Основы Ялтинско-Потсдамского мирового порядка: сохранение Германии, установление «навечно» новых границ, создание результативных институтов мирового регулирования

Когда задают вопрос о важнейших событиях 20-го столетия, одни называют Октябрьскую революцию 1917 года, другие – крах системы социализма в 1989/91 гг. При этом оба ответа имеют идеологическую мотивировку. Консенсуса можно было достичь, пожалуй, только в вопросе совместной победы единого фронта народов и государств над фашизмом. Она действительно стала важнейшим событием 20-го века, уже хотя бы потому, что предотвратила «конец цивилизации». Думается, что под этой оценкой, кто бы ее ни придерживался и какой бы политической окраски он ни был, подписался бы любой здравомыслящий человек.

25 апреля в 12 часов утра части 1-го Украинского и 1-го Белорусского фронтов замкнули кольцо окружения вокруг Берлина. Все было готово к штурму столицы. Через две недели в Карлсхорсте будет подписан акт о безоговорочной капитуляции нацистской Германии. Но ее судьба, как и судьбы мира, была решена задолго до этого заключительного аккорда войны, названной в Советском Союзе Великой Отечественной.

Уже 12 июля 1941 г. Советский Союз и Великобритания подписали соглашение о совместных действиях в войне против Германии, по которому обязались заключать договор о перемирии или мирный договор с Германией только по взаимному согласию, а также не вести с ней на этот счет сепаратных переговоров. Это был первый договор, положивший начало оформлению Антигитлеровской коалиции. И хотя Москва не присоединилась к Атлантической хартии между США и Великобританией от 14 августа 1941 года (о целях в войне), тем не менее, 24 сентября она сделала заявление о целях советской внешней политики и выразила согласие с основными принципами декларации Черчилля-Рузвельта.

21 ноября 1941 г. советский посол в Лондоне И.М.Майский получил от наркома иностранных дел В.М.Молотова инструкцию по обсуждению германского вопроса, в которой были изложены политические цели Сталина в отношении Германии. В ней, в частности, говорилось: «Что касается точки зрения самого тов. Сталина по поводу Австрии, Рейнской области и пр., Сталин думает, что Австрия должна быть отделена от Германии в виде независимого государства, а сама Германия, в том числе Пруссия, должна быть разбита на ряд более или менее самостоятельных государств, чтобы создать тем самым гарантию для спокойствия европейских государств в будущем» . Требование расчленения Германии не носило ни «конъюнктурного», ни «тактического» характера, на протяжении всей войны оно было постоянной частью планирования Наркоминдела в отношении Германии. Раздел Германии для Сталина был условием лишения ее могущества, дополненного требованием всестороннего разоружением. Обе эти цели имели принципиальное значение в разработке советской внешней политики, поскольку низведение Германии до роли второстепенного европейского государства обещало прежде всего усиление позиций Советского Союза на континенте за счет ликвидации влияния Германии в Северо-Восточной, Восточной и Южной Европе, что, в свою очередь, создавало возможность установления в этих регионах зоны советского влияния.

Ориентировка на раздел Германии на несколько государств стала основополагающей в планах наркомата иностранных дел по послевоенному урегулированию. Однако эти планы советской стороной никогда не оглашались, а с марта 1945 г. по тактическим причинам они вообще не поднимались в переговорах с союзниками.

Публичная политика требовала других слов, других заявлений. 23 февраля 1942 г. «Правда» опубликовала приказ И.С.Сталина по случаю 24-й годовщины создания Красной Армии, в котором впервые прозвучали его знаменитые слова: «Опыт истории говорит, что гитлеры приходят и уходят, а народ германский, а государство германское – остается».

Судьба послевоенных планов Сталина решалась не в ведомственных кабинетах и не за столом переговоров, а на германо-советском фронте. Только когда Красной Армии удалось организовать действенную оборону и перейти от обороны к наступлению, Сталин реализовал свои претензии на право участвовать в принятии решений о будущем Германии. 3 октября 1943 г. заместитель наркома иностранных дел В.Г.Деканозов подготовил памятную записку к предстоявшему по инициативе Сталина заседанию в Москве министров иностранных дел СССР, США и Великобритании. В ней говорилось: «По вопросу о территориальном раздроблении или децентрализации германской правительственной системы советское правительство считает необходимым подтвердить ранее выказанную им точку зрения, разделяемую, насколько известно советскому правительству, также правительствами Великобритании и США, о необходимости территориального раздробления послевоенной Германии на ряд мелких государств… Оккупация Германии, на основе перемирия с ней, должна быть осуществлена вооруженными силами Советского Союза, Англии и США, которые должны организовать на ее территории свои штабы. О продолжительности оккупации и порядке ее осуществления три правительства должны дополнительно договориться между собой» .

На Московской конференции (19 – 30 октября 1943 г.) государственный секретарь США К.Хэлл, руководствуясь директивами президента Рузвельта о расчленении Германии на три и более государств, предложил осуществить «политическую децентрализацию Германии». Об этом он писал в своих мемуарах. Американца энергично поддержал министр иностранных дел Англии Э.Иден: «Мы хотели бы разделения Германии на отдельные государства, в частности, мы хотели бы отделения Пруссии от остальных частей Германии. Мы хотели бы поэтому поощрять те сепаратистские движения в Германии, которые могут найти свое развитие после войны». Советский нарком иностранных дел В.М.Молотов, ориентируясь на установку не вступать в дискуссию по этому вопросу, ограничился заявлением о том, что «вопрос находится в процессе изучения». В результате обмена мнениями конференция решила передать вопрос о будущем Германии для дальнейшего изучения в Европейскую консультативную комиссию.

Послевоенное устройство и обращение с Германией рассматривались главами держав антигитлеровской коалиции («большой тройкой») на трех встречах, начало которым положила первая конференция в Тегеране (28 ноября – 1 декабря 1943 г.). Рассмотрение проблем ведения войны и обеспечение прочного мира после войны носило в основном предварительный характер. На конференции четко обозначилось согласие западных союзников пойти навстречу Сталину в территориальном вопросе. Здесь же была сделана заявка на то, что послевоенный мир будет управляться четырьмя державами (СССР, США, Англия, Франция), действующими под эгидой новой международной организации. Тегеранская конференция знаменательна тем, что здесь впервые достаточно отчетливо проявилось усиление позиции двух держав – СССР и США, к которым все больше переходила решающая роль в определении параметров послевоенного миропорядка. Иными словами, еще в ходе войны зародились основы новой биполярной модели международных отношений. В полной мере эта тенденция проявилась на Ялтинской и Потсдамской конференциях.

Решения Крымской (Ялтинской) конференции трех союзных держав (4 – 11 февраля 1945 г.) в целом касались трех проблем. Во-первых, три лидера в принципе договорились о расчленении Германии: «Соединенное Королевство, Соединенные Штаты Америки и Союз Советских Социалистических Республик будут обладать по отношению к Германии верховной властью. При осуществлении этой власти они примут такие меры, вклю¬чая полное разоружение, демилитаризацию и расчленение Германии, которые они признают необходимыми для будущего мира и безопасности». Изучение процедуры расчленения Германии было передано специальной комиссии, которая должна была рассмотреть также вопрос о том, желатель¬но ли присоединение к ней представителя Франции. Но уже после согласования и принятия этого решения в результате недолгого, но глубокого анализа возможных путей решения германского вопроса позиция Советского Союза претер¬пела значительную коррекцию. Сыграли свою роль, видимо, следующие соображения. Прежде всего, то, что насильственное расчленение страны и раскол нации не смогут гарантировать на длительный период сохране¬ние мира на континенте. Кроме того, Сталин был убежден, что нет таких мер, «которые могли бы исключить возможность объединения Германии». Не менее важная причина заключалась в том, что он опасался мирового общественного мнения, которое под давлением Вашингтона и Лондона могло бы обвинить Москву в разделе страны. Поэтому, когда Комиссия по расчле¬нению Германии начала свою работу в Лондоне, представитель СССР – посол Советского Союза в Великобритании Ф.Т.Гусев – 26 марта 1945 г. по поручению советского правительства направил председателю комиссии министру иностранных дел Великобритании А.Идену письмо, в котором указывалось: «Советское правительство понимает решение Крымской конференции о рас¬членении Германии не как обязательный план расчленения Гер¬мании, а как возможную перспективу для нажима на Германию с целью обезопасить ее в случае, если другие средства окажутся недостаточными». После этого заявления Комиссия по расчленению, созданная в Ялте, фактически прекратила свою работу. И хотя 9 мая 1945 г. в день Победы над гитлеровской Германией, как и в феврале 1943 года, И.В.Сталин в обращении к советскому народу заявил, что Советс-кий Союз, торжествуя победу, «не собирается ни расчленять, ни уни¬чтожать Германию», курс на раздел страны был определен. Вечером 4 июня 1945 г. председатель компартии Германии В.Пик, находившийся тогда в Москве, записал в дневнике: «Перспектива – будут существовать две Германии – несмотря на все единство союзников».

Во-вторых, в Ялте требовалось провести новые государственные границы на территории, еще недавно оккупированной третьим рейхом, установив при этом неофициальные, но общепризнанные всеми сторонами демаркационные линии между сферами влияния союзников. В-третьих, союзники осознавали, что после исчезновения общего врага вынужденное объединение Запада и СССР потеряет какой-либо смысл, а поэтому следовало создать процедуры, гарантирующие неизменность проведенных на карте мира разграничительных линий.

Было принято принципиальное решение об оккупации и разделе Германии на оккупационные зоны. В Ялте была также подписана Декларация об освобожденной Европе, определившая принципы политики победителей на отвоеванных у противника территориях. Она предполагала восстановление суверенных прав народов этих территорий, а также право союзников совместно «помогать» этим народам «улучшать условия» для осуществления этих самых прав. Идея о совместной помощи так и не стала реальностью. Союзники имели власть лишь на тех территориях, где были размещены их войска. В результате каждая из держав-победительниц начала поддерживать своих единомышленников. Европа за несколько лет разделилась на социалистический лагерь и Западную Европу.

Репарации. В очередной раз был поднят вопрос о репарациях, при этом речь шла о сумме в 20 млрд. долл., половина из которой предназначалась СССР. Однако окончательно этот вопрос не был решен.

Дальний Восток. Отдельным документом была решена судьба Дальнего Востока. В обмен на вступление в войну с Японией через 2–3 месяца после окончания войны в Европе СССР получал Курильские острова и Южный Сахалин, потерянный еще в русско-японской войне; за Монголией признавался статус независимого государства. Советской стороне также были обещаны в аренду Порт-Артур и Китайско-Восточная железная дорога (КВЖД).

ООН. В Ялте была начата реализация идеи новой Лиги Наций. Союзникам требовалась международная организация, способная предотвратить попытки изменить установленные границы сфер влияния. Именно на конференциях победителей в Тегеране и Ялте и на промежуточных переговорах в Думбартон-Оксе была сформирована идеология Организации Объединенных Наций. Было условлено, что в основу деятельности ООН при решении кардинальных вопросов обеспечения мира будет положен принцип единогласия великих держав — постоянных членов Совета Безопасности, имеющих право вето.

Международный суд, учрежденный Уставом ООН, должен был служить одной из главных целей – руководствуясь принципами справедливости и международного права, мирными средствами улаживать и разрешать международные споры и ситуации, которые могут привести к нарушению мира.

ООН стала символом и формальным гарантом послевоенного мироустройства, авторитетной и иногда даже достаточно эффективной организацией в разрешении межгосударственных проблем. Однако в условиях развернувшейся «холодной войны» страны-победители и впредь предпочитали решать действительно серьезные вопросы своих взаимоотношений путем двусторонних переговоров, а не в рамках ООН. ООН также не смогла помешать войнам, которые и США, и СССР вели в последующие десятилетия за пределами национальных границ.

Ялтинская конференция показала возможность сотрудничества государств с различным общественным строем. Созданный в Ялте биполярный мир и раздел Европы на Восток и Запад сохранились более чем на 40 лет, до конца 1980-х годов, что говорит об устойчивости этой системы.

Потсдамская конференция трех союзных держав (17 июля – 2 августа 1945 г.) в принципе расставила точки над i в вопросе о том, какой хотят ви¬деть Германию победители в ходе мирного урегулирования. Главы правительств согласовали «Политические и экономические принци¬пы, которыми необходимо руководствоваться при обращении с Германи¬ей в начальный контрольный период». В основу документа легли демилитаризация, демократизация, денацификация, децентрализация и декартелизация Германии. Три державы подтвердили, что верховная власть в Германии будет осуществляться главкомами вооруженных сил СССР, США, Великобритании и Франции, каждым в своей зоне оккупации, по инструкциям своих правительств, а также совместно – по вопросам, затрагивающим Германию в целом. Стороны согласились, что пока «не будет учреждено никакого центрального германского правительства». Вместе с тем, экономические принципы обращения с Германией предусматривали, что в период оккупации Германия должна рассматриваться как единое экономическое целое.

Три державы заяв¬или, что «союзники не намерены уничтожить или ввергнуть в рабство немецкий народ». Они провозгласили своим намере¬нием дать немецкому народу возможность подготовиться к строительству своей жизни на демократической и мирной основе, и по достижении этой цели «занять место среди свободных и мирных народов мира». Позднее это положение станет отправным пунктом для переговоров по формуле «2+ 4».

Руководители трех держав согласились «в принципе» с предложением советского правительства о передаче Советскому Союзу города Кенигсберга и прилегающего к нему района, оставив окончательное решение этого вопроса до мирного урегулирова¬ния. Аналогичное решение было принято и в отношении западной границы Польши. При этом было решено, что бывшие германские территории, которые не поставлены под управление СССР, должны находиться под управлением польского государ¬ства и в этом отношении не должны рассматриваться как часть советской зоны оккупации в Германии.

Далее, Запад дал согласие на выселение немцев из Польши, Венгрии и Чехословакии.

В вопросе о репарациях важным было решение о взимании их по зональному принципу. Дополнительно Советский Союз должен был получить 25% демонтированного в западных зонах промышленного оборудования, 15% которого предполагалось обменять на сырье и продовольствие. При этом СССР отказался от получения части акций немецких предприятий, остающихся в западных зонах, и от участия в получении немецких ценностей и золота, находившихся за границей, за исключением тех, которые находились в Болгарии, Финляндии, Венгрии, Румынии и Восточной Австрии. Общая величина репараций вновь не была зафиксирована. В целом это решение означало признание де-факто двух сфер интересов в Европе. Западные союзники защищали не только западные зоны, но и Западную Европу от СССР и в то же время отказались от возможности самим вмешиваться в дела восточной зоны и государств Северной, Восточной и Центральной Европы.

Здесь следует подчеркнуть, что территориальные приобретения СССР (иными словами, сфера влияния) имели не прямой, а «буферный» характер. Они охватили страны так называемой «народной демократии», впоследствии – лагерь «реального социализма», что опять-таки должно было служить гарантией безопасности от возможной агрессии, о чем свидетельствовал опыт двух мировых войн.

На Потсдамской конференции было решено учредить Совет министров иностранных дел (СМИД) из представителей четырех держав-победительниц и Китая, в функции которого в том числе должна была входить подготовка мирных договоров для Германии и ее бывших сателлитов. Таким образом, решения Потсдамский конференции, строго говоря, определяли лишь генеральные направления германского урегули¬рования и не являлись в полном смысле этого слова международно-правовым актом, в полном объеме решавшим вопрос о послевоенном устройстве Европы. Задача выработки такого акта относилась к дея¬тельности СМИД, который в силу объективных обстоятельств не смог с ней справиться. Ялтинско-Потсдамский порядок не имел договорно-правовой базы. Договоренности, которые легли в основу послевоенного порядка были или устными, официально не зафиксированными, или были закреплены преимущественно в декларативной форме, или же их полноценная реализация была заблокирована в результате остроты противоречий и конфронтации между основными субъектами послевоенных международных отношений.

ООН, один из центральных элементов Ялтинско-Потсдамской системы, становилась важнейшим механизмом координации усилий с целью исключения из международной жизни войн и конфликтов и создания системы глобальной коллективной безопасности. Однако послевоенные реалии, конфронтационный характер отношений между СССР и США значительно ограничили возможность ООН в этой области. Основная задача Организации сконцентрировалась на предупреждении вооруженного столкновения между СССР и США как на глобальном, так и региональном уровнях, то есть на поддержании стабильности советско-американских отношений в качестве основной предпосылки международной безопасности и мира в послевоенное время.

Устав ООН, принятый на конференции в Сан-Франциско 26 июня 1945 г., вступил в силу 24 октября того же года. Членами-учредителями ООН стали 50 стран, в том числе СССР, Украина и Белоруссия. Главная ответственность за поддержание международного мира и безопасности была возложена на Совет Безопасности, который получал право действовать от имени всех членов ООН.

Потсдамская эпоха стала историческим прецедентом, поскольку никогда раньше весь мир не был искусственно разделен на сферы влияния между двумя государствами. Биполярный расклад сил быстро привел к началу противостояния между капиталистическим и социалистическим лагерями, именуемому в истории «холодной войной».

Ялтинско-Потсдамская система начала рушиться на рубеже 1980–1990-х годов и прекратила свое существование лишь с падением СССР – одного из центров, обеспечивавших равновесие сил. Буквально за два-три года «Восток», олицетворявшийся Советским Союзом, исчез с карты мира. С тех пор границы сфер влияния в Европе определяются лишь текущей расстановкой сил. Такой мир менее стабилен, чем прежняя жесткая биполярная конструкция, что во многих случаях привело к кровопролитным конфликтам в Европе, Азии и Африке.

В то же время большая часть Центральной и Восточной Европы достаточно спокойно пережила исчезновение прежних демаркационных линий и смогла встроиться в новую карту Европы. Но сама система стала полем активных идеологических столкновений. Прекратив свое существование и лишившись правового поля, Ялтинские соглашения сохраняют свой статус «политических бомб» и публицистических сенсаций.

Естественно возникает вопрос: quo vadis? По каким законам, писаным или неписаным, нам обустраивать нашу жизнь? Не пора ли задуматься о выработке новых правил международного общежития на принципах равенства, отказа от применении силы любого рода, добрососедства, взаимного уважения и невмешательства в дела друг друга. Думается, что межобщественный диалог на эту тему мог бы внести существенный вклад в обеспечение мира и стабильности.

1 Телеграмма Молотова Майскому, 21 ноября 1941 г. // СССР и германский вопрос. Т. 1. – М., 1996. – С. 119.

2 СССР и германский вопрос. Т. 1. – С. 265.

* На это, в частности, указал наркоминдел В.М.Молотов в своей телеграмме послу в Лондоне Гусеву 24 марта 1945 г.

* Стоимость изъятий из Советской оккупационной зоны и ГДР составила по оценкам Федерального министерства по внутригерманским отношениям (ФРГ) в общей сложности 15,8 млрд.долларов, что эквивалентно приблизительно 14 041 тонне золота. Взимание репараций с ГДР было прекращено по совместному соглашению СССР и ПНР с 1 января 1954 с целью налаживания ситуации в стране после восстания рабочих 17 июня 1953 г..

Павлов Н.В., доктор ист.наук, профессор Кафедры истории и политики стран Европы и Америки МГИМО МИД РФ