Разные ипостаси победы Эммануэля Макрона

«Футбол – это такая игра, в которую играют двадцать два человека, судят трое –
но, в конце концов, всегда побеждают немцы».

(Гарри Линекер, дважды лучший бомбардир чемпионатов мира).

Чуда не произошло
Во втором туре президентских выборов во Франции, прошедшем в воскресенье, 7 мая, победил 39-летний Эммануэль Макрон, ярко выраженный центрист.
Макрон – лидер т.н. движения «Вперед», сторонник евроинтеграции и противник смягчения санкций против путинской России – под лозунгом «Ensamble, la France!».
Впрочем, и оппонент Макрона, лидер Национального Фронта Марин Ле Пен – явно антисистемный кандидат справа, противница евроинтеграции и сторонница добрых отношений с Путиным, получила более трети голосов французов (а это переваливает за 10 миллионов голосов избирателей).

Финансовая олигархия
Вся президентская кампания 2017 года проходила под чрезвычайно жесткими лозунгами борьбы с местным и международным олигархатом, который и довел Францию до нынешнего кризиса, возможно, тягчайшего за всю истории Пятой Республики (1958-2017).
Дело дошло до того, что люди причастные к политике разгула финансовой олигархии последней каденции (2012-17), попросту завалились на сих выборах – Мануэль Вальс, Бенуа Амон… Даже экс-президента Николя Саркози немного как-то за уши притянули — и тоже завалили!
Я уж не говорю о Франсуа Олланде! Никогда не было в истории Пятой Республики такого, чтобы действующий президент вообще не сунулся на перевыборы.
Уже в первом туре стало ясно, что очень сильны антисистемные кандидаты, жестко и принципиально выступающие именно против финансовой олигархии.
Марин Ле Пен + Жан-Люк Меланшон + еще несколько ультра слева – заработали в первом туре в сумме аж 48% голосов. Плюс еще 20% Фийона!
Всеобщее ликование! Страшнейший удар по мировому капиталу, по финансовой олигархии! Страшнейший, вот именно… А в итоге пришел откровенный протеже наиболее агрессивных элементов мирового финансового капитала, т.н. «французских» Ротшильдов.
Пикантно говорили и об ограничении, некоем оттеснении за бордюр еврейских банкиров во Франции. В результате в Елисейском Дворце поселяется ставленник именно еврейского банковского капитала Эммануэль Макрон.
Как не играй в футбол, в конце концов, победит Национал-майншафт. Или как сказал ближайший советник Марин Ле Пен, Флориан Филиппо: «Победа Эммануэля Макрона есть важнейший успех французской и мировой финансовой олигархии».

Абсентеизм
Анализировать здесь точные итоги выборов – дело неблагодарное.
В среду, когда выйдет этот номер газеты, читатель будет куда лучше осведомлен о состоявшихся выборах, нежели я сейчас.
Да и рассказывать сплетни – не время. Не то, чтобы сплетни – дело уж вовсе пустое! Нет, в них немало ценнейшей информации. Но я-то пока ничего шибко интересного и не знаю.
Поэтому в данной статье, помимо казуса с финансовым олигархатом, поставим еще два акцента: что до роли мигрантов и что до фактора географического.
Когда сегодня нам толкуют, что за Марин Ле Пен проголосовала треть французов – это ложь. И ложь двойная.
С одной стороны, на выборы не явилось более 30% потенциальных избирателей. Так что, реальные результаты, как Марин, так и Макрона, на деле – гораздо ниже.
Почему люди не пришли – с утра о сем сказки слышим: дескать, погода была прохладная… Пасмурная… И что?
На деле, просто-напросто сим 30% французов – не нравится Эммануэль Макрон. Но их никак не устраивает в качестве президента Франции – и Марин Ле Пен.
В любом случае, подобный высочайший уровень абсентеизма (от латин. absens, absentis – отсутствие, отсутствовать – на выборах) французов – это нечто новое в истории Пятой Республики. И сие Эммануэлю Макрону отныне придется учитывать. Кстати, и Марин Ле Пен – тоже.

Фактор миграции
Еще одна ложь: нам все время внушают каналы – и греческие, и русские, и даже украинские – что Марин Ле Пен в итоге поддержала треть французов. Это не так.
Конечно, Марин смогла преодолеть синдром неудачи своего отца в 2002 году. Помните, Жан-Мари Ле Пен тогда вышел во второй тур. Это была сверхсенсация! Но правящий класс Франции сумел консолидировать в поддержку Жака Ширака все, что вообще было возможно – и Жан-Мари завалился во втором туре: 17,7%.
Только что передали, что, дескать, результаты Марин-2017 начинают уходить за 37%(!), а, стало быть, дочь перекрыла отца на 20%. Это ведь очень много.
Но в одном – никакого прогресса. Как за Жан-Мари Ле Пена в 2002 голосовали исключительно этнические французы, так и за его дочь Марин в 2017 – та же история. Против Марин голосовали даже какие-то славянские общины. Это кто?
Против Марин сплошь голосовали чернокожие французы, выходцы из бывших колоний Франции в Африке (а их как надо политкорректно именовать? Афро-французы? – Я.Т.).
Против Марин Ле Пен – и рьяно за Макрона – проголосовала мощнейшая еврейская община Франции. Но – когнитивный диссонанс – в поддержку Макрона выступила и арабо-суннитская община, люто ненавидящая французских евреев – и не скрывающая сего.
В заявлении Главной мечети Парижа говорится: «Победа на прошедших в воскресенье президентских выборах Эммануэля Макрона – есть несомненный символ надежды для всех французских мусульман». О, Господи…

О футболе
А теперь, в связи со всей сей сметой – поговорим о главном, о французском футболе.
В четверг, прямо перед выборами, «Франс Футбол» – а это главная футбольная газета мира! – опубликовала подробнейшую и скандальнейшую статью, посвященную шансам французов выиграть в будущем году московский Mondial. И приложен, и подробно анализируется состав 11 великих, уж выдвинутых Дидье Дешампом.
Случайно? Не думаю…
Во всех французских футбольных успехах иностранцы всегда играли немалую роль.
1958 год, 3 место на первенстве мира в Швеции – блестящая игра поляка Вишневски.
1982 год, 4 место на чемпионате мира в Испании – капитан сборной негр Мариус Трезор.
1986 год, 3 место на первенстве мира в Мексике – лидер команды негр Жан Тигана.
1998 и 2006 года – 1 и 2 места на первенствах мира во Франции и в Германии – 100%(!) лидер французов – бербер Зинеддин Зидан!
Да что там! Наибольшее количество игр за сборную Франции вообще сыграл негр Лилиан Тюррам. Лучший бомбардир в истории Франции – опять-таки негр, Тьерри Анри.
Казалось бы, пора привыкнуть. Но что до состава, выдвинутого только что Дидье Дешампом, то тут и толерантных французов – ожгло. Среди одиннадцати боевых галльских петухов – лишь один этнический француз – вратарь Уго Ллорис.
Ну, плюс поляк Лоран Коссельни (оборона), плюс эльзасский немец Антуан Грийсманн (голеадор). Нет ни арабов, ни берберов…
Прочие восьмеро – негры! И это прямо следует из их негаллицизированных фамилий! Защитники – Баккари Санья, Самуэль Умтити, Бенжамен Менди.
Все хавбеки, весь центр – Поль Погба, Усман Дембелле, Блез Маттьюиди и Тимуэ Баккайоко. И – в паре с Грийсманном – семнадцатилетний форвард «Монако», суперталант – Килиан М’Баппе.
Футбол, мои дорогие, это не некий вид спорта. Есть игры и интереснее, есть в спорте вещи – и красивее. Футбол – это особый фактор сегодняшнего социума.
Уже отреагировали, представляете! Сказали, что Франция, выбравшая Макрона, поддерживает именно такой состав сборной, что до конечной победы в Москве. И это сомнений не вызывает! А вот все те, кто голосовали за Марин Ле Пен – они будут болеть за такую команду Дешампа?

Географический фактор
И последнее: почему-то об этом почти не говорят, а, стало быть, пусть сие будет некий эксклюзив. По крайней мере, льщу себя таковой надеждой.
Еще генерал Шарль де Голль в бытность свою президентом отмечал, что есть четыре совершенно разных Франции:
Восточная Франция, консервативная, умеренная, антирадикальная по сути. Она таковой и при якобинцах даже была.
Западная Франция, куда более радикальная и куда менее католическая (эта Западная Франция в итоге самого де Голля – и свалила).
Париж, который сам по себе целый мир, Париж, который «Праздник, который всегда с тобой» – и который всегда ультрареволюционен.
И, наконец, Алжир.
Почему нынешние французы забыли сей расклад де Голля? Он не утратил своей актуальности. Нет, ну, Алжир, оно ясно – ныне за мЕжами Франции. А вот что до остального….
Макрона выбрал космополитический, почти сплошь либеральный Запад страны! Плюс Париж, который (см. Жан-Луи Кюртиса, Робера Мерля и прочих очень больших французских современных прозаиков), который уж черти когда перестал вообще быть французским! Париж, заселенный сегодня сплошь мигрантами – выходцами с Ближнего Востока и Северной Африки, с омерзением относящимся к католицизму. Отсюда и располагайте.
Запад Франции и ее столица – есть центр влияния глобалистов. Это подтвердил и Жан-Люк Меланшон.
С другой стороны, вокруг Марин Ле Пен пытались сгруппироваться жители крайне недовольного миграцией и утратой французской идентичности Востока Франции.
Подобьем итоги: сжато и ясно.
Западная Франция, т.е. там, где миграционное давление низкое, то бишь та Франция, над коей не каплет, объединяется с Парижем. То есть с городом по сути уже афро-мусульманским.
«Париж – это та Франция, которую уж съели» — пишет русский политолог Егор Холмогоров. И вот этот дуумвират Западной Франции и Парижа сплоченно обрушился на Восточную Францию, поддержавшую Ле Пен. Силы, стоявшие за Эммануэля Макрона, пока перемогли…