Четверка парламентских фаворитов

На выборах в Государственную Думу 7-го созыва ожидается, что все четыре нынешние парламентские партии преодолеют 5% барьер.

 ч.1. «Единая Россия»

 

Россия и Запад

В первой статье данного цикла (назовем его думским) мы говорили об особенностях предстоящих в сентябре выборов.

Напомним:

это первые выборы, кои проходят после событий конца 2013 – начала 2014.

Именно тогда произошло не токмо то, что мы ёмко именуем – Крым-Наш. Конец 2013 – начало 2014 –время, когда отношения России и глобального Запада – испортились навсегда.

Но именно тогда Запад и попытался взять курс на то, чтобы наконец избавиться от России, от этого жуткого исторического плеоназма.

Нет, они и были всегда такими, что Спаси Господь!

Не будем ни повторяться, ни углубляться: читателю след обратиться к трудам великих: к «Дневнику писателя» Достоевского и «России и Европе» Данилевского.

А то и вспомнить строки самого глубокого русского мыслителя вообще, строки Хомякова: «Друзей у нашей Руси нет…».

Когда русские политические умы сегодня – от Сергея Михеева до Владимира Жириновского – возмущаются словесами Мадлен Олбрайт о Сибири – у меня сие вызывает недоумение: и это еще слабо сказано.

Да, Маржена Кувелова, чешская еврейка, которую лишь наступление Конева спасло от смерти в совсем юном возрасте, заявляет-де: «Сибирь – слишком большой и вкусный кусок, дабы достаться одной России».

Вывод прост: Россия должна сим шматом поделиться…

А того лучше: отнять у России Сибирь – и съесть самим.

Собственно, претворением в жизнь сей нехитрой концепции и занимался Ходорковский…

Однако это все неслучайно: что винить Олбрайт, если британский премьер эпохи I Мировой Ллойд-Джордж, человек куда более значимый, нежели миссис Мадлен, нес такую же чушь – сто лет назад.

Ллойд-Джордж в парламенте называл Российскую империю, империю Николая II – гигантским историческим плеоназмом.
Ллойд-Джордж на ясном глазу твердил, что нормальному человеческому глазу даже трудно глядеть на Россию на глобусе: настолько она немыслимо велика.

У английского премьера не хватило ума обратиться в Британское Географическое Общество: там бы Ллойд-Джорджу разъяснили, что общая площадь всех пространств Российской империи на 1914-й (начало I Мировой войны) была меньше чем общая площадь всех земель Британской империи («Правь, Британия, морями»).

Так чтож тогда плеоназм?

Россия эпохи Николая II – или империя Британская времен первых преемников королевы Виктории?

Возможно, Тереза Мэй, дальняя преемница Ллойд-Джорджа, мало знает о своем великом предшественнике.

Убежден, что и Дональд Трамп, и Хиллари Клинтон – вообще о Ллойд-Джордже и слыхать не слыхивали.

 

Последний шанс Запада

Однако политика и Мэй, и Хиллари, и даже Трампа – будет направлена (должна быть направлена!) на конечную ликвидацию России: во всяком случае, как сколь-нибудь существенного игрока.

Когда Россия стала бурно прогрессировать в первое десятилетие ХХ века (при Сергее Юльевиче Витте и Петре Аркадьевиче Столыпине), Запад устроил русским – три революции подряд.

А в конце того же столетия, Запад упустил момент дожать Россию окончательно: помните, разворот Примакова над океаном…

Нынешние выборы очень важны еще и потому, что подводят итоги двухгодичного нажима Запада, да что нажима – беспрецедентного натиска – на русских как суперэтнос.

Логика всех сих мыслителей – от Обамы до Меркель – проста как колумбово яйцо.

Мы (Запад) вводим санкции, и снова санкции, и опять санкции, и снова санкции – обрушиваем жизненный уровень русских: на первый план выходят старые проверенные агенты наши – Ходорковские, Каспаровы, Гозманы etc, etc…

Путин – в Гааге, патриотические силы задавлены: если надо – жесткой силой, как в октябре 1993.

А русский народ скачет по площадям, как увеличенная модификация свiдомого украiнства…

Не зря русофобы так всегда восхищаются действительно ритмичными, революционными (?!) строками Павло Тычины, написанными в 1918.

«На майданi коло церкви

Революция iде.

— Хай чабан! Уси гукнули

За отАмана буде!».

Этими стихами гордятся сегодня в Киеве – дескать, предсказал Тычина Майдан.

Предсказал…

Но переводчик перепугался, и перевел более э-э-э… умеренно:

«На майдане возле церкви

Революция идет.

Где чабан? – толпа взметнулась

Пусть повстанцев поведет».

Почувствовал переводчик угрозу: пусть повстанцев поведет…

Ведь ежели атаманом является чабан, то те, коих ведет чабан – соответственно, стадо…

Так вот, в России все эти «хто не скаче» – не прошли.

Напротив, вся политологическая мировая наука – уж два года, как в шоке.

Уровень жизни населения снижается, сложностей в России и вообще – прибавилось непомерно, но на рейтинге президента Владимира Путина это никак не сказывается!

Как это объяснить: с позиций западной, протестантской логики – никак и не объяснить.

Если откровенно: идеология нынешнего Запада вообще отрицает всяческий патриотизм, все прочие высокие чувства.

«Где хорошо, там и Родина!» – это Жан Кальвин!

Мощь идеи – любой! – определяется качеством ее адептов: а качество адептов – это их готовность умереть за эту идею.

Можно представить китайцев, умирающих за тысячелетнюю Поднебесную, русских, отдающих жизнь за могущество Русского Мира.

Шахидов-суннитов мы и так видим – повседневно.

Но я не могу представить американца, немца, испанца, героически отдающего свою жизнь… за сакрализацию однополых браков.

 

Расклад сил

Не умирают люди за журналишко «Шарли Эбдо»!

А потому сегодняшние выборы приобретают характер опосредованного вотума доверия лично Путину.

Не забудем, весь спектр партий, зарегистрированных для участия в этих выборах, сходу легко делится надвое.

На тех, кто находится в пропутинском лагере, и тех, кто против Путина.

И здесь оселком является вопрос о Крыме.

Крым-Наш – это на сегодня знамя колоссальной власти и авторитета Путина.

И потому все те, кто хочет всерьез пройти в 7-ую Думу и занять там должное количество мест, попросту вынуждены поддерживать Путина и идею Крым-Наш.

Все прочее воспринимается русским избирателем даже не как пятая колонна, а как нечто совершенно чуждое, и Бог весть как вообще попавшее на думские выборы.

Изумляющимся тому, что ПАРНАС и «Яблоко» идут встык с тем, что великий Томас Карлейль именовал the mainstream of the public opinion, скажем так: основное русло общественного мнения – однозначно пропутинское, но т.н. креативный класс на это не обращает никакого внимания.

«Яблоку» и ПАРНАСУ и не нужны голоса российских избирателей.

У таких певцов, как Касьянов, Явлинский и Слобунова – ценители их музыкального дарования далёко на Западе.

А вот всем прочим партиям – биться за голоса внутри русской державы.

И все эти партии – назовем их пропутинскими – четко и ясно делятся на два сегмента.

Первый (см. предыдущую мою статью по сему поводу) – составляют партии, ныне не представленные в Думе.

Средь них можно выделить бурно прогрессирующую партию РОСТа (Титова); бывшую партию брата и сестры Прохоровых, перешедшую без оных на пропутинские позиции;

и, главное, резко поднимающуюся государственническую «Родину», усилившуюся за счет бесконечно популярных медийно Романа Бабаяна и полковников Семена Багдасарова и Игоря Коротченко.

Обо всех этих сюжетах – подробнее еще потолкуем.

А вот важнейший сегмент пропутинских сил – это те четыре партии, которые находятся уже внутри Государственной Думы.

И находятся там давно.

Оказывается, подлинно профессиональные политологи (канон такой!) должны избегать прогнозов.

Я – вообще не политолог, а потому и прогнозов не боюсь.

Совершенно ясно, что в русский парламент легко пройдут первой тройкой (и именно в таком порядке) «Единая Россия» (председатель Дмитрий Медведев, далее поминаем ее как ЕР), КПРФ (предс. Геннадий Зюганов) и ЛДПР (предс. Владимир Жириновский).

Более того, не сомневаюсь, что в парламент пройдут и т.н. эсеры (СР, «Справедливая Россия»).

Об их шансах в России толкуют с неким пренебрежением, но партия Миронова всегда ставит в тупик незадачливых Калхасов.

Так пройзойдет и на сей раз.

 

ЕР: Шансы правящей партии

Говоря о Единой России – ЕР, нельзя обойтись без хотя бы самых общих сведений по истории этой партии.

Единая Россия была создана 1 декабря 2001 года, и создана как партия поддержки президента России Владимира Путина: только еще разворачивалась первая путинская каденция.

ЕР – триумфатор аж трех выборных гонок.

Причем, если в 2003 и 2011 единороссы победили, получив простое парламентское большинство, то в 2007 триумф был прямо-таки тотальным.

На выборах в Государственную Думу в том году единороссы добились абсолютной победы, получив конституционное большинство.

Сие означало, что партия может – не обращая внимание на партнеров по Думе – вносить изменения в действующую Конституцию Российской Федерации.

Сегодня такая проблема перед ЕР не стоит.

То что «Единая Россия» победит – несомненно, а вот будет ли победа по очкам или нокаутом, на данный момент – и не суть важно.

Впрочем, раз уж взялись мы за прогнозы, то предскажу, что победа ЕР будет относительной – не абсолютной.

Да тут и не прогнозы, а просто элементарный здравый смысл: слишком велик распыл сил, вряд ли единороссы заберут подавляющее большинство на этих выборах.

Да и русские политологи, как не крути, профессионалы, предсказывают, что в Думу на сей раз пройдут аж семь партий.

Как они пройдут, ежели «Единая Россия» наберет абсолютное большинство?

 

Легенда о ЕР как об аналоге КПСС

Очень модно сегодня говорить о «Единой России» как о партии во многом уникальной, чуть ли не феномене русской общественной жизни.

С другой стороны, немало и таких, для коих ЕР – это некое абсолютное зло, нечто жутковатое, какой-то Мордор.

По мне, так и то, и другое – чушь.

Давайте искренно: понятно, что все эти толки про Мордор – это для внутреннего пользования.

Но, видимо, полагают, что русские люди – пальцем деланные.

Идет программа вышепомянутого Бабаяна, и Леонид Гозман на ясном глазу возмущается тем, что лишен (как представитель оппозиции) доступа в СМИ.

Один из лидеров ЕР, г-н Железняк, возмущен: общеизвестно, что Гозман появляется на экранах куда чаще, чем он, Железняк.

А ведь Железняк еще и заместитель Нарышкина, зам. Председателя Гос. Думы.

Гозман включает отступ, и говорит, что речь-де о государственных лишь СМИ.

И тут происходит – неслыханное.

Подготовившийся Бабаян с бумагами в руках доказывает, что в 2016 Гозман бывал на основных, по крайних мере, гостелеканалах, куда чаще, чем все прочие присутствующие – вместе взятые.

Вот таковой зажим демократии!

Но российская оппозиция продолжает твердить, что по части репрессий и угнетения – ЕР попросту новое издание КПСС.

Спешу согласиться с Нарышкиным: репрессивный аппарат ЕР какой-то вялый.

Странно прозвучит даже для наших читателей, но ежели внимательно приглядеться, то ни в одной нам ведомой стране нет такой свободы крыть почем зря лидера, как в России.

И это при том, что Путин пользуется поддержкой абсолютного большинства населения страны.

И сие – несомненно!

Да и сравнения с КПСС по мне – притянуты за уши.

О чем речь вообще?

О дореволюционной РСДРП, созданной в 1898 году?

Так ее двадцать лет лихорадило да колотило: единой партии не было.

Я одних разновидностей меньшевиков могу припомнить – с десяток.

Вот большевистская партия, которая правила меж Октябрем 1917 и началом Великой Отечественной – та партия была!

И была реально партией – от латинского pars – часть.

Большевики и представляли часть оного общества, это была партия диктатуры пролетариата.

Лишь после войны уставший и тяжко уже больной Сталин пошел на реформирование партии, создав КПСС – партию, которая представляла типа весь народ.

А на деле никого и не представляла.

Кончилось все логично: у власти, так сказать, в рабочей партии оказались люди – которые отродясь на производстве не работали!

Горбачев, Яковлев, Шеварднадзе…

И ведь это было заметно.

Нет, уж если в чем-то ЕР и напоминает позднюю КПСС (и только позднюю КПСС! – Я.Т.), то лишь своей многотерпеливостью по отношению к откровенным врагам.

Да, пожалуй, еще размытостью социальной базы, в результате чего в «Единой России» – огромное количество людей случайных.

Впрочем, так и бывает, ежели партия создана, дабы побеждать на выборах, как Dream Team рождена, чтобы выигрывать Олимпийские турниры по баскетболу.

 

Две особенности феномена ЕР

Вы столкнетесь с подобными рассуждениями.

И чем ближе к выборам в России, тем более.

Нам объясняют, что «Единая Россия» — это некий феномен, причем – дважды!

И, главное, партия-де откровенно путинская, а сам Путин нигде не фигурирует: и таково длится уж пятнадцать лет.

«Πρωτ’ άκουστο!» – возопили бы греческие спортивные комментаторы.

Неслыханно!

А что, собственно, так уж неслыханно?

Я подобных примеров немало могу привести.

Вот в Аргентине десятилетиями правила партия генерала Перона – партия Справедливости (Хустисиалистская партия).

Члены этой партии так и называли себя – перонистами, но ни сам генерал, ни его вторая жена – президент Аргентины Мария Эстела Мартинес де Перон, ни первая – знаменитейшая Эвита – никогда не возглавляли хустисиалистов.

А перонистская партия есть и сегодня…

Еще более яркий пример – Шарль де Голль!

У генерала в бытность его президентом 5-ой Республики (1958-70) была партия, откровенно его поддерживавшая: члены ее так и называли себя – голлистами.

Партия меняла название: ОПР – Объединение в поддержку Республики, СФД – Союз за французскую демократию…

Партия голлистов сейчас вновь готовится к президентским выборам: в Елисейский Дворец рвется ее лидер и кандидат в Президенты – Николя Саркози.

А старый упертый генерал за двенадцать лет ни разу не присутствовал ни на одном мероприятии своей партии.

Генерал полагал себя – и справедливо – президентом всех французов.

Так вот, суммируя, генералы Перон и де Голль были скрытыми (латентными) лидерами своих партий: как и Путин в ЕР.

А то, что главой партии официально является Д.А. Медведев – так это дело десятое…

 

В заключение – о рейтингах

И, наконец, последнее.

Умы легкие нашли, к чему придраться: чем объяснить-де несоответствие рейтинга Путина – рейтингу самой «Единой России».

Тоже мне, бином Ньютона!

Просто есть политики, кои популярны куда более своей партии (пример – В.В. Жириновский).

И есть политики, кои куда менее популярны, нежели возглавляемые ими партии: пример – КПРФ и Г.А. Зюганов.

Просто Путин куда более популярен, нежели партия, с коей его отождествляют.

А разве Вы еще не уловили, что на предстоящих в США выборах борются, с одной стороны, мощнейшая машина Демократической партии, поддерживающая Хиллари, а с другой – одинокий волк Дон Трамп, коему его собственная партия готова ножку подставить.

С другой стороны, и судьба у партий – она разная.

Понятно, что КПРФ – ничего не угрожает: старая партия с традициями, с некоей внятной идеологией, она прекрасно выживет и без Геннадия Андреевича.

А вот для ЛДПР уход Владимира Вольфовича будет означать – конец.

Как ни крути – партия вождистская.

Сейчас русские журналисты разных лагерей – от «Завтра» и до «Эха Москвы» – на полном серьезе обсуждают вопрос о том, что-де будет с «Единой Россией» – без Путина.

Ответ, как по мне – простой: что будет, то и будет.

Другим бы им вопросом задаться: тем, который задавал за месяц до смерти (полтора года назад) иркутский литератор: «А что будет с самой Россией без Путина?».

Но для этого надо обладать русскостью чувств Валентина Григорьевича Распутина…