Cухумский мастер фотографии

На рубеже XIX и XX веков, когда город Сухум стал интенсивно застраиваться, а его население стремительно увеличивалось, появилась необходимость в открытии новых художественных кабинетов, как в то время назывались фотографические ателье. В те годы, и позднее, в городе работали многочисленные замечательные фотографы, среди которых выделяется своим мастерством Иоаннис Полихронович Евкарпиди.
В ту эпоху труд фотографа считался высококвалифицированным и хорошо оплачивался.
Глядя на фотографии тех лет, нетрудно заметить, что они отличались высоким техническим и художественным качеством. Это достигалось, помимо мастерства и эстетического видения фотографа, тем, что в фотографическом процессе широко применялись соли золота, платины, редких металлов. В тонировании использовались ртутные компоненты, цианиды и урановые растворители, в основном, импортного производства. Поэтому, стоимость фотографий была довольно высока, и далеко не все могли позволить себе эти расходы. Например, фотография размером 9×12 см стоила почти как чайная ложка из серебра.

Паспарту раннего периода со штампом Эфкарпиди

В самом начале ХХ века была усовершенствована техника фотографирования, стоимость снимков несколько снизилась, и фотография стала более доступной. Это наблюдается и по работам фотографа Евкарпиди – здесь и дворяне и простой люд.
Иоаннис Эфкарпидис (Ιωάννης Ευκαρ-πίδης), в русском варианте — Иван Полихронович Евкарпиди, был хорошо известен в городе и являлся одним из выдающихся сухумских фотографов.
Родился он примерно в 1871 году в городе Котиора (Орду) на северо-восточном побережье Малой Азии, в то время Османской империи. Отцом его был Полихрон Эфкарпидис, а матерью – Хриси Папааврамиди. Родители были интеллигентными людьми и постарались дать образование и своим детям.
У Иоанниса было 4 брата и одна сестра: Константин, Георгий, Василий, София, Манолис. В кругу семьи Иоанниса звали Наносом, как это было принято у понтийских греков.
В молодом возрасте он переезжает с матерью и братьями в Сухум, Российской империи, помимо сестры Софии, которая будучи замужем, остается в Орду.
После обучения художественному и фотографическому мастерству он приобретает фотографическое оборудование, официально регистрируется, получает разрешение властей и открывает кабинет.

Паспарту с гербом, реквизитами и наградами фотографа

Как было принято в то время в приличных фотоателье, помимо высококачественного фотоаппарата, он имел специальный агрегат, который, теснением с использованием сусального золота, выжимал на картонке под фотографией фамилию и инициалы фотографа.
В настоящее время сложно установить где именно находилась его первая студия, но достоверно известно, что уже с 1908 года и до конца ее существования, она работала по Колюбакинской улице (позже Романовской), сегодня Проспект Леона.
Мастерская находилась на втором этаже в том же здании, что и гостиница «Ориенталь». Строительство этого обширного строения было завершено в 1908г. и в том же году здесь разместился художественный кабинет И.П.Эфкарпиди.
При входе в здание через арку со стороны улицы Колюбакинская находилась кофейня его брата Константина.
Константин был обучен Иваном фотомастерству и зачастую работал фотографом, в основном, выезжая в деревни, куда сам Нанос ездил по работе редко. Есть немало фотографий, на которых стоит тисненый штамп «Братья Евкарпиди». Но, тем не менее, подавляющее большинство фотографий сделаны самим художником.

VISIT PORTRAIT с изображением племянницы фотографа Марианти Иоакимиди (работа И.Евкарпиди)
Деспина Евкарпиди, жена брата Константина

Именно художником, потому что фотограф Иоаннис Евкарпидис был не просто фотографом; его работы являются высокохудожественными творениями. При взгляде на них невольно примечаешь артистическую расстановку фотографируемых, позы, которые они принимали по велению автора. Интересен сам антураж помещения, необычные кресла, шляпки, богатая одежда, имевшаяся в гардеробе мастерской художника, в которой можно было фотографироваться.
Художник оставил нам богатое наследие лиц жителей Сухума, окрестных сел, а также гостей города. Это люди разных сословий и специальностей: князья, купцы, мещане, крестьяне, и разных национальностей: абхазы, греки, русские, грузины, армяне, эстонцы, персы, немцы, евреи, поляки, турки, лазы, болгары, итальянцы, французы и другие, проживавшие в конце ΧΙΧ-го – и первых десятилетиях ΧΧ-го века в Абхазии и за ее пределами.
Фотографии с его клеймом можно встретить, помимо Сухума, в Афинах, Киеве, Тбилиси, Сочи, Анапе, Краснодаре, Москве, Санкт-Петербурге и многих других городах и селах. Благодаря своему качеству, они и сегодня смотрятся почти как новые. Иван Полихронович заказывал для своих работ паспарту высокого качества.
Вообще, дореволюционные твердые паспарту с реквизитами фотографа на обороте являлись своеобразными визитными карточками фотографических заведений. На них, как правило, находился фирменный рисунок, порой очень красивый, изысканный, содержащий информацию о фотографе и его достижениях, герб фотохудожника, перечисление медалей с выставок, высочайших благодарностях, похвал, местонахождение или точный адрес фотомастерской, неизменные фразы: «увеличение портретов до желаемого размера» или просто «увеличения» и «негативы сохраняются».

Каллиопа Вафиади
Ольга (Азник) Павловна Делянова и Дмитрий Андреевич Орлов

Медали, помещенные на бланках, свидетельствовали о том, где и когда проводились выставки, в которых участвовал владелец фотографического ателье и на каких отличился. А выставки были самые разнообразные – фотографические, всемирные, международные, мануфактурные, политехнические, сельскохозяйственные.
На лицевой стороне паспарту наклеивались сами фотографии, которые, судя по сохранившимся экземплярам, были удивительного, высочайшего качества, отменной резкости, контрастности, с массой оттенков. Такие представительные паспарту были тоже недешевы.
По данным Фотографического календаря на 1891г., к 1890 году для фотографий использовались следующие форматы паспарту: Миньон (самые малые по размеру), Визитный или «Виктория», Стереоскопический, Кабинетный, Променадный, Будуарный, Панель.
Самыми распространенными были форматы: Кабинетный (“Cabinet portrait” и Визитный (“Visit portrait”), что можно наблюдать и у нашего фотографа И.Евкарпиди.
Фотографии формата «Кабинет-портрет» хранились в домашних альбомах или в рамочках. А вот использование визитных (визиток) было гораздо шире. Обычно их дарили на память, а порой они служили даже удостоверениями личности, поскольку содержали фотографию владельца. Достаточно было официальному лицу сделать пометку на этой визитке, и она становилась почти заменой удостоверению личности владельца.
На большинстве паспарту Евкарпиди мы видим музу, держащую герб в виде щита с его инициалами в виде вензеля.
Паспарту рисовали неизвестные художники и печатали в специальных заведениях — литографиях. Подавляющее большинство фотографов в то время заказывали паспарту в литографии Иосифа Покорного в Одессе, который имел литографии и в Киеве, Москве и Либаве (сегодня – г.Лиепая, Латвия).
На паспарту фотографий И.П.Евкарпиди мы видим, что он заказывал их именно у этого поставщика, и обычно в Либаве, либо в Одессе.

Сестра фотографа София Евкарпиди-Иоакимиди
Брат фотографа Манолис Евкарпиди

Фамилия владельца литографии, как было принято, указывалась очень мелким шрифтом на каждом паспарту, что мы видим на оборотной стороне фотографий Евкарпиди в правой нижней их части. Обязательной на всех паспарту того периода времени была фраза «негативы сохраняются» или «негативы хранятся». Спустя некоторое время можно было обратиться в фотоателье и заказать повторную печать сделанной ранее фотографии.
Дополнительный отпечаток с хранящегося в ателье негатива, естественно, было сделать намного дешевле, чем повторять трудоемкий для того времени процесс фотографирования. Поэтому, владельцам фотографий приходилось хранить огромное количество негативов на стеклянных пластинках в течение многих лет. Многие из этих пластинок художественного кабинета И.Евкарпиди сохранились до сих пор в одном из сухумских архивов.

Эвридики Димитриади, Федорос Кипритидис и Элисавет Димитриади

Дореволюционные фотосалоны, вообще, бережно относились к хранению негативов. Это были стеклянные пластины, на которые при фотосъемке проецировалось изображение, а затем изображение проявлялось и фиксировалось.
Фотограф И.П.Евкарпиди принимал участие в многочисленных выставках, проводившихся на территории Российской империи и за ее пределами. Обычно сам автор ездил не на все выставки, а посылал на них свои работы. Его мастерство было не раз высоко оценено.
Так, его работы были отмечены похвальным отзывом Русского фотографического общества в 1896г., золотой медалью «За труды и знание» на Кавказской юбилейной выставке сельского хозяйства и промышленности в Тифлисе в 1901г., серебряной медалью на выставке в Витебске от Витебского фотографического кружка 1903г., бронзовой медалью на фотографической выставке 1903г. в Москве, а также золотой медалью и почетным крестом на Антверпенской выставке в 1906 году в Бельгии.
Помимо обычной фотографии, увеличений фотографий, в ателье Евкарпиди можно было изготовить семи-эмалевые изделия.
Рассматривая фотографии разных лет, можно приметить, что первоначально фотограф писал свою фамилию как «Эфкарпиди», точно в соответствии с греческим произношением этой фамилии, но в дальнейшем, согласно канонам русского языка, где все слова греческого происхождения, начинавшиеся на «ев-», писались через букву «е», а не «э». Далее мы встречаем надписи «Ефкарпиди», а в дальнейшем уже «Евкарпиди». Бросается в глаза и стилизованное написание буквы «о» в его фамилии как греческой омеги.
Благодаря своему труду и таланту, мастер был человеком приличного достатка. Одевался с большим вкусом, по последней моде Парижа и Лондона. Жители города, знавшие фотографа лично, много лет назад поведали мне, что он был похож на английского лорда, прогуливался, держа трость с серебряной ручкой в модном пальто или костюме. Походка была степенная, горделивая.

Паспарту советского времени

В середине 1910-х годов Иоаннис женился на Марии Элевтериади и в их семье родилось трое детей: Димитрий, Савва и Ирина (Нина), которые в последствии переехали в Грецию.
После революции И.П.Евкарпиди продолжает работать, но доходы, естественно, резко падают. Появляются и трудности в получении качественного материала для фотографий.
Можно заметить, что картонки, на которые клеились фотографии, в советское время стали намного проще, почти простой картонкой. Безусловно, новое время не приветствовало буржуазных излишеств.
В первые годы советской власти И.П.Евкарпиди заказывает паспарту в издательстве Донпросснаб.
Не имея хорошего дохода, Ионнис Евкарпиди, в последние годы своей жизни, переезжает в Новороссийск, где проживал его младший брат Манолис. Позже туда перебирается и их престарелая мать.
Недовольный качеством жизни уже с первых лет советской власти, не находя для себя достойного места в обществе, художник находит успокоение в объятиях бога Бахуса, что, в купе с постоянными стрессами, в дальнейшем подрывает его здоровье.
В 1936 году в Новороссийске И.Евкарпиди покинул сей мир, оставив нам богатое художественное наследие, которое и сегодня хранится во многих семейных альбомах, да и не только там, а негативы на стекле – в архивах. Ведь недаром на оборотной стороне фотографий написано: «Негативы сохраняются»…