Не сдавшаяся Москва

75 лет тому назад – 19 октября 1941 – у Сталина состоялось знаменитое совещание ГКО (Государственного Комитета Обороны)

Публикация культового издания «DIE WELT» от 6 октября сего года произвела ошеломляющее впечатление даже за пределами самой Германии.

В своей статье «Гитлер бросил слабую армию на Москву вопреки здравому смыслу» выдающийся немецкий историк Бертхольд Зеевальд постулировал следующее:
1. Немецкая армия была крайне ослаблена за 3,5 месяца упорнейших боев с русскими, и к наступлению явно не готова.
2. Немецкий генералитет, и прежде всего самый генерал-фельдмаршал фон Браухич, руководивший штурмом Москвы, фюрера о сей неготовности загодя предупреждали.
3. а, стало быть, и полную ответственность за провал немцев под Москвой несет рейхс-президент и рейхсканцлер Германии Адольф Гитлер.

Катастрофа 14-18 октября
Собственно, ничего шибко нового Бертхольд Зеевальд не сказал. Кристиан Хартманн давно уж говорил, что до немецкого наступления на Москву, т.н. операции «Тайфун».
«Тайфун», операция, которую начал воплощать в жизнь с 02.10.1941г. фон Браухич: «Вопреки здравому смыслу, обессилевшие части нашего Вермахта, были брошены в наступление на русские позиции под Москвой, в наступление, на которое все еще оставалась надежда, как на последнее и решающее».
Как видим, терминология одна и та же у немцев бытует; кочует, так сказать, из работы в работу, от Хартманна к Зеевальду…
Наступление Немца первые десять дней развивалось настолько успешно, что уже к 14 октября нашими был утрачен по сути контроль над Москвой.
Во-первых, по внешнему контуру:
«Уже послы живут в тылу глубоком
Уже в Москве наркомов не видать
И Панцирные армии фон Бока
На Химки продолжают наступать».
Внутри же огромного мегаполиса с 14 по 18 октября вообще творилось черт знает что! Шайки бандитов, а то и специально засланных фон Браухичем диверсантов, бесчинствовали в Москве, грабили винные склады, магазины, особенно – аптеки. Прямо во дворах сбивали обручи с бочек с фруктовым повидлом. По центру летали листы из разодранных собраний сочинений Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина…
Да что там! 17-18 октября многие, уверившись, что город явно сдадут, толпами хлынули из Москвы, подальше от наступавших немцев. А ведь были и такие, что двинулись встречать фон Браухича – тому немало свидетельств.
Словом, полнейшее безвластие и предчувствие катастрофы.

Совещание ГКО в кабинете Сталина
19 октября наступает перелом – прежде всего наверху, в высших эшелонах власти СССР.
Состоялось знаменитое совещание ГКО (Государственного Комитета Обороны) – у Сталина. Проходило оно несколько странно: просто в кабинет к Сталину (глава ГКО) пришли Молотов (зам. Пред. ГКО) и все три члена ГКО – Ворошилов, Берия и Маленков.
Может быть, я излишне примитизирую, но ребята в этот момент думали, несомненно, и о себе. Раз Москву сдадут, то надо ведь успеть уехать.
«Когда же сам уедет из столицы
Но как спросить об этом самого?».
Историю сию одинаково рассказали и все четверо участников, и Поскребышев. А Феликс Чуев ее поведал со слов Молотова, спросившего: «Когда отправить полк охраны Вашей на Куйбышев? Состав уже готов».
После этого наступила знаменитая сцена молчания Сталина. Вождь полчаса набивал трубку разломанными папиросами «Герцеговина Флор», потом, не глядя на пришедших, запыхтел… И лишь затем:
«Дрожали стекла в грохоте воздушном
Сверкало в Александровском Саду…
Сказал спокойно – Если будет нужно
Я этот полк в атаку поведу».

Наведение порядка в Москве
Бертхольд Зеевельд отмечает, изумленный: «В течение буквально двух суток карательным органам Сталина удалось преодолеть панику и установить внутри Москвы строжайший порядок».
И в публикации «Die Welt» – душераздирающий вопрос: «Как же-де у Сталина это получилось?!».
Тоже мне, бином Ньютона… Да очень просто получилось!
Во-первых, в город вошли очень надежные части, снятые с ближних участков фронта.
Во-вторых, Берия одномоментно не только усилил, но и подтянул московскую милицию.
В третьих, и войскам, и милиции, Сталиным было дано право ничем не ограниченного внесудебного разбирательства.
Поясню – расстрел на месте по приказу командира спецпатруля. И все у русских внутри Москвы пошло, как по маслу. Об этом мало говорят, но это факт!
А, впрочем… Помните, был такой советский телесериал «Рожденная Революцией» с Жариковым в роли комиссара милиции. Так вот, там, в одной из серий герой Жарикова (еще – полковник милиции) ходит с целым спецподразделением по всяким закоулкам Центра: по приказу Жарикова расстреливают мародеров, паникеров, наконец, прямых диверсантов… Потом эту серию долго не показывали – неполиткорректно, что ли?
Но самое любопытное в ином. Уже когда немцев в январе-феврале 1942 изрядно от Москвы отогнали, поначалу в ГКО решили и спецпатрулирование отменить. А что? Немца ведь и в помине нет… И тогда прямо в Приемную к Щербакову стали пробиваться толпы граждан, требовавших сохранения КРУГЛОСУТОЧНОГО! спецпатрулирования Москвы.
Щербаков был вынужден доложить Сталину, и тот спецрежим сохранил. Лишь в 1944-м спецпатрулирование поэтапно начали отменять, хотя во время проведения первых матчей на Кубок СССР 1944-го оно еще было.
Гитлер у Сталина учился – тоже ввел спецпатрулирование Берлина в марте 1945-го.

Пропаганда лжи
Немцы еще не до конца понимали, что происходит. А что, собственно? Ведь и в ноябре немецкие части прорывались в пределы нынешней Москвы! А в октябре…
13 октября «Фёлькишер Беобахтер» – газета НСДАП! – на полном серьезе писала о том, что русские сдаются в плен частям фон Браухича и фон Бока уже полностью боеукомплектованными полноценными дивизиями.
«Фёлькишер Беобахтер» лгала… Нет, сдавались, конечно, сдавались… И даже не дивизиями – цельными армиями! Но не в октябре 1941-го. И не под Москвой.
А 19 октября – как раз в тот самый день, когда Сталин уже решился – «Дойче Вохеншау» целый день бомбит немцев официальными сообщениями о том, что Москва взята! Об этом – повторюсь – официально – говорят главы Великого Германского (он же – Прусский) Генштаба – фон Кейтель и фон Йодль. А уж коль раз преемники обоих Мольтке так нагло врут, то дипломатам и САмый Господь велел!
И рейхсминистр иностранных дел III Рейха Йоахим фон Риббентроп, ничтоже сумняшеся, заявляет по «Дойче Вохеншау»: Сталин-де запрсил у фюрера перемирия!
А все-таки не зря писал фон Гальдер в своем «Военном Дневнике», что в Рейхсканцелярии после 8 июля 1941 кремлевских вождей – боялись. Обратите внимание: Сталин у Гитлера вроде как просит, но не мира! Всего лишь перемирия. Немцы уж не наглели даже во лжи; сделаем зарубку на память.
Наш Бертхольд Зееволд всё винит Гитлера: дескать, ложь в СМИ немецких развернул. Гитлер развернул? И только он? Собственноручно и самолично?
А что до перелома в войне, что по мнению Зееволда, Хартманна и прочих (по блестящему выражению Великой Царицы – «обоего полу НЕмцов») произошел ровно 75 лет тому, 19 октября 1941г., то это еще был не вполне себе перелом. Это была еще не весна – это была первая ласточка – предвестница подлинной ВЕСНЫ, что в 1942 началась пред Рождеством почти – 5 января.

И о подкреплениях
Последнее, что вызывает уж у меня тихое изумление. Ведь как все просто у Зееволда и прочих немцев: навел Сталин порядок (в смысле – навел шороху!), перестрелял неких – и всё! Перелом под Москвой!
И не ведут немцы вообще речь о подкреплениях. А именно с 19 октября к фон Браухичу и фон Боку стали прибывать цельные армии! идейных нацистов – и большинство из них – Ваффен-SS. Фламандцы, валлоны, вообще чистые французы…
Гитлер на этих головорезов шибко надеялся, но зря. Уже в ноябре их пришлось с фронта московского не то, чтобы убрать, нет, просто перевести в глубокий немецкий тыл.
Командование всех этих лягушатников объяснило потом Гиммлеру и Гейдриху, что, мол, все хорошо, однако боевой дух их частей пал из-за московской холодрыги. Ребята, видимо, полагали, что климат в Москве – чистейший Прованс.
Все эти фламандцы еще пригодятся немцам в качестве карательных частей – они жутко вырезали людей, скажем, на Брянщине. Но вот под Москвой эта публика оплошала.
Второе здесь – именно 19 октября 1941 года в Москву пришли реальные морозы: первые несколько дней снежный покров был нестабилен, но к концу месяца уж плотно лег (это для тех, кои рассказывают сказки, что Гитлера-де победил «Генерал Мороз».
Неправда, к моменту, как выпал первый снег, немцы в преддверии Москвы уж полмесяца стояли!).
А вот еще одна вещь очень важная. И я уверен, что Сталин знал о сем, когда горделиво отвечал Молотову 19 октября (см. выше). Именно в этот день, 19 октября и где-то до 7-го ноября начали прибывать и под Москву и в самоЕ Москву свежие, вообще нетронутые, сибирские армии. Армии! А средь них – егерские дивизии. Они и спасут Москву!
А еще через год с небольшим (ноябрь 1942) такие же части – только уже новые – прибудут под Сталинград. Спавшие прямо в сталинградском сероватом снегу в девственно-белых полушубках. Сибиряки… Именно они под командованием будущего маршала Василия Чуйкова снесут фон Паулюса и фон Манштейна – и снова спасут. На сей раз Сталинград…