Джон Рид, Политбюро и фотопортреты

Кто стоял у руля Октябрьского вооруженного восстания в 1917-м в революционном Петрограде

Столетие Великого Октября, по мнению собственно российских экспертов, не шибко уж и отмечено с точки зрения художественной. Что тут сказать? Посмотрел, наконец, «Матильду» Учителя – никакая! Сейчас и по Первому, и по РТР идут фильмы о Парвусе и Троцком. По мне, еще слабее «Матильды».

Список Джона Рида
Изо всего, что можно хоть и за уши притянуть к теме Великого Октября за последнее время, мне искренне понравился цикл Куликова-Злобина «Красный проект» на ТВЦ. Впрочем, оный и не претендует на звание произведения искусства: «Красный проект» – проект политологический…
Но вот уж в ноябре, непосредственно пред Юбилеем, вышел в Москве комплект из 12 больших фотопортретов – «Вожди Октябрьской Революции». Фотопортреты, знаете, как у нас в школах были портреты русских классиков на стенах.
Двенадцать фотопортретов Вождей Октября размещены в следующем порядке:
Владимир Ильич Ульянов (Ленин).
Григорий Евсеевич Зиновьев (Апфельбаум).
Лев Давидович Троцкий (Бронштейн).
Лев Борисович Каменев (Розенфельд).
Яков Михайлович Свердлов.
Алексей Иванович Рыков.
Николай Иванович Бухарин.
Андрей Сергеевич Бубнов.
Николай Николаевич Крестинский.
Феликс Эдмундович Дзержинский.
Иосиф Виссарионович Сталин (Джугашвили).
Григорий Яковлевич Сокольников (Бриллиант).
По мне, самый подбор двенадцати вождей (тоже мне, апостолы) – сомнителен. Есть фигуры, что до Октября, не меньшие: Коллонтай, например, Карл Радек, да хоть Молотов (Вячеслав Скрябин).
Однако нам объясняют, что двенадцать вождей большевистских распределены в соответствии с той градацией, что дал в «Десяти днях, которые потрясли мир» американский писатель-коммунист Джон Рид. Книга Джона Рида для истории ВОСР – важнейшая, ее очень высоко ценил сам Ленин.

Странности в градации
Однако, как высоко не оценивай «Десять дней, которые потрясли мир», эта книга все же не ЕВАНГЕЛИЕ!
Да, но, разъясняют нам, Джон Рид прекрасно знал ситуацию, мог расставить правильно акценты. Джон Рид вообще был очевидцем событий!
Все это так, очевидцем был: а вот в событиях, происходивших в конце октября 1917 года в Петрограде, вряд ли сколь-нибудь разбирался…
Джон Рид не знал ни слова по-русски: и далее, живя в России, ни черта не выучил. Так что считать его реальным свидетелем попросту глупо.
Он был как Простодушный Вольтера во Франции ХVIII столетия: все слышал, все видел, но очень мало понимал. По сути, ничего. В этом смысле очень глупо полагаться на градацию Джона Рида, она изначально ошибочна.
И что мы имеем в результате: из 12-ти наших героев – трое явно второстепенные герои трагедии большевизма. Крестинский, Бубнов, Сокольников.
Я бы в эту категорию отнес и Дзержинскиго: Феликс Эдмундович, конечно, человек известнейший, но всегда и всюду (и в ВЧК, и в ОГПУ, и в ВСНХ) он был, прежде всего, управленцем-чиновником. Никогда не был особо близок к политической власти. Он и умер лишь кандидатом в члены Политбюро.
Более того, я бы и Бухарина с Рыковым не включал в главные герои Октября.
Бухарин сильно засветился уже в 1918 году во время Брестских событий (лишь с 1924 – член Политбюро).
Рыков же уже в ноябре 1917 года вышел из СНК (с поста наркома внутренних дел), а пост премьера унаследовал лишь в январе 1924, по смерти Ленина.
И даже Свердлов не был вообще политическим лидером Октября: Яков Михайлович в октябре 1917 года – олицетворение репрезентативных, представительских функций.

Троцкий и Сталин
Осталось пятеро: и здесь начинается самое пикантное, точнее, развеселое. Дело ведь не в этих двенадцати фотопортретах, столь популярных ныне в Москве. Дело в методологической ошибке, столь очевидной для любого уровня историка.
Мы полагаем, и уже сто лет(!), Вождями Октября Зиновьева и Каменева. Эти двое, несомненно, фигуры крупнейшие. Но отношение они к Октябрю имеют не то, что опосредованное, но даже и негативное.
С 10 октября (по старому стилю) 1917 года, когда Зиновьев и Каменев на важнейшем тайном совещании ЦК проголосовали против вооруженного восстания, оба они полмесяца боролись против «заговорщиков». И Лев Борисович Каменев в статье в газете Горького «Новая жизнь» назвал этих самых заговорщиков и «опасных бланкистов» поименно: Ленин-Троцкий-Сталин. И в самые дни восстания Зиновьев и Каменев противостояли всем инициативам Троцкого и Сталина, направленным на отъятие власти у режима Керенского. И это – вожди Октября?! И промеж них Троцкий?
Решусь на некое святотатство. По мне, и первое место Ленина в сей градации – сомнительно.
С июля 1917 года Ленин был на нелегальном положении, скрывался сначала в Финляндии (с Зиновьевым), а потом по всей окружности Большого Питера (изменив внешность).
Даже VI съездом Ленин руководил через Сталина. А с упрочением позиций Троцкого в центре (Питере и Москве), реальное руководство подготовкой к Перевороту перешло ко Льву Давидовичу.
Просто, видимо, надобно признать: Октябрь, его наиболее яркую, внешнюю часть, так сказать, фасад событий – создал Троцкий. А вот чисто бумажную, техническую и организационную работу по подготовку Октября полностью взвалил на свои плечи Сталин.
Слава Богу, постепенно все больше историков признают: реальное руководство Октябрем осуществили Лев Давидович Троцкий и Иосиф Виссарионович Сталин. И это уже трудно оспорить. Даже самым мало-объективным историкам…

Три Вождя
А вот сам Владимир Ильич как воспринимал Троцкого и Сталина? Признавал ли Ленин этих двоих, наряду с самим собой, разумеется, наиглавнейшими лидерами Революции и всего Октябрьского процесса? Об этом много спорят, приводят всяческие документы. Я дам аргументацию ассиметричную.
Есть такие мемуары, Павла Дмитриевича Малькова, «Записки Коменданта Московского Кремля».
Сей Мальков собственноручно в 1918 году расстрелял покушавшуюся на Ленина Фанни Каплан. История туманная, но Мальков ее расстрелял, а затем вместе с поэтом Демьяном Бедным (Ефимом Придворовым) сжег труп в какой-то оцинкованной цистерне.
Когда Ленин пришел в себя, то были приняты меры предосторожности в самом Кремле: до того, там шатались все, кому не лень. Теперь же Ленин дозволил входить в его двухкомнатный кабинет в Кремле лишь шести лицам. Они же получили и ключи от ленинских апартаментов. Одно из этих лиц – сам Мальков. Три женщины – Надежда Константиновна Крупская, Мария Ильинична Ульянова и Инесса Арманд. И плюс Троцкий со Сталиным!
Не ближайший друг Зиновьев, не любимец партии Бухарин, не живший в двух шагах Свердлов, и даже не лично очень близкие к Ленину Луначарский и Дзержинский. Троцкий и Сталин. Отсюда и располагайте…
И еще. Многие западные исследователи истории революционного движения подметили: все воистину великие революции имеют двух героев заглавных. Голландская (Вильгельм Оранский и Йоханн ван Олденбарневелт), Английская (Кромвель и Монк), Французская (Робеспьер и Наполеон), даже Китайская (Мао и Чжоу Эньлай).
У Русской Революции таких, актуальных и на сегодня, вождей ТРОЕ: Ленин, Сталин и Троцкий.