Насущность самоидентификации. Ромеи-греки Понта не должны отказываться от прав на свой великий исторический очаг

За пасхальные дни выслушал немало свидетельств изумления читателей, не могущих уразуметь: почему я перестал – по сути – писать о понтийских проблемах. Тут ответить несложно. Главное: все основные места проживания моего народа – ромеев-греков Понта – сейчас столкнулись с проблемами планетарными. Проще говоря, с проблемами войны и мира.

Возвращение вспять
Так и есть: мы живем в странах, которые в предстоящей великой драме определения повестки нового, XXI, века, играют (и сыграют) роль важнейшую: мы живем в США, России, Германии, Турции. Эти страны – главные актеры на мировой сцене политических событий. Не говорю об Австралии; она всеж очень далеко.
А что Эллада? Ведь здесь выходцев с Понта, в том числе и русскоязычных – немеряно.
Да, но нынешняя Греция находится уже в кризисе прямо экзистенциальном. Вопрос стоит о том, сохранится ли новогреческое государство? И ведь, как не хватало иных бед, сама Греция, по сути, и не решает свою будущую судьбу.
Скажем прямо: и в сытые – чего сытые – весьма жирные! – годы существования сего новогреческого государства, оно мало интересовалось нами. А сейчас понтийский вопрос и вообще задвинут на такую периферию греческой жизни, что чрез увеличительное стекло – не разглядишь. Поэтому и писать на сию тему особо не тянет.
Но есть и нечто куда более субъективное: несколько ведь статей написал я, пытаясь объяснить своим читателем, что сами термины понтий, понтийский – они даже и не оскорбительные, они никакие. Все равно как русского назвать псковскОй: ну, из Пскова он, ну и что? Но наши люди понять сие не в силах, и теперь сами именуют себя понтии, понтийцы… Кто это?

О пиндосах и Пиндостане
Это еще не самое классное: слышу и другой термин – эллинцы. Мы, дескать, понтии, а они – эллинцы. Таковое как бы русское, то бишь по-русски звучащее определение.
А что? Неплохо вообще. Эллинцы… Арабцы… Скажем, еврейцы… С такими определениями смешно даже нам, выходцам с Понта и говорить-то о том, кто мы, собственно, есть. И здесь еще одна наша ахиллесова пята. Мы очень легко воспринимаем наименования, кои нам пристегивают другие.
Все мои читатели, которые регулярно следят и за московскими СМИ (в том числе и электронными), в последнее время – прямо смущены. Без конца русские, и речь идет о русских патриотах, ругают последними словами пиндосов и Пиндостан.
«Да как же так?» – горько обижаются τ’εμετέρτς. «Мы же искренне любим Россию, мы поддерживаем Путина. Почему же русские нас ругают?».
«Кого нас?» — переспрашиваю я.
«Ну, нас. Мы же пиндосы».
И начинаются странные рассуждения о том, что нас-де в Союзе именовали пиндосами – от Сухума и до Джамбула – и посему… А почему? Почему нас русские вообще так именовали – тоже вопрос. Но гораздо важней вопрос иной – почему мы стали откликаться на сие прозвище?
Слышу глупейшие объяснения: «Дело ведьсвязано с горой Пинд…». А мы-то какое отношение имеем к горе Пинд? Что за идиотская привычка откликаться на любую кличку, которую нам навязывают?
И обижаться за пиндосов и Пиндостан на русских – нечего. В политической повестке сегодняшней России – и уж десятилетия полтора – Пиндостан это есть Соединенные Штаты Америки. А пиндосы – попросту американцы. Нам на что тут обижаться?
Просто надо себе внушить: у нас есть полноценное и классное самоназвание.
Поколение 1923-го
Конец века ХХ ознаменовался событием огромнейшего масштаба – развалом СССР.
Надо честно признаться, что все греки-ромеи Понта, жившие в СССР, делились на две неравные группы: бОльшую, т.е. тех, кто желал выехать в Грецию. И мЕньшую – то бишь тех, кто этого не хотел.
События развернулись таким образом, что в Греции оказались все. Приехав же сюда, мы оказались пред проблемой неожиданной: страна, оказывается, и не собиралась нас признавать своими.
Нам сегодня рассказывают, что дело, мол, в недостаточном знании, что это виноваты люди малограмотные… Отнюдь.
Мнение о том, что все греки Понта – есть – и это в самом лучшем случае – потомки эллинизированных племен Причерноморья есть константа, коя доминирует в современной греческой науке. Ее приняли даже те выходцы с Понта, кои пребывают здесь, на Балканах, уже чуть не девяносто лет. Четвертое поколение выросло…
Да и немудрено. Трудно даже представить себе, что пережили те ромеи, которые после страшного поражения христианства на Понте, в 1923 году начали массово прибывать в Элладу.
В 1924 году же году в греческом парламенте на полном серьезе обсуждался вопрос о том, чтобы ромеи-греки Понта носили специальный опознавательный знак. Предложил депутат от партии Венизелоса (прогрессивный политик, значит). И обсуждали на полном серьезе; хвала Создателю, что эта инициатива не прошла.
Скажите, чем все вышеизложенное отличается от предложения левых нацистов – братьев Штрассеров (1933, на десять годков позже) о том, дабы евреям носить обязательно могендовинд (могендовинд – шестиконечная звезда, звезда Давида – Я.Т.)? Да ничем…
История это давняя, и давно известная: впрочем, все образованные гуманитарии-элладиты, включая профессуру здесь, в Πάντειο, или в Комотини, меня убеждали: это – преувеличение. Преувеличение чего?

Сшибка воззрений
Я убежден, что так оно и было. Не подтверждение ли тому, что в начале тридцатых годов президент Турецкой республики Ататюрк был выдвинут на соискание Нобелевской премии мира. Выдвинут премьер-министром Греции Элефтериосом Венизелосом. Уж этого никто в сегодняшней Элладе и не думает отрицать.
Да, но – возражают мне, и соображения высокой политики замешаны были, и, главное, Яни: Ататюрк ведь действительно был крупным политиком.
А я и не спорю. По мне – Ататюрк был если не и не из крупнейших, то по-любому из удачливейших государственных деятелей ХХ столетия… Но дело в том, что с 1919 по 1924гг. на территории исторического Понта шло массовое истребление православного греческого населения. Не только повстанцев, но и – прежде всего – стариков, женщин, детей…
Это называется геноцидом. И у этого геноцида помимо исполнителей рядовых – башибузуки всякие, курды – были и общепризнанные лидеры. Таковых было трое: Топал Осман. Исмет Инёню, будущий второй президент Турецкой республики. И, наконец, главный враг ромеев-греков Понта, создатель нового Турецкого государства Мустафа Кемаль-паша, он же Отец Турок (Ататюрк). Это так, и это надобно уяснить.
И ежели Венизелос его на Нобелевскую премию выдвигал, то, стало быть, не шибко он нас греками считал…
Впрочем, один мой знакомый, знающий о сем, уверяет: все – дела давно минувших дней. А вот в начале 90-х приезжал в Закавказье К.Мицотакис, тогдашний премьер-министр Эллады. Очень тепло выступал пред τ’εμετερτς, аж до сердца пробирало: «Είστε αδέρφια μας» – говорил…
И что? Что за братья такие? Представляете, выступает Путин пред русскими и говорит: «Вы – наши братья!». Стало быть, и Мицотакис нас отнюдь своими не полагал…

Свидетельства иные
Что касается мнения ученых-неоэллинов о негреческом происхождении современных ромеев, то след возразить, что все ведущие школы мировой византинистики – британская, русская (дореволюционная и советская), и, главное, головная – немецкая – всегда подчеркивали греческий генезис ромейского этноса Понта.
Не забудем помянуть ласковым словом здесь великого австрийца Якоба Филиппа Фальмерайера (1790-1861).
Имя автора «Истории Трапезундской империи» малопочтенно в Греции. На то есть причины; их здесь не место разбирать… Но уж нам-то – прямой грех забывать о том, что сделал сей великий немец для описания этногенеза нашего народа.
Именно Фальмерайер поминает нас как прямых наследников античной Эллады и Византии (прежде всего – по крови), полагая также, что греками, несомненно, являются также критяне, малоазийские греки и часть выходцев с Пелопоннеса. Хоть и в меньшей степени, чем мы…
Кроме того, сколь бы авторитетны не были воззрения ученых (пусть даже и Фальмерайера), есть ведь и материальные свидетельства.
Что я имею в виду? Если даже не говорить об иных группах новогреческого населения, а сосредоточиться лишь на нас, ромеях-греках Понта, то вырисовывается следующая картина.
Всяк, имеющий глаза и ум, может обратиться к образцам древнегреческой скульптуры, фаюмской портретистике Египта Птолемеев, византийской иконописи и – особливо – древнегреческой черно- и краснофигурной вазописи.
Смотрите, думайте, сравнивайте обличья изображенных с собственным обликом, с обликом своих родных – близких и не очень. После сами делайте выводы. А, переходя к выводам, постарайтесь не забыть: в Советском Союзе само советское государство признавало нас греками. Именно в качестве греков мы пострадали! Были сосланы с благословенных берегов Черного моря – в Казахстан и Узбекистан. На Северный Урал. В глубины Азии…

Вопрос о самоидентификации
Все сии депортации, наряду с очевидными горестями и потерями, дали нашему народу некий плюс: τ’εμετέρτς сплошь осознавали себя греками.
По приезду (а приезд-то был массовый!) выявилась серьезнейшая проблема: наши люди будто утратили способность к самоидентификации.
Непрерывно слышу фигуру речи: мы и «эллины». Стало быть, наши люди не отождествляют себя с эллинами, вот с этими эллинами, по сути – с наличным местным населением. Да я выше уж об этом поминал…
Всерьез возникает вопрос о самоидентификации. То есть о том, кто есть мы и кто есть они?
Честно говоря, кто есть они – разговор долгий и – здесь – не насущный. А вот о себе самих поговорить следует.
Давайте начнем с констатации факта простейшего: самоназвание народа и то, как его именуют другие – отнюдь не всегда совпадает.
Не будем разбрасываться многочисленными примерами, приведем лишь один – прямо кричащий.
Речь о Китае.
Китайцы сами себя называют Хань (в честь одной из чисто китайских – по крови – императорских династий). Государство свое именуют Чжунго Цинняньдао – Срединное Государство, или вообще в простоте – Поднебесная. Да, но за пределами Китая страну именуют по последней императорской династии Цинь (1644-1911): династии вообще не китайской – маньчжурской! Отсюда и наименование английское: Китай – China. Да и по-гречески – Κίνα.
Но самый вариант сумасшедший – русский! Русские называют китайцев китайцами в честь т.н. «черных китаев». Кара-китаи – название монгольского племени, попросту кочевавшего некогда по границам современного Китая. Вот такие изыски…
Думается, пришло время – и дальше уж ждать глупо! – и нашему народу разобраться со своим самоназванием. Самоназвание народа – вещь нешуточная, оно может стать и самоцелью. Оно может стимулировать и сАмый исторический процесс.

Понтийцы, греки и эллины
Мы, почти полторы тысячи лет, имевшие одно название – ромеи, в веке ХХ благодаря вся и всяческим изгнаниям и депортациям, прочим переездам обрели еще цельных три! Греки. Эллины. Понтийцы: они же – понтии.
Пойдем поступательно.
Когда мы жили в Союзе, очень немногие из нас знали, что мы – понтийцы. Немного и потеряли… Понтиец не есть национальность, не историческое наследие. Это просто привязка к данной конкретной местности.
И пусть природа на Понте, видимо, вообще потрясающая, не будем забывать: на наши земли претендуют и курды, и армяне, и лазы. А турки на наши земли даже и не претендуют. Они ими попросту владеют.
А вот что по поводу самоназваний – греки и эллины. Что до греков, то тут и рассуждать нечего. Так нас именует целый Мир Божий – и чего с ним спорить. Для всего мира и Аристотель, и монахиня-поэт Кассиани, наш божественный Митридат, и сказавший ΟΧΙ! генерал Иоаннис Метаксас – есть греки.
И не надо слушать глупости неоэллинов о том, что греки – уничижительное самоназвание. Обращайтесь к авторитетам.
Афанасиос Дьякос (1788-1821) – один из самых наивных и славных греческих полевых командиров 1821 года, пред страшной смертью говорил: «Εγώ Γραικός γεννήθηκα Γραικός θε να πεθάνω».
Наименования грек – чтоб здесь не болтали – нам стыдиться не приходится… Гораздо сложнее с поименованием эллин.
Высочайшая культура античных эллинов – это и наше наследие! Мы внесли в нее достойнейший вклад – начиная с сакрального вояжа «Арго» в Колхиду – и кончая циником Диогеном Синопским – отцом, возможно, наиболее модного направления современной философии – релятивизма. И Митридат Евпатор – единственный грек-полководец античности, сопоставимый даже и с Великим Александром.
Мы – ромеи. Ромеями сегодня – с точки зрения Запада (да, пожалуй, и турок), полагаются вообще азиатские греки. Понятно, что сие связано с наследием Восточной Римской империи, коя, собственно, и есть Византия.
Таким образом, то, что мы ромеи совершенно понятно как с точки зрения науки, так и здравого смысла. Имя РОМЕЕВ привычно, естественно для нашего народа. Оно несет глубочайший экзистенциальный смысл, и, главное –вселяет надежду.
Даже венгры, которые точно – гунны (Hungary), точно пришли из Монголии во время Великого Переселения Народов, и те заявляют, что Паннонская Равнина – их колыбель.
Смешно и глупо нам, ромеям-грекам Понта, отказываться от прав на свой великий исторический очаг. Сама история говорит нам прямым текстом: мы – наследники не только античной Эллады, но и двух величайших империй: Римской и Византийской.
Русские-то сим гордятся!
Что гласит теория «Москва – третий Рим» старца Филофея?
«Два Рима пали,
Третий – Москва – стоит,
А четвертому не быти».
Стало быть, Москва – преемница прямая Рима античного и Града Константинова. Почему до греков таковое вообще не доходит?
Здесь добавляется и важнейший вопрос об автохтонности ромеев-греков Понта. Куда нас только не причисляют! Мы и выходцы из Пелопоннеса, даже из самой Аттики – транзитом – через Милет. Сие – тема для отдельного разговора.
Понятно, что мне более импонирует концепция автохтонности моего народа на берегах Черного моря… Но главное состоит в том, что мы, ромеи-греки Понта – есть наследники нескольких великих цивилизаций и должны попытаться хоть соответствовать тому историческому имени, которое нам досталось.
Если читатели задумаются о том, кто они, как им именовать в дальнейшем себя и своих близких, то эта статья написана не зря.