Суета вокруг Кипра

Чем может закончиться вся нынешняя активность держав – и сверхдержав – вокруг острова Афродиты?

Значимость проблемы
Вопрос, вынесенный мной в подзаголовок – насущный.
Однако к чему такое внимание к Кипру вообще? Да потому, что Кипр – уникальный узел международных связей; Кипр это своего рода пучок нервных окончаний, увязывающих в одно Африку, Азию и Европу.
Кипр – пусть и не шибко велик – есть одно из геостратегических средоточий планеты. Как Крым, скажем, как Суэц…
Очень важно для всякого значимого мирового игрока контролировать Кипр. Это само собой разумеется… Любопытней, почему именно сейчас так приспичило разобраться с сорокалетней проблемой?

Из истории Кипра
Новейшая история Кипра начинается в 1878 году. После трехсот лет оттоманского господства, остров Афродиты перешел под контроль англичан.
Султан Абдул-Хамид II был вынужден в соответствии с условиями Берлинского Конгресса (4 июня 1878г.) передать Кипр британской администрации.
Впрочем, суверенитет над Кипром Абдул-Хамид II сохранял: англичане должны были выплачивать ему ежегодно 92.000 фунтов стерлингов. Удача такая свалилась британцам в руки, поскольку они смогли воспользоваться плодами побед русского оружия (Черняев, Скобелев, Гурко) над Турком (1876-78), и, запугав Александра II, подменить выгодные для русских условия Сан-Стефанского мира – кондициями Берлинского Конгресса.
Впрочем, скажем правду, никаких 92.000 фунтов стерлингов англичане ни разу и не выплатили. Деньги пошли в зачет каких-то старых долгов Блистательной Порты.
А в 1914 году, когда турки ввязались в I Мировую войну на стороне немцев, Лондон попросту аннексировал Кипр.
В 1920 году сами турки признали законность сей аннексии (см. Севрский договор).
И лишь в 1960 году английская королева Елизавета II даровала острову независимость.
Раскол
Кипр стал независимым двухобщинным государством, кое возглавили президент – православный архиепископ Макариос, и вице-президент, турок Рауф Денкташ.
Впрочем, если поначалу даже и турки-киприоты в какой-то степени поддерживали идею ЭНОЗИСа (объединения с Элладой), то уже с 1964 году отношения меж двумя общинами крайне обострились.
Интересы греков-киприотов отстаивала группировка ЕОКА (позднее – ЕОКА-2) во главе с Гривасом-Дигени, непоколебимо стоявшая за Энозис. А после событий 1974г. власть предержащие в мире нашли повод подвергнуть критике (и шантажу!) обе стороны. И Афины, и Анкару.
Греков третировали за то, что-де президент Эллады Федон Гизикис и его правительство целиком и полностью поддержали т.н. «переворот Самсона», в ходе которого был лишен власти архиепископ Макариос.
Турки же, по мнению глобального Запада, создали незаконное и никем не признанное государство – ТРСК (Турецкая Республика Северного Кипра). Тем самым-де и турки нарушили множество резолюций ООН.
Позиция Запада выгодна: и греки виновны, и турки… Можно как угодно оными манипулировать, и, соответственно, стричь купоны.

Заинтересованность сверхдержав
Сегодня мировые СМИ – и прежде всего греческие ММЕ – в один голос твердят, что предновогодние треволнения, что до Кипра, связаны с позицией сверхдержав (υπερδυνάμεων). Это, дескать, сверхдержавы, провоцируют всю активность вокруг острова Афродиты.
Встает, однако, вопрос: а кого в мире, в частности, в Элладе, и вообще почитают за сверхдержавы? КНР? Но китайцы сейчас как бы даже зациклились на проникновении в Африку; плюс проблема Тайваня и островов Пэнхуледао.
Русские: после того, как не сложилось с военной базой на греческом Кипре (не забудем, у британцев на Кипре – аж две базы), как-то утратили интерес – геополитический – к Кипру. По крайней мере, об этом толкует нынешний президент Кипра Никос Анастасиадис. Почему мы должны ему не верить?
Наконец, у США сейчас вообще переходный период: что им все эти кипрские приключения…
Таким образом, как мы можем убедиться, трем сегодняшним реальным сверхдержавам не до Кипра, и не США, РФ и КНР повинны в той суете, в которую сегодня погружены Анастасиадис и Акынджи.
Другое дело, ежели мировые СМИ полагают своего рода сверхдержавой ЕВРОСОЮЗ! Вот Брюссельская камарилья, она-то как раз и заинтересована в том, чтобы как-то разрубить гордиев узел внутрикипрских и даже меж-кипрских противоречий.
Но тут не соглашусь… Признать Евросоюз сверхдержавой – это, Господа хорошие, уж допуск чрезмерный!

Позиция Эллады и Турции
Самое удивительное, что, казалось бы, самые непосредственные участники сей сметы – греки, турки, греки-киприоты и турки-киприоты – тоже на удивление пассивны; ну, может быть, несколько более запутана позиция Никоса Анастасиадиса…
Все логично: у Алексиса Ципраса, главы греческого правительства, забот хватает – и даже его внутренние позиции недостаточно прочны. Самое удивительное: то жe самое относится и к президенту Турции Реджепу Тайипу Эрдогану!
А не разобравшись внутри, не следует активно действовать вовне. По крайней мере, так нас учит «гениальный германский министр», по словам Н.Я.Данилевского. Речь, естественно, о канцлере Отто фон Бисмарке.
Есть еще и такой психологический нюанс; история με το Κυπριακό – давняя, и лидерам, что Греции, что Турции уже порядком поднадоела… Не случайно лет сорок тому Константинос Караманлис-дядя убеждал нас, что Кипр-де далеко… Η Κύπρος είναι μακριά…
Может быть, Алексис Ципрас и Реджеп Тайип Эрдоган попросту смирились уже с существующим status-quo? И не верят в возможность разрешения кипрской проблемы вообще…

Анастасиадис и Акынджы
Подобной роскоши не могут себе позволить ни греки-киприоты, ни турки-киприоты.
Президент ТРСК Акынджы прямо заявляет, что сейчас, в начале 2017 года – последний шанс сохранить – пусть эфемерное – единство Кипра. Акынджы объясняет: турки-киприоты ныне не ощущают себя полноценным государством. ТРСК признана лишь Анкарой. Может, еще и Исламабадом; не могу уразуметь…
Но Акынджы контролирует 40% территории всего Кипра с таким важнейшим городом, как Фамагуста (cтолицей ТРСК является часть Никосии, именуемая турками ЛефкосА).
А вот с населением сложнее: всего в ТРСК – примерно – 300.000 человек. Из оных – 100.000 – т.с., традиционные турки-киприоты. Те самые, чьи деды были некогда готовы поддержать даже и Энозис…
А вот прочие 200.000 – анатолийские туркоманы, по сути – подлинные турки, туркмены. Эти и вообще-то не хотят никакого объединения с греками; даже и конфедеративного…
Поэтому, предупреждает Акынджы, ныне последний шанс! Коль нет, так и никакого единого государства на Кипре больше никогда не будет…
Это-то понятно, неясно другое. Почему позицию Акынджы так искренне и полностью поддерживает Анастасиадис? Зачем президенту Кипра срочно договариваться с турками сегодня, когда Анкара Эрдогана явно ослаблена?
Чего торопиться? Боле сорока лет терпели…

Выводы
Изо всех возможных участников сей большой игры, немедля разрешить кипрскую проблему насущно лишь для ЕС.
Во-первых, снять напряженность внутри самого Евросоюза: ведь греческая часть Кипра – полноценный член ЕС.
Но есть и подспудное. Объединяя сегодня Северный Кипр и греческую его часть, лидеры ЕС убивают двух зайцев: снимают напряженность, что до самой Турции, и одновременно – пусть частично – но решают навязшую в зубах проблему беженцев.
Непонятно иное. К чему такой энтузиазм со стороны нынешнего президента Кипра?