На пике пандемии

Резкий рост заболеваемости ставит на повестку дня вопрос о смене тактики в борьбе с коронавирусом

Ежедневные сводки Национальной Организации Здравоохранения (ΕΟΔΥ) не могут не внушать беспокойства: прирост новых случаев заболевания коронавирусом стабилизировался с начала ноября на цифрах выше 5 тысяч в сутки, а 9 ноября был зарегистрирован очередной антирекорд – 8613 случаев. Напомню, что еще пару недель назад антирекорд за все 20 месяцев пандемии не превышал 4 тысячи в день.

Вирус в очередной раз «обхитрил» ученых и специалистов, предсказывавших в конце прошлого года конец пандемии при условии, что будет вакцинировано 70% взрослого населения. Был даже сделан рекламный ролик с условным названием «строим стену иммунитета». Под стеной иммунитета как раз и понимался вышеуказанный процент людей, прошедших вакцинацию.

На сегодняшний день в Греции полностью вакцинировано 6,43 млн человек, что составляет примерно 71% от взрослого населения страны. Хотя после того, как было разрешено вакцинировать детей и подростков 12-17 лет (а во многих странах разрешена вакцинация детей старше 5 лет), принято рассчитывать процент вакцинированных по отношению ко всему населению страны. Таким образом на данный момент полностью вакцинирован 61% греков.

То есть заболеваемость сейчас в 2-3 раза выше, чем она была до начала вакцинации. В чем же дело? Что мы делаем не так? И если что-то идет не так, то почему никто из «ученых и специалистов» не указывает на это и не призывает правительство сменить тактику в борьбе с коварной инфекцией, унесшей уже более 16,5 тысяч жизней.

Сравнительная статистика
Если сравнивать заболеваемость в разных странах Европы, то нельзя не отметить одну странную особенность. При всей схожести протекания эпидемии в каждой стране свои особенности, порой разительные. Лучше всех с эпидемией справились в Финляндии: там переболело всего 160 тысяч человек. Если учесть, что население Финляндии – 5,1 млн – в два раза меньше, чем в Греции, где уже зарегистрировано более 800 тысяч случаев заболевания, то можно сказать, что в Финляндии и эпидемии как таковой нет. Для эпидемии необходимо, что бы в один период времени заболело 5% населения. У финнов за полтора года всего 3%.

Больше всех в Европе коронавирусом переболели чехи (18%) и жители Великобритании (около 15% населения). В этих же странах самая высокая смертность на 1 млн. жителей (в Великобритании 2150 человек, а в Чехии 2900), причем назвать эти две страны неблагополучными в плане здравоохранения никак нельзя.

Чего не скажешь о Румынии, где на сегодня самая высокая ежедневная смертность – около 500 человек. Именно Румынией пугают греков словоохотливые специалисты, многие из которых купаются в свете «прожекторов» СМИ. Не для всех известность и узнаваемость останется благом: пульмонолог Василкакопулос уже ощутил это по полной программе. Теперь ему надо будет доходчиво объяснить, что он делал на деньги одного из главных представителей «большой фармы» – GlaxoSmithCline – в Метеорах.

Что касается сравнительной статистики вакцинаций, то здесь почти все страны Европы показывают приблизительно одинаковые успехи. В целом процент вакцинации колеблется от 60 до 80 процентов от всего населения. Исключение составляют практически все страны Восточной Европы, кроме Чехии и Венгрии. Но если в Польше и Словении вакцинировано более 50% населения, то в Болгарии и Боснии-Герцеговине это показатель меньше 25%.

На другом конце списка европейских стран находятся Мальта с 97%(!) вакцинированных, включая детей старше 5 лет. За ней следуют Португалия (89%) и Испания (82%). Тем не менее, в Португалии с таким же примерно как и Греция населением в 10,3 млн человек ежедневно фиксируются 1100-1300 случаев заболевания. Списать эти цифры на несознательных не вакцинированных граждан не удастся: там их днём с огнём не найдешь. В Португалии привито 99% населения страны старше 12 лет. То есть все, кроме тех, кто не прошел вакцинацию по медицинским показаниям.

Из этого можно сделать два вывода: даже тотальная вакцинация не искореняет вирус, а это означает, что он останется с нами надолго. Чтобы не сказать навсегда. И нам надо научиться жить с ним бок о бок, как и с другими вирусами.

Эффективность вакцин
Еще на заре вакцинации в начале этого года в статье «Война вакцин» я писал, что об эффективности вакцин можно будет судить лишь осенью. Действительно в конце октября стало ясно, что эффективность новых вакцин против коронавируса сильно отличается от классических вакцин, к которым мы все привыкли.

Первой сошла с дистанции вакцина AstraZeneca. Её эффективность по данным австралийских врачей составляла от 50 до 60%, а нашумевшие случаи тромбозов после вакцинации напрочь испортили ее репутацию.

С самого начала вакцинации инфекционисты шёпотом поговаривали, что эффективность mRNA вакцин (Пфайзеровской и Модерна) не идет далее 6-8 месяцев. Но тогда об этом вслух говорить было опасно: медицинские ассоциации в Греции имеют право приостанавливать медицинскую деятельность врача на своё усмотрение. Для этого достаточно простого большинства в дисциплинарном совете ассоциации.

А тем временем Европейская комиссия дозакупила у американской компании «Пфайзер» ещё 1,8 млрд доз вакцины, то есть ровно столько, чтобы хватило, чтобы обеспечить все население Евросоюза 3-й и 4-й дозой вакцины. Ну а потом уже проинформировали население, что спустя шесть месяцев необходимо сделать 3-ю дозу вакцины. В отношении вакцины Johnson & Johnson всё ещё хлеще: повторную вакцинацию надо проходить через четыре месяца, а пожилым и людям с ослабленным иммунитетом вообще через пару месяцев. С января, по всей видимости, власти попросту прекратят признавать сертификаты вакцинации без третьей дозы.

Напрашивается вопрос: а что дальше? Так и будем вакцинироваться каждые полгода? Пока, по логике вещей, так оно и есть. Но опять же говорить об этом публично сегодня – означает лить воду на мельницу вакцинных диссидентов. А правительство с ними борется, как может. И рублем, имеется в виду евро, конечно, и убеждением – посредством смс.

Раскол общества
Одним из побочных явлений такой борьбы с теми, кто не хочет по убеждению, или просто боится, вакцинироваться, стал раскол общества на две части: на тех, кто ратует за обязательную вакцинацию, и на тех, кто против. Причем те, кто против обязательной вакцинации, совсем не обязательно против самой вакцинации как таковой. К таковым относится и автор этой статьи. Объясню почему.

Мы живём в очень непростое время. К экономическому кризису, добавился энергетический, последствия которого до сих пор не ясны даже специалистам. С прошлого года к проблемам добавилась напряженность на внешнем фронте. В страну продолжают пребывать нелегальные мигранты. Что будет с теми, кто уже смог добраться до Греции, или же попросту в ней «застрял» на пути в Европу, абсолютно не ясно. К этому надо добавить геополитическую неопределенность везде. От Турции и Балкан, до будущего устройства самого Евросоюза.

В этих условиях никто не имеет право раскалывать общество. Тем более, что далеко не ясно, насколько мы устранили другие факторы, которые влияют на рост заболеваемости, и, главное, на повышенную смертность. А здесь есть, что обсудить.

Первичная профилактика
Начнем с простых вещей, которые известны не только медикам и работникам сферы здравоохранения, но и тем, кто интересуется своим здоровьем, чуть больше, чем среднестатистический гражданин.
Вакцинация является хоть и специфической, но лишь частью мер по первичной профилактике инфекционных заболеваний. Неспецифические меры такой профилактике включают в себя не только здоровый образ жизни и полноценное питание, но и, самое главное, дистанциирование при контактах с потенциальных разносчиком вируса. Эти меры легко увидеть в любом хорошо организованном торговом учреждении, где нам предлагают соблюдать дистанцию 1,5-2 метра друг от друга.

Именно поэтому на первых этапах пандемии эти меры хорошо себя зарекомендовали. Население было дисциплинировано, соблюдало меры индивидуальной защиты. Но потом пришлось открывать туристический сезон. Открылись бары, бич-бары, тесные таверны, увеселительные ночные заведения – то есть все те места, где соблюсти даже самые элементарные меры защиты, главная из которых соблюдать дистанцию, попросту невозможно.

Так было в 2020-м в июне, когда открылись бары и прочие ночные заведения. К этому моменту заболеваемость в Греции была как в Китае по окончанию вспышки в Ухане – практически нулевая. До 5-10 случае в день, а смертность была ноль. За первые четыре месяца эпидемии – с марта по 30 июня – в стране заболело чуть меньше 2000 человек(!).

Потом пришел август, в октябре началась т.н. вторая волна коронавируса. Затем третья. Но после начала вакцинации, точнее к ее разгару, подоспело открытие нового туристического сезона. И вновь была повторена та же ошибка. На этот раз с наивным представлением, что сертификат защитит его владельца от коронавируса или же от несознательного завсегдатая ночного учреждения. Ночь, как известно, живет по своим законам. Государству тяжело контролировать сферу ночных развлечений. Там суть отсутствие дистанции, близкий контакт. И защитить граждан от вируса сертификат никак не сможет.

Я уверен, если бы тогда, в конце июня 2020-го были услышаны голоса тех членов ΕΟΔΥ, которые выступали против раннего открытия баров и ночных заведений, то и само развитие эпидемии в Греции пошло бы по другому пути. В конце концов надо определиться с тем, какого туриста мы хотим, насколько необходим для образа современного грека бесконечная «ночная жизнь» – символ безмятежной жизни прошлых десятилетий.
Отдельного разговора заслуживает общественный транспорт, в котором соблюдать меры индивидуальной защиты сложно. Министр транспорта Костас Караманлис обещал увеличение количества транспортных средств и частоты рейсов. Но, к примеру метро, этого так и не произошло, а на остальном транспорте как не было контролеров, так их и нет до сих пор. Кто будет проверять тесты, когда билеты толком никто не проверяет.
Этой зимой может сложиться парадоксальная ситуация. Упертые антиваксеры, которых никуда не пускают, останутся дома. Тем самым они пожертвуют ночной жизнью ради гораздо большей для них ценности – свободы выбора. А вот вакцинированные граждане могут, как дети, наслаждаться предоставленной им родным государством свободой – свободой бесконечного потребления. Как результат мы можем иметь рост заболеваемости среди вакцинированных, особенно, если учесть тот факт, что на седьмой месяц защитная сила вакцин резко падает.

А если растёт заболеваемость, будет расти и смертность. Тем более, что амбулаторная (поликлиническая) медицинская помощь в Греции хромала и до коронавируса. Сейчас она почти полностью предоставлена сама себе.

Вторичная профилактика
С самого начала пандемии упор медицинском обслуживании больных коронавирусной инфекцией был сделан на вторичном и третичном уроне медицинской помощи, то есть на госпитализации и на работе реанимационных отделений. Это было и понятно, и необходимо. Надо было спасть человеческие жизни. К тому же на первых порах врачи знали о вирусе совсем немного, был не понятен патогенез осложнений заболевания.
С тех пор утекло много воды. Мы уже хорошо представляем в чем коварность вируса, как вовремя диагностировать осложнения болезни и, самое главное, как от них уберечь больного. Эта задача должна решаться на уроне первичного звена медицинской помощи, того самого, которое было самым слабым, а теперь еще результате неоконченных реформ и неопределенности, попросту для больных ковидом отсутствует. Те, кто переболел ковидом, меня поймут без лишних слов.

Больной предоставлен сам себе. Запуганное население боится ухаживать за больным. Оценка состояния больного или осуществляется телефонистками ΕΟΔΥ по принципу, когда упадет насыщение крови кислородом ниже 94% – приходите, точнее, обращайтесь в больницу. Естественно, многие не выдерживают находиться несколько суток подвешенном состоянии и обращаются в больницы самоходом. Как результат – больницы переполнены, в том числе из-за того, что выполняют не свойственные им функции – оказания амбулаторной медицинской помощи. А уже в многочасовых очередях отходит на второй план качественное медицинское обслуживание. В понедельник 8 ноября врач больницы Папаниколау в Салониках сообщил журналистам, что из 200 человек, ожидавших приёма, 100 так его и не дождались.
Попросту ушли. Как-то так ушел из жизни 39-летний житель Фокиды, 2-х метровый здоровый до ковида мужик. Как-то так не дополучила правильный совет 15-летняя жительницы Фив, ушедшая от диабетической комы.

Что же делать? Больницы-то переполнены.
Надо их разгрузить, организовав специализированную помощь для больных на первичном этапе. Не хватает мощностей? Арендуйте в частном секторе 4-5 диагностических центра под «ковид», чтобы люди могли сдать легко и просто обычные, простые анализы, спасающие порой жизнь. Чтобы их там смотрели врачи, имеющие опыт ведения больных с ковидом. Уже накоплен огромный опыт за рубежом, как предотвратить тяжелые осложнения коронавирусной инфекции, как для этой цели мониторить таких больных.
Эта задача гораздо более сложная, чем открытие центров вакцинации. Но она результативна, она разгрузит стационары, она снизит количество тяжелых случаев болезни, в конце концов, она спасет жизни. Ненужные госпитализации ведут к ятрогенным осложнениям, риск которых растёт по мере перегрузки системы здравоохранения.
О работающей на износ системе здравоохранения не говорит в наши дни разве что лишь ленивый. Но выход из этой безысходности, не предлагает никто. Обуздать пандемию лишь вакцинацией не получиться. Слишком высокую цену придется за это заплатить. Человеческими жизнями, пока будем идти к 99% всеобщей обязательной вакцинации. Глубоким расколом в обществе, пока будем эту обязательную вакцинацию навязывать доброй четверти населения.
А ведь пока бы боремся всеми силами с коронавирусом SARS-Covid-19, может появиться еще один, новый. Никто от этого не застрахован.