ее среды, приступить с моего одобрения и под наблюдением Высокой Порты к пересмотру своих льгот и привилегий и по их обсуждении представить Высокой Порте проект реформ, требуемых успехами просвещения и времени. Власть, дарованная патриархам и епископам христианских исповеданий султаном Мохаммедом (Мехмедом) II и его преемниками, будет согласована с новым положением, которое мои великодушные и благосклонные намерения обеспечивают этим общинам», а пункт ΧΙ — : «Все дела коммерческие, исправительные и уголовные между мусульманами и христианами и вообще немусульманами… будут подлежать рассмотрению смешанных судов».

В XIX  пункте говорилось: «Все подданные моей империи подлежат обложению налогом на одинаковых основаниях, без различия классов и религий».

Так, на выборах в мэрию избирались и греки в качестве советников.

В судебные службы каждые два года после выборов назначались два христианина и два турка в качестве советников мирового судьи.

Двое вышеупомянутых христиан избирались, в основном, греками.

Однако, каждые четыре года одно место предоставляли армянам, по аналогии с количеством их населения.

ЭКОНОМИКА

Торговля, и в целом экономическая жизнь региона, почти вся была в руках греков. Так, их многогранная деятельность вела к развитию местности.

Турки, приезжавшие из деревень для покупок в город Орду называли греков словами εφέντη, αγά имеющих смысл слова «господин».

Несколько позднее грекам конкуренцию стали составлять армяне, особенно в

торговле тканями и мелочевкой. Им в этом помогало хорошее знание турецкого языка, так как греки не владели им так хорошо как армяне.

В армянских школах преподавание турецкого языка было на высоком уровне, чего нельзя сказать о греческих школах. Причем, греки в ежедневной жизни пользовались своим языком. Только в последние  годы преподаванию турецкого языка в греческих школах стало уделяться большее внимание.

Однако турки симпатизировали и проявляли доверие больше грекам в торговле и других делах, так как относились к армянам с недоверием.

ОБЩЕСТВА И ОБЪЕДИНЕНИЯ

До 1908 г. тоталитарный режим не разрешал создание никаких обществ и объединений. После изменения политической системы молодежь стала объединяться, и позже были созданы разные профессиональные группы.

В 1909 г. было организовано общество «Αναγέννησις» (Возрождение), которое имело и свой клуб. В нем проводили лекции на разные темы. Филологическое отделение организовывало театральные представления. При этом обществе был создан спортивный клуб «Ηρακλής» (Геракл).

В 1918 г. был открыт клуб «Λέσχη» (Клуб), как отдельное общество, но просуществовал он всего один год из-за неблагоприятной политической обстановки.

В 1919 г. было основано молодежное общество «Νέα Ζωή» (Новая Жизнь).  Оно занималось исключительно театральными постановками, и профункционировало всего лишь чуть больше года по той же причине.

Шла подготовка создания женского общества, но война сорвала эти планы.

В 1919 г. было основано профессиональное общество мебельщиков, столяров, строителей и камнетесов.

ГРЕКИ — ПРОТЕСТАНТЫ

В Котиора помимо греков, основной религией которых было православное христианство, проживало и 120 семей греков – протестантов (евангелических христиан).

Согласно османской статистике, в 1915 г. в городе было 1200 последователей протестантской доктрины. Они были занесены в отдельную группу населения, т.е. отличную от греков-православных.

В начале ΧΙΧ века одному американскому миссионеру удалось организовать

протестантскую религию в Афинах, а оттуда проповедники начали распространять ее по Малой Азии. Через Смирну протестантство распространилось и в Понте.В г.Орду протестанты прибыли после 1890 года из сел Семен, Бей-Алан, Ахурли и других, района Чамбаши, где изначально проходила миссионерская деятельность со стороны протестантов. В этих, населенных полностью греками селах, все 100% жителей стали христианами-протестантами. Это было вызвано финансовой поддержкой, которую им оказывали американские протестанты.

Из старых жителей самого города Котиора стали протестантами только 12 семей. Однако, многие члены этих семей, став совершеннолетними, впоследствии придерживались православной религии.

Евангелическими христианами  было построено в 1892 г. здание для церкви рядом с православным храмом Св. Георгия, которое было отчуждено властями в пользу православных, что резко испортило отношения греков — протестантов с греками православной догмы. Эти отношения после этого события можно охарактеризовать даже как враждебные. 

Со временем, хотя и оставался религиозный фанатизм с обеих сторон, тем не менее, национальные чувства стали превалировать над религиозными.

В 1895 г. протестанты построили свою церковь и школу для мальчиков недалеко от набережной в районе Святого Георгия. Эта начальная школа имела 4 класса. В ней преподавали, помимо протестантов, и православные учителя.

Через год была построена начальная школа для девочек.

В школе для мальчиков «Арренагогион» во все годы ее существования преподавали следующие учителя: Афанасиос, Поликарпос и Григориос Лонгинидисы, С.Саулидис, Канетис, Андреас Ифантидис, врач Хараламбос Сидиропулос, Ахиллеас Иоакимидис, Константинос Какулидис, Николаос Пападакис, Лазарос Мавромматис, Иоаннис Пакис, Феодорос Панайотидис,
Хараламбос Терзенис, Николаос Вардакас, Николаос Деспотис, Спирос Михаилидис, Фомас Спафопулос, Саввас Пападопулос («Царос»), Анастасиос Лазаридис, Василиос Кундурьянни и другие.

Директором школы являлся Ахиллеас Иоакимидис.

А в школе для девочек «Парфенагогион» преподавали в разное время: Клито Лонгиниду, Ангелики Кандарджи, Ангелики Пападопулу, Ариадни Камбуропулу, Перистера Делиянниду, Элени Ктена, Магдала Кандарджи, София Неропулу и др.

В военное время, когда пастырь Евангелической церкви Пантелис Филадельфевс в 1920 году покинул свой пост, на его место был назначен Ахиллеас Иоакимидис, окончивший в 1893 г. Теологический колледж «Анатолия», где изучал Евангелическую (протестантскую) теологию. Он был сотрудником американских миссионеров Американского Колледжа «Анатолия», находившегося в Мерзифунде.

Поскольку пастырей турецкие власти не высылали и не брали в рабочие батальоны, то есть они не подвергались опасности, А.Иоакимидис, чтобы спасти отца 5-ти детей, по собственной инициативе уступил свое место этому человеку, а сам пожертвовал собой, был арестован и выслан турками, попал в рабочие батальоны, где и скончался.

По словам очевидцев, его останки источали миро. Но, поскольку в Евангелической церкви не принято поклоняться святым мощам, то и постановки вопроса о причислении его к лику святых быть не могло.

Что касается продолжения учебы, то дети протестантов продолжали ее в школе Псомиадиса, либо в греческих гимназиях Трапезунда или Константинополя.

Протестанты были исключены из обмена населения с Грецией в 1923 г. после вмешательства США, и многие из них остались в Турции.

Тем не менее, спустя небольшой промежуток времени, они тоже переселились в Грецию. В г. Катерини и сегодня существует район Эвангелика, где они поселились. В нем проживает в данный момент около 1.100 человек.

Часть из протестантов Орду в свое время поселилась в Сухумском округе, в районе Азанты.

Религиозные статьи Авраамия Иванова (Иоаннидиса), посвященные борьбе с протестантизмом среди греков, мы встречаем в сухумском дореволюционном духовном журнале «Сотрудник Закавказской миссии».

ЛЕТНИЙ ОТДЫХ

Климат

Климат Орду умеренный, но не очень здоровый из-за сырости. Здесь процветала малярия, в первую очередь недалеко от равнины, где раньше выращивали рис. Но, с годами положение улучшилось.

Централизованного водоснабжения в начале ΧΧ века не было.  Воду набирали из нескольких источников в городе.

Зима здесь довольно мягкая, а лето не очень жаркое.

В жаркое время  жители города Котиора любили подниматься на горные луга (так называемые «Пархарья»). Они имели дачи в горах, в таких местах как

Кечикёй, Кёлкёйн или Хапсамана, Аэн Константинон, Бозук-Кале, Боз-тепе (или Поз-тепе), Тепекёйн, Аджисуйю, Тапьес, Дживил, Мелетирман, но главным местом для летнего отдыха был Чамбаши, в 61 км южнее города, на высоте 1850 метров. 

Армяне, как и греки, тоже отправлялись отдыхать на Боз-тепе, но в отдельное место, где они построили дачные домики.

Небольшое количество турок аналогично ездило на отдых в Чамбаши, в том числе из управленческого и полицейского состава города.

Сельские жители тоже отправлялись на горные луга, чтобы пасти там свой скот на зеленых лугах понтийских гор.

Чамбаши представлял собой смесь дачного поселка и торгового центра, так как многие котиорцы перенесли свою деятельность на рынок Чамбаши, магазины которых работали ежедневно с начала июня до середины сентября. В Чамбаши, аналогично городу Орду было три района: Ипапантис, Агиос Георгиос и Агиос Николаос.

В сентябре 1913 г. произошел большой пожар в Чамбаши.

После этого никто туда более не вернулся, так как в 1914 г. началась Первая мировая война.

Этот пожар нашел отражение в ставшей очень популярной до сих пор понтийской песне «Το Τσιάμπασιν» («Чамбаши»), начинающейся словами: «Εκάεν και το Τσάμπασιν κ’επέμναν τα τουβάρια γιάρ γιάρ αμάν = Сгорел и Чамбаши, и остались одни стены…..».

Изгнание греков

В начале 1910-х годов, особенно во время Балканских войн появились первые признаки будущих гонений.

С приходом к власти младотурок в 1908 г. начался призыв христиан в армию и в рабочие батальоны, что отрицательно сказалось на количестве мужского населения города.

Однако, неприкрытое изгнание греков началось в 1917 г.

19 августа (по другим данным 11 августа) 1917 года, после того, как русский флот произвел бомбардировку города, примерно 2500 греков бежало через Трапезунд, находившийся в то время в русских руках, в Россию на русских кораблях, отошедших от берегов Орду в тот день.

В сентябре 1917 года усилилось притеснение греков по военным причинам со стороны турецких властей, что было вызвано их подозрением в том, что они могут выступить на стороне России в продолжавшейся в то время Ι-й мировой войне, когда русские войска заняли Восточный Понт.

Так, с 1 по 20 сентября 1917 г. все греческое население Орду было принудительно выслано частями за 7 раз во внутренние области: Токкат, Никсар, Эрпаа, Севастия, Кастамони и др., где оно находилось вплоть до октября 1918 г., когда Османская империя потерпела поражение в Первой мировой войне, и подписала Мудросское перемирие.

После окончания этой войны уцелевшие были возвращены в свои дома.

В 1919 г. началась очередная греко-турецкая война, известная как Малоазийский поход.

Летом 1921 года греческая армия перешла в наступление на линии    Афьонкарахисар-Кютахья-Эскишехир.  В битвах с 27 июня по 10 июля она нанесла турецким войскам поражение.

 В сложившейся в тот период ситуации власти провели новые репрессии против греческого населения Османской империи.

 21 июня 1921 г. принято считать темным днем в истории православных христиан города. Вновь, на этот раз только мужское население от 14 до 60 лет (примерно 800 чел.) было определено в рабочие батальоны, где в ужасных условиях многие погибли.

Об этом событии мне рассказывал в Салониках в конце 1980-х очевидец — брат моей бабушки Иосиф Иоакимидис, которому в 1921 г. было 10 лет.

Православных мужчин их района собрали в церкви Ипапандис (Сретения), среди которых был и его отец, мой прадед Михаил Иоакимидис. Он увидел через окно подбежавшего к церкви сына и, прослезившись, бросил ему платок, в предчувствии, что больше никогда не увидит своего отрока… Так и произошло. Михаил погиб в так называемых «рабочих батальонах», главной целью которых было уничтожение христианского населения через невыносимые условия существования в них.

В 2009 и 2014 годах, посетив Орду, я обошел вокруг несколько раз церковь Ипапандис, осмотрел удлиненные вверх окна, убедился, что они начинаются не очень высоко от земли, чтобы человек, находящийся внутри мог общаться с кем-то, стоящим снаружи.

Осматривая окна, мне хотелось представить или определить из какого же из них мой прадед бросил платок своему сыну… В моей голове оживали события 21 июня 1921 г., о которых я не раз слышал и читал.

После завершения греко-турецкой войны и подписания Лозаннского Мирного договора в 1923 г. оставшиеся в живых православные котиорцы по обмену населением были переселены в Грецию, в основном в Афины и Пирей в районы: Неа Иониа, Виронас, Иммитос (Гимет), Креммидару, Драпецона, Липазмата и т.д. Те, кто оказался в Салониках и в его округе, были поселены в: Каламарья, Яхали, Кара-оглу, Аксиуполи, Горгопи, Гуменица. В районах Катерини и Килкис: Акиндзали, Мурьес, Техова. Также многие поселились в Янница, Драме, Кавале, а также разбросанно по Македонии, меньше — во Фракии, Ларисе, в Волосе, Патре, Иоаннине, в Арте, в Амалиаде, в Гифио и др.

Также большое их количество переехало в США и другие страны, а ранее многие выехали в Россию, в основном, в Сухум и Сухумский округ.

Таким образом, греки окончательно покинули город Котиора (Орду) и весь Понт после более чем 2.600 — летнего присутствия в регионе. 

ОТПРАВЛЕНИЕ НА ЧУЖБИНУ В ΧΙΧ – ΧΧ веках.

Греки Котиора часто уезжали за границу, либо на время, либо на постоянное жительство.

Это не было вызвано перенаселением или нехваткой земли, а желанием греков достичь чего-то большего, заняться предпринимательством или пуститься на авантюру. Так они очутились в разных частях нашей планеты.

Начиная уже с середины ΧΙΧ века греки из Орду отправлялись на заработки в Россию, на Черноморское побережье Кавказа.

Со временем этот поток людей увеличивался.

Греки Котиора занимались торговлей: отправляли на продажу в Россию воск, фундук, деревянные лопаты, веники и разного рода изделия из дерева. Оттуда они привозили не только деньги, но и шерсть, черную икру и т.д.

Многие нанимались на работу на плантациях табака в Сухумском округе, а со временем оставались на постоянное жительство в Российской империи.

Помимо Абхазии, греки Орду ездили на заработки с марта по сентябрь в Румынию, Болгарию, Бессарабию.

Они занимались там, главным образом, изготовлением посуды из меди и производили ее лужение.

Некоторые отправлялись на заработки в Грецию, и даже во Владивосток, в Трансвааль, США и др. места.

Что касается США, то туда они стали переезжать на постоянное место жительства после 1903 года. Этот поток особенно усилился в 1908 г. с приходом к власти младотурок.

Что касается перемещений внутри Османской империи, то некоторые ордуйцы («ортулидэс»), в основном, переезжали в Константинополь, а в другие регионы страны — очень редко.

Заработав приличные деньги за границей, многие возвращались домой, открывали разного рода магазины, приобретали земельные участки для возделывания фундука, строили новые дома, гостиницы и т.д.

Переселение греков из Орду в Сухум и Сухумский округ началось в 1860-е годы, но массовое — произошло в 1880-е и в последующие годы, когда помимо греков переселились и армяне.

Греки из сел района Орду основали вокруг Сухума следующие села:

Константиновское (Акапа) в 1881 г., Павловское (Хурмалух) в 1883 г., Мариинское (Халайчидон) изначально в 1867 г. и новое заселение произошло в 1874 г., Фтерилух (Ивтерлук), Нижний и Верхний Фундуклук, Четел (Бырджал), Нижняя и Верхняя Апьянда, Манеа, Семенли, а также поселились в селах с другим греческим или иным населением, таких как: Андреевское (Зурначандон), Петровское (Алан), Екатериновка (Темирджикёй), Герзеули, Апазатау, Старушкино (совместно с армянами), в селах района Азанты, Орду (совместно с армянами), в Линдаве совместно с эстонцами и в других.

 «Ортулидэс» построили церкви Св. Иоанна в селе Павловское в 1887 г., Св.Константина и Елены в Константиновском — в 1891 г.,

Успения Пресвятой Богородицы в селе Петровское (Алан),

Святого Харалампия в селе Мариинское, Ильи Пророка в селе Манэа в 1907 г., Св. Иоанна в районе Азанты и многие другие.

Из Сухума было регулярное сообщение с Котиора по линии Сухум-Орду.

Пароход «Сухум» Е.А.Сирганиди в первые два десятилетия ΧΧ века отходил каждый понедельник из Сухума и прибывал в Орду в среду, заходя по пути в порты: Хопа, Архави, Атена (Афины), Мапаври, Ризе, Оф, Сурмена и Трапезунд.

Обратно из Орду он отходил утром в четверг и прибывал в Сухум в воскресенье утром. В случае необходимости пароход иногда заходил в порты Триполи и Керасунда.

По линии Сухум – Орду раз в неделю по пятницам ходил и пароход Русского Общества Пароходства и Торговли, а обратно он прибывал по средам следующей недели.

Корни из Орду и окрестностей имели сухумские семьи, носившие следующие фамилии: Атмачиди (Атмаджев), Мавроматиди, Папаврамиди, Стефаниди, Евкарпиди, Чульфа, Мистакопуло, Краниди, Милопуло, Лазариди, Сидиропуло, Дросиди, Якимиди (Иоакимиди), Неропуло, Мусаилов, Попандопуло, Кесов, Ганухалиди, Чакляров, Триандафилов, Андониди, Афанасиади, Аргиропуло, Николаиди, Чорпачиди, Меймаров, Константиниди, Панделиди, Турмушиди, Костелиди, Хиониди, Казанджиди, Семелиди, Киришиди, Шашаров, Макриди, Панайотов, Аврамиди, Зелилов, Кубус, Семерджиди, Читыроглы, Читуриди, Пимениди, Феодориди, Джомиади (искаженное в России от Псомиади. На мой взгляд, это произошло потому, что в английском и французском языках написание прописной буквы J напоминает греческую Ψ) и многие др.

Cреди известных греков из Орду были: один из лучших фотографов города Иоаннис Полихронович Евкарпиди, купец Стефанос Павлович Стефаниди, построивший на свои деньги пятиэтажное – самое высокое в 1912 г. здание –гостиницу, которую он назвал «Орду», в честь родного города, откуда приехал (это здание стоит на углу улиц Аиааира и Абазинская (бывш. Проспект Мира и Леселидзе)), а также трехэтажное здание, в котором в советское время многие годы размещался Горсовет, а сегодня — Городская администрация и несколько других зданий в Сухуме, Александр Георгиевич Папаврамиди — главный инженер СУ-1, Иоаннис Aндреевич Милопуло, проживавший изначально в Константиновке, приобретший в 1920 г. театр Самуриди в Сухуме и др.

В 1920–1940-х годах в Сухуме и селах был хорошо известен мастер высокого класса по изготовлению посуды из меди, производивший также и ее лужение, «ортулис» Христос Лазариди.

Переехав в Сухумский район, ордуйцы не распрощались со своими обычаями летом, в жаркое время, подниматься на горные луга, где они пасли скот и отдыхали. Такими «пархарья» в Абхазии для жителей сел были  Цуха, Мустра, Цумур, Лякама, Холхонья, Кот-кот, Кукурица, Стофорика, Картофлух и др.

По пути на «пархар» жители останавливались и в местечке Буюк.

Не забыли они и песни, которые пели на родине на празднествах и весельях.

Среди них, помимо понтийских,  были «Τα δώδεκα ευζωνάκια» (Двенадцать юных Эвзонов), «Μια συννεφιασμένη μέρα» (В облачный день), «Ω, λυγερόν και κοπτερόν σπαθί μου» (О, гибкий и острый мой меч), «Σουλιώτισσες» (Сульётки), «Του Κίτσου η μάνα» (Мать Кицоса), «Γέρο Δήμο» (Старик Димос) и др.

В тяжелые времена гонений на греков Котиора в Османской империи, описанные выше, ранее переехавшие в Сухум и окрестности жители Орду проявляли заботу о своих земляках.

Так, в 1918 г. в Сухуме был создан Патриотический Союз «Попечение» греками, выходцами из г.Котиора под официальным названием: «Πατριωτικός Σύνδεσμος των προσφύγων Κοτυωριτών «ΜΕΡΙΜΝΑ»».

Союз занимался отправкой денежных средств в помощь страдающим в высылке в Османской империи жителям г. Орду, а также и помощь беженцам в Сухуме и окрестностях.

Многие выходцы из Котиора были активными членами сухумского Эллинского общества.

После завершения греко-турецкой войны в Сухум перебрались и храбрые воины из Орду, под руководством Стефанидиса и Москова, а также и П.Макридиса,  боровшиеся с турецкими бандформированиями на своей родине.

Мне довелось слышать много  рассказов о трагической судьбе жителей Орду, покинувших свои дома, свою родину. Многие люди потеряли родных и близких.

Одним из таких тяжелых повествований является история семьи Горгора (Григория) Папаврамиди, которую я не раз слышал из уст своей матери, знавшей хорошо участников этих событий, являвшихся ее родственниками.

Сопоставив услышанное с историческими событиями, я пришел к выводу, что этот случай произошел в момент описанных в данной статье исторических событий 11 августа 1917 г., когда в Орду стояли российские корабли, и надо было поскорее погрузиться на них и уплыть. Как упоминалось выше, военные корабли провели артобстрел города. Наступила настоящая паника.

То, что творилось в порту, описал очевидец Андреас Мутафис из острова Сирос, который с 1909 г. проживал в Котиора, в своем стихотворении «Бомбежка».

Он пишет в стихотворной форме, что во время и после бомбардировки русскими города, люди носились, как сумасшедшие с детьми на плечах, кто-то падал в обморок…. Другие бежали в поисках своих чад….Матери теряли детей, а дети — матерей…

В такой суматохе жена Григория Василики потеряла двоих сыновей, которым было около 7 лет. Российские корабли, согласившиеся взять с собой греков, готовились к отправлению, и оставалось мало времени.  Муж и свекровь Василики уже находились на одном из них. Сама Василики металась в поисках своих чад. Григорий с матерью, видя, что она не может найти детей, а времени не оставалось, крикнули ей, что сыновья якобы находятся на корабле. Она поднялась на судно, которое немедленно отплыло. Вскоре поняв, что ее мальчиков на нем нет, она пыталась броситься в море, но ей не позволили этого сделать… 

Семья Папаврамиди  поселилась в Сухуме, где проживали родственники. Потеря сыновей на все последующие годы опечалила жизнь четы.

В Сухуме у них родилась дочь Марика, которую научили игре на мандолине. Как упоминалось выше, в начале ΧΧ века этот инструмент был очень популярным в Котиора. Под аккомпанемент мандолины Горгор и Василики пели печальные турецкие песни и плакали, вспоминая потерянных сыновей и прошлую жизнь в Орду…

Детей, оставшихся без родителей в те неспокойные годы в Котиора осталось немало. Кого-то забрали американцы в США, другие попали в детские дома для сирот американской благотворительной организации Near East Relief  на о.Сирос в Греции, третьи — в турецкие семьи и стали турками…

Судьба сыновей Григория и Василики Папаврамиди так и осталась неизвестной…